Спорт-Экспресс в Украине > Другие виды > Зимние > Новости > Энвер АБЛАЕВ: "Если бы Станислава Кравчука не выгнали, у нас могла бы быть медаль еще в Сочи"

Энвер АБЛАЕВ: "Если бы Станислава Кравчука не выгнали, у нас могла бы быть медаль еще в Сочи"

02.03.18, 10:40   Просмотров: 19331933 Комментариев: 8 8

Фото Энвер АБЛАЕВ: "Если бы Станислава Кравчука не выгнали, у нас могла бы быть медаль еще в Сочи"
Энвер Аблаев. Фото: noc-ukr.org
В интервью «СЭ» главный тренер сборной Украины по фристайлу рассказал, почему за год до Олимпиады он едва не написал заявление об увольнении и раскрыл секрет, как им с Александром Абраменко удалось добиться того, что не получалось у их предшественников на протяжении 24 лет.
 
Для 38-летнего Энвера Аблаева из Мукачево, первого украинского фристайлиста - победителя этапа Кубка мира (2005), это была пятая в карьере Олимпиада. В трех он участвовал как спортсмен (12-й в Турине-2006, 22-й - в Солт-Лейк-Сити-2002 и Ванкувере-2010).
 
В Сочи-2014 Аблаев отвечал за подготовку склона (в официальных протоколах его фамилия значится напротив должности chief of course). Но ему всегда хотелось большего, и этого большего он добился уже как тренер на своих пятых Играх в Пхенчхане, которые закончились блестящей победой его подопечного Александра Абраменко. 
 
Беседу мы начали со свежих впечатлений от встречи, которую устроили нашим фристайлистам в аэропорту «Борисполь» после возвращения из Кореи.
 
РЕБЯТА, Я ВАС ВСЕХ ЛЮБЛЮ, НО ЛОПАТУ НЕ ТРОГАЙТЕ!
 
- Много раз наблюдал по телевизору, как встречали олимпийцев после успешных выступлений, - рассказывает Энвер Аблаев, - И всегда по-хорошему им завидовал, тоже хотелось однажды оказаться на их месте. Оправдались ли мои ожидания? Скажу просто, это было круто! Совершенно незнакомые люди подходили к нам и поздравляли, это началось еще в аэропорту в Сеуле.
 
Одним из таких людей оказался капитан корабля, на котором мы летели в Амстердам. Он искренне поздравил Сашу. Дескать, молодец, великолепное выступление! «И вас, говорит, помню!» - обратился он ко мне. (Улыбается). Сашу на его месте в самолете ждал подарок от авиакомпании. А когда мы уже вылетали из Амстердама в Киеве, то стюардесса познакомив пассажиров с техникой безопасности, поприветствовала всю украинскую сборную и торжественно сообщила, что у нас на борту олимпийский чемпион Александр Абраменко. Даже когда мы получали багаж, к нам подходили, чтобы сфотографироваться. В общем, это непередаваемое ощущение, когда твою радость разделяет столько людей. 
 
- А что это за ощущение, когда твой подопечный становится олимпийским чемпионом?
 
- Когда Саша выиграл, я был на седьмом небе от счастья. Но сразу хочу сказать, что победа Абраменко - это не только его и моя заслуга, это заслуга всей нашей команды. Также нужно поблагодарить и родителей, и всех тренеров, которые с ним работали, в частности первого и личного. Это результат работы и Федерации лыжного спорта Украины, и министерства, и НОК. Кто-то сделал больше, кто-то меньше, но в общем в процессе подготовки было задействовано очень много людей. И я горжусь, что оказался тем, кто в итоге довел Абраменко до конца и помог ему подняться на самую высокую ступеньку пьедестала на Олимпиаде. Еще для меня важно было в очередной раз доказать, что нужно привлекать к тренерской работе бывших спортсменов, что наш опыт может быть очень полезен.
 
- Благодаря нашим коллегам-телевизионщикам все узнали, как праздновали победу близкие Абраменко в Николаеве. А как смотрели, болели и радовались его золоту в семье Энвера Аблаева? 
 
- У меня география более обширная. (Улыбается). Конечно же, первой поздравила жена Светлана с нашим маленьким сыном - мои главные и самые любимые болельщики. Звонили из Узбекистана, где я родился, и из Крыма, где сейчас живет моя мама, и из Закарпатья. Мукачево, говорят, вообще звенело. Даже мер поздравил, что очень приятно. Естественно, общались мы с бывшим товарищем по сборной Стасом Кравчуком. Старшие дети звонили, говорили: «Папа, ты такой радостный по телевизору был». (Смеется)
 
- Никогда раньше не наблюдала у вас таких бурных эмоций не после неудач, не после успехов. Это точно был тот же самый Энвер Аблаев, которого болельщики видели в качестве спортсмена на трех Олимпиадах? 
 
- За воспитанников переживаешь больше, нежели за себя, когда сам был спортсменом, потому что это чувство ответственности и долга перед страной и людьми, которые помогали в достижении результата, перед болельщиками, которые смотрят на тебя по телевизору, непосредственно перед самим спортсменом, который доверился тебе несмотря ни на что. И когда, наконец, удается выиграть, думаю, каждый тренер испытывает колоссальные эмоции, просто кто-то их в себе держит, а я - нет. (Улыбается). 
 
- Василий Павлович Карленко - тренер нашей сборной по биатлону имел счастливую шапку, которую он подбрасывал в случае успешного выступления своих подопечных, а вы со своей уже прославившейся лопатой, что делали? 
 
- Я ее вверх поднимал в знак того, что мы выше всех! С лопатой на самом деле все как-то случайно пошло, а потом в традицию вошло. Одно успешное выступление, второе - я и сам не заметил, как она стала своеобразным талисманом. Поэтому, кстати, в день соревнований я ее никому не даю. Было пару случаев, когда другие тренеры перед стартом пользовались моей лопатой, и мы пролетали. Может быть, я предаю этому слишком большое значение, но так уж я для себя решил. На Олимпийских играх заранее всех предупредил: «Ребята, я вас люблю, но лопату не трогайте. На тренировках - пожалуйста. Я - человек не жадный, если лопата вам так нравится, пользуйтесь, но в соревновательные дни она должна быть только в моих руках и точка». 
 
- Мне кажется, теперь вашему примеру - красить лопату в цвета национального флага могут последовать и другие сборные, получается задали тренд?
 
- На самом деле это не моя идея, я ее позаимствовал у швейцарского тренера Миши Рота. У него такая лопата была еще перед Олимпиадой в Ванкувере. Но она у него продержалась недолго. Через какое-то время, когда я купил себе свою лопату, стал вопрос, как ее обозначить. Потому что если не сделать этого, она всегда будет в чьих-то руках и легко может потеряться. И тогда я вспомнил про Рота. И когда впервые приехал с лопатой в сине-желтых цветах на сбор, это было в Минске, то она произвела настоящий фурор. Только ее все и фотографировали, будто ничего другого интересного больше не было.
 
СДЕЛАЛИ ТАК, ЧТО ТРАВМА ПОШЛА АБРАМЕНКО НА ПОЛЬЗУ
 
- Александр Абраменко в интервью нашему изданию признался, что если бы ему в тот период, когда он только начинал восстанавливаться после операции на колене, кто-то сказал, что он станет олимпийским чемпионом, он бы не поверил. А вы как бы отреагировали на подобное заявление?
 
- Я противоположного мнения! Я никогда не переставал верить в Сашу. Я вообще убежден, что тренеры в принципе для того и нужны, чтобы всегда поддерживать спортсменов и особенно в те моменты, когда у тех опускаются руки. Верить нужно даже если кажется, что человек не наделен особым талантом, но он стремится чего-то добиться и у него, как говорится, глаза горят. Саша может быть сам себе в чем-то боится признаться, но на самом деле он очень сильный человек, а еще он трудоголик и талант. А это очень редкое сочетание! Обычно если человек одаренный, то он лентяй или наоборот. А тут два в одном! То, что Абраменко способен побеждать, всегда было видно, просто его нужно было немного «почистить» в плане техники и помочь ему выйти на результат.
 
Мы очень долго сидели на одних прыжках, потом на других, чуть изменили отход, чуть вращение. Невооруженным глазом это может быть и не очень заметно. Но если сравнить по видео качество исполнения его прыжков тогда и сейчас, то разница огромная. Это отметили и тренеры из других стран, для меня мнение коллег очень важно, потому что только они могут по-настоящему оценить какую работу мы проделали.
 
- Саша делился с вами своими сомнениями на счет дальнейших перспектив в спорте после травмы?
 
- Да, но я ему сразу сказал, что он не первый, кто получил травму, и не последний, и не единственный. Мы знаем много примеров, когда люди после травмы возвращались и побеждали. Австралийка Лидия Лассила перенесла еще более сложную операцию на колене, чем была у Саши, и стала после этого олимпийской чемпионкой Ванкувера. Алла Цупер, Антон Кушнир, Дмитрий Дащинский - и этот список можно продолжать еще долго, в таких видах спорта, как наш, все так или иначе травмированы - кто-то больше, кто-то меньше. Саша ведь на самом деле эту травму получил еще в 2009 году. Но в силу того, что он крепкий парень, он о ней столько времени не вспоминал. Лично я был рад, что она напомнила о себе именно тогда, летом 2016-го. Потому что если бы это случилось в олимпийском сезоне, было бы очень печально. Я сказал Саше: «Ты год пропустишь, вернешься голодным и морально отдохнувшим, и это будет нам только на руку». Надо всегда стараться даже в негативных ситуациях находить позитив, это по жизни очень помогает. 
 
В ФИНАЛЕ СУДЬИ ВЕРНУЛИ НАМ ДОЛЖОК
 
- Лично для меня в олимпийском сезоне тревожными показались два момента. Первый - то, что несмотря на 21-е место на Кубке мира в Китае, вы не изменили своего решения пропустить этап в Москве. Казалось, что вы рискуете с точки зрения необходимости набора очков и отбора на Олимпиаду. 
 
- Что касается пропуска московского этапа, то если сомнения и были, то небольшие. Я был уверен в том, что если мы не полетим в Россию, то спокойно подготовимся и лучше выступим в Дир-Вэлли и Лейк-Плэсиде. В принципе, так все и получилось. Плюс еще был расчет на то, что не все спортсмены, которые находились перед Сашей в олимпийском рейтинге, поедут на Игры. Я, конечно, не мог знать точно от скольких квот откажутся канадцы или американцы, но предполагал, что они используют не все. Но даже без них, главной задачей была обойти в рейтинге представителей сборной Казахстана, что не составляло большого труда для Саши. Единственное, я немного переживал, что может быть какой-то форс-мажор. К примеру, спортсмен удариться на тренировке и не выступит, тогда была бы сложная ситуация. Но я рад, что в итоге мы не прогадали. И потом прежде чем принять соответствующее решение, я посоветовался с нашими опытными спортивными руководителями Данилем Асхатовичем Амирхановым и Николаем Павловичем Костенко. Они меня поддержали, сказали, что я все делаю правильно. 
 
- Второй момент, который вызвал даже не столько тревогу, сколько недоумение, это низкие оценки, которые Абраменко получил за свой прыжок в финале на этапе Кубка мира в Дир-Вэлли. Судьи словно забыли, что перед ними обладатель Малого хрустального глобуса-2015/16. 
 
- Оценки действительно были низкими как для того прыжка, который Саша сделал в Дир-Вэлли. Он должен был попадать в суперфинал, и то, что его туда не пустили, это кощунство. Я после окончания соревнований поднялся в судейскую не с претензиями, что ж вы так мало моему спортсмену поставили. Просто попросил показать мне видео в замедленной съемке и объяснить, за что были сняты баллы, чтобы сделать выводы и внести коррективы на будущее. Собрался чуть ли не целый консилиум, пришли и тренеры из других команд, мы вместе пересматривали видео. В итоге все, в том числе и сами судьи, согласились с тем, что они допустили ошибку, может быть не такую ярко выраженную, но все-таки она была. Кстати, возможно этот эпизод и то, что я тогда не смолчал, тоже повлияло на отношение к нашей команде на Олимпиаде, особенно на оценку Абраменко в суперфинале. Потому что если не защищать своих спортсменом, то судьи будут продолжать делать с ними, что им заблагорассудится. 
 
- А они разве не продолжили? Никто не понял, почему нашему спортсмену поставили такие скромные баллы за хорошие прыжки в квалификации на Олимпиаде в Пхенчхане?
 
- Судьи в квалификации тянули американскую сборную, это мое предположение. Потому что она очень слабо выступала на этих Играх. Если не сказать - провально. Это началось еще в женских соревнованиях. Кэйли Маккинон за «фул-фул» поставили незаслуженно много баллов, аж 88. Ладно, пускай это останется на совести судей. Что касается, мужской квалификации, то там два американца допустили такие ошибки, что им уже нельзя было помочь. Конечно, очень несправедливо поступили с Антоном Кушниром (экс-украинец, который на Играх в Сочи-2014 принес золото Белоруссии - Прим. А.С.). Это из ряда вон выходящий случай. Я был уверен, что с таким первым прыжком он будет в шестерке, которая проходит в финал напрямую. А он не квалифицировался даже после второго. Сашу тоже сильно придержали в предварительных соревнованиях. Но потом в финале судьи все-таки вернули ему все то, что они забирали до этого, он своими уверенными прыжками просто не оставил им выбора. 
 
СНИМАЮ ШАПКУ ПЕРЕД ЛУКАШЕНКО
 
- Вы сказали своему подопечному, что о результатах квалификации нужно забыть, что завтра будет новый день. А сами были уверены в том, что так и будет и что предвзятость судей не перекочует в финал?
 
- В финале я был уже полностью спокоен. Очень сильно понервничать пришлось накануне в предварительных соревнованиях, когда после второго прыжка Саша стал только девятым. Я понимаю, что за ним должны прыгать еще пять очень сильных спортсменов, в частности белорус Антон Кушнир, бронзовый призер Ванкувера китаец Лю Чжунцин, россиянин Максим Буров, который выиграл в этом сезоне зачет Кубка мира. Меня не столько волновало, как они выступят, сколько разозлило то, что судьи поставили такую дурацкую оценку Саше. Ему зажали минимум два-три балла. С ними он бы уже был седьмым и этого было бы достаточно, чтобы пройти в финал, даже если бы эти пятеро перепрыгнули его вторым прыжком. 
 
- Непопадание в финал олимпийского чемпиона Сочи Антона Кушнира имело большой резонанс,  дошло даже до публичного выражения недовольства президентом страны и НОК Белоруссии Александром Лукашенко. Как к этому отнеслись в мире фристайла?
 
- «Бацька» - просто красавчик. Он всех поднял на уши, включая президента МОК Томаса Баха. Судьи - тоже люди, они могут ошибаться, могут предвзято относится, с этим ничего не поделаешь, и результат уже не изменится. Но вы не представляете, как важно для спортсмена понимать, что есть кому его защитить. Поддержка президента страны, которая проявилась в его высказываниях и действиях, вызывает огромное уважение. Антон - все равно герой для Белоруссии. Он, как спортсмен сильный и как человек хороший и то, что за него на таком уровне вступились, это уже говорит о многом! Снимаю шапку перед Александром Лукашенко.
 
- Некоторые специалисты говорили и о том, что среди женщин на олимпийском пьедестале должно было быть не две китаянки, а две белоруски и компанию Анне Гуськовой в тройке должна была составить наша экс-соотечественница Алла Цупер. А вы как считаете? 
 
- Я думаю, что тут судьи поступили правильно. У Аллы был сильный недокрут и прыжок фактически получился без приземления. Если бы она хоть как-то выкатила, точно была бы в тройке. Мы все надеялись, что у нее будет медаль, но потом, когда проанализировали оценки, поняли, что все было справедливо.
 
С САМОГО НАЧАЛА СЕЗОНА КИТАЕЦ НЕ ДАВАЛ МНЕ ПОКОЯ 
 
- Предлагаю вернуться к тому, как развивались события у мужчин в борьбе за медали Олимпиады-2018. Антон Кушнир выбыл на стадии квалификации, а после второго финального раунда к нему на трибунах присоединился и еще один фаворит двукратный чемпион мира Ци Гуанпу. Насколько неожиданным было для вас то, что судьи не пустили его в суперфинал, отдав предпочтение спортсмену из команды ОАР Илье Бурову?  
 
- В этом случае все было абсолютно справедливо. Единственная грубая ошибка в финале, на мой взгляд, была допущена по отношению к австралийцу Девиду Моррису. Вот тут, конечно, судьи выкинули номер, оставив его за пределами девятки и пустив туда китайского спортсмена с падением - Цзя Цзуняна, который в последствии и занял второе место следом за Сашей. Цзя сделал прыжок хорошо, но упал на приземлении еще до той линии, после пересечения которой не снимаются баллы, то есть до выката. Но ему дали 118, а Моррису за прыжок с приземлением - 111. Хотя нам это в какой-то степени было даже на руку, потому что попади австралиец в шестерку, он бы наверняка прыгнул «три с пятью». Как бы он их прыгнул, это другой вопрос и ответ на него мы уже никогда не узнаем, но на разминке у него этот прыжок получался неплохо. 
 
- Если я попрошу вас в процентном отношении оценить риск, на который шел Абраменко заявляя на суперфинал прыжок, который он до этого никогда не исполнял на соревнованиях, что скажете?
 
- Мы с Сашей изначально не планировали заявлять «винт-винт-два винта» на соревнованиях до Олимпиады. Как показывает опыт, новый прыжок лучше делать непосредственно на главном старте. Потому что обычно он хорошо получается при первом исполнении на соревнованиях, а вот на втором-третьем зачастую случаются сбои. Просто первый старт - самый сложный и ответственный, спортсмен подходит к нему максимально сконцентрированным, а вот дальше ему может показаться, что это уже не так сложно, он начинает проще относится к этому прыжку, а этого допускать нельзя. Поэтому на соревнованиях в этом сезоне мы не делали «винт-винт-два», начали прыгать его только на заключительном сборе в Финляндии. Саша показывал достойные прыжки несмотря на то, что концовка сложная - выход из двух винтов в приземление. Но в олимпийском суперфинале это была действительно лучшая попытка. 
 
Еще у нас с ним был небольшой спор за день до вылета в Корею. Я настаивал, чтобы он сделал свою олимпийскую программу, то есть прыжки в том порядке, в котором он будет выступать с ними в Пхенчхане. Он не хотел, дескать, зачем, может, лучше уже на месте. Но мне удалось его переубедить. «В Пхенчхане всегда дует ветер, - напомнил я,- И мы не знаем, сможешь ли ты попробовать эту программу непосредственно перед Играми. А не попробовав ее вообще, мы заведомо ставим себе поражение. Я понимаю, что ты сейчас вряд ли сдашь мне всю программу от начала до конца, в каком-то из прыжков обязательно будет сбой и скорее всего в последнем, потому что после прыжка, в котором есть выход в два винта, очень сложно делать прыжок с выходом в один винт. Разные отходы, разная постановка плеч». В принципе так и получилось, первый прыжок он сделал хорошо, второй - слабо, а на третьем вообще сдулся, это на контрольной тренировке в Финляндии. Но после нее он согласился, что это было правильное решение, потому что теперь у него был опыт этих прыжков именно в таком режиме, в котором они будут ему нужны на Олимпиаде. 
 
- Ваша первая мысль после того, как Абраменко приземлился после прыжка «винт-винт-два» в суперфинале?
 
- Я сразу понял, что он будет в тройке. Когда же высветилась оценка, я уже был практически уверен, что он - чемпион. Единственный, из-за кого я переживал, так это Цзя Цзунян. Еще когда я увидел его прыжки на первом этапе Кубка мира в Китае, то понял, что это претендент на золото Олимпиады. Я весь сезон не сводил с него глаз, думал, что он будет прыгать тройное сальто с пятью пируэтами в суперфинале. Саша вроде бы спрашивал у китайца, почему он не стал делать свои «винт-два винта-два винта», тот ответил, что у него была травма и он их сейчас не тренирует. Но в любом случае это очень сильный спортсмен, у него высокие амплитудные прыжки, и он технически грамотно их исполняет. Я был очень рад, что Саша с четвертым результатом вышел в суперфинал и стартовал перед представителем Китая. Потому что как показывает опыт, если прыгаешь перед китайцами и получаешь хорошие баллы, то они сгорают. Я понимал, что если даже не идеально, просто на приличную оценку сделать «винт-винт-два», китаец скорее всего вспыхнет, как спичка.
 
- В суперфинале вы больше всего опасались Цзя Цзуняна, но ведь у него был такой же прыжок, как у Абраменко, а вот канадец Оливье Рошон и белорус Станислав Гладченко рискнули и в последний момент заявили более сложные.
 
- Рошон и Гладченко могли, конечно, преподнести сюрприз, и я переживал, когда они прыгали. Хотя на самом деле понимал, что они вряд ли потянут те прыжки, которые перезаявили в последний момент. Рошон даже если становится в ноги после «лей-трипл фул-фул», то он делает их не настолько технически грамотно, чтобы получить высокие баллы. Гладченко «три с пятью» прыгает хорошо, но только на воду, на снег я у него этого прыжка никогда не видел. Он, конечно, мог попробовать его на заключительном сборе в Японии. Но на тренировках в Корее «два винта-два винта-винт» белорус не делал. Хотя это и понятно, потому что в первые дни погода была настолько сложная, что на «три с пятью» рискнули пойти только два китайца и россиянин Максим Буров. Но последний перегорел и не попал в финал. Он сосредоточил все внимание на Малом хрустальном глобусе. Это было явно видно на последнем этапе Кубка мира в США, когда он забрал желтую майку лидера у представителя Китая.
 
Я тогда еще подумал, что его скорее всего не хватит на Пхенчхан. А вот китаец может выстрелить, так и получилось. Но Абраменко в тот день оказался лучше! Саша всему миру продемонстрировал, что у нас действительно сильные спортсмены. Я рад, что мы в очередной раз не стали донором для какой-то другой страны и принесли золото родной Украине. Хотя это было очень непросто из-за всей той грязи, которая лилась на нас последние два сезона. Я в прошлом году уже садился писать заявление об увольнении. Настолько надоело, когда тебя не слышат и вместо того, чтобы помогать добиться результата, пакостят. Представляю, чего бы мы могли добиться, если бы все эти «доброжелатели» пустили свою энергию в дело, но они в силу своей глупости и недальновидности априори все делают наоборот. 
 
НЕПРИЯТНО ЧИТАТЬ ГАДОСТИ ПРО НАШИХ БИАТЛОНИСТОВ
 
- Вы ощущали себя героями на фоне общего не особо удачного выступления украинской сборной, особенно биатлонистов, на Олимпиаде в Корее?
 
- Нет, и чувством гордости я бы тоже это не назвал. Во-первых, хочу сказать, что наши биатлонисты всегда были очень сильными и мы за ними тянулись. Я не компетентен давать оценку их выступлению, уверен, что они сами по винтикам разберут весь олимпийский цикл, потому что там работает команда профессионалов. Но в этот раз так звезды сошлись, что мы были лучше. Хотя, конечно, здесь не только в везении дело, мы много работали для этого результата. 
 
Еще хочу добавить, что это была моя четвертая Олимпиада в составе сборной Украины (я был в Солт-Лейк-Сити, Турине и Ванкувере, пропустил только Сочи), но впервые у нас было чувство единой семьи. Конечно, мы все друг друга заочно знаем, следим за результатами тех же биатлонистов, лыжников, и.тд., но практически никогда с ними не пересекаемся. И раньше какого-то особого взаимодействия не было и на Олимпиадах. Не было такого, чтобы представители всех видов спорта вместе собирались, кого-то поздравляли, что-то обсуждали, потом организованно ездили болеть друг за друга. Я был приятно удивлен тем, как все было в этот раз, и насколько теплые были отношения в команде, за что хочется отдельно поблагодарить шефа миссии Анну Сорокину. Это было круто! 
 
- Как думаете сколько олимпийских медалей могло бы быть у нашей лыжной акробатики, если бы ее долгие годы не раздирали ссоры и скандалы? 
 
- Я уверен, что медаль у нас была бы еще в Сочи и скорее всего это была бы медаль Станислава Кравчука. Потому что он тогда был готов на сто процентов. Хотя, возможно, я ошибаюсь, и медали было бы две - еще и Александра Абраменко. Технически он бы успел подготовиться (открытым оставался бы только вопрос из области готовности моральной), если бы не та дурацкая ситуация, которая возникла за полгода до Игр, когда его выгнали со сбора в Америке. Саша, по сути, тогда остался один, другие сильные спортсмены ушли, точнее прежнее руководство сборной сделало все, чтобы они ушли. И с ним тоже поступили очень некрасиво. А с Ольгой Волковой так вообще - по-хамски. Не повезти на Олимпийские игры спортсменку, которая честно выиграла отбор, и заменить ее другой травмированной, заведомо зная что она не сможет прыгать! Надежда Диденко тогда, к сожалению, прыгать не могла - это факт! Я считаю, что тренеров, которые ставят свои личные амбиции выше интересов страны и результата, ради которого они же и сами и работают, даже тренерами назвать нельзя. 
 
- Но ведь до Сочи, у вас самого было три Олимпиады, а у выше упомянутого Кравчука и вовсе - четыре. Что мешало реализовать себя тогда?
 
- Стас мог вмешаться в спор за награды и на Олимпиаде в Ванкувере, но за несколько недель до нее он получил серьезную травму. Хотя, конечно, не только в той травме дело. Когда мы с Кравчуком выступали, руководство никогда нас не поддерживало, оно преследовало какие-то другие интересы, и мы в них явно не входили. Хотя все, что мы просили, это дать нам квалифицированного тренера. Потом Кравчук предлагал, чтобы в качестве его тренера на сборы и соревнования возили меня, когда я уже завершил спортивную арьеру, точнее, когда меня вынудили это сделать. Но ему отказали. Последней каплей стало исключение его из сборной. Продолжать дальше уже не было смысла. 
 
Я вот сейчас читаю, какие гадости в интернете пишут по поводу наших биатлонистов. На самом деле никто из этих людей не имеет даже малейшего представления через что проходят спортсмены, чтобы просто попасть на Олимпиаду. Поверьте, каждый из них едет туда, чтобы выиграть, у кого-то шансов больше, у кого-то меньше, у кого-то их нет даже в теории, но он стремится хотя бы улучшить свой результат. Да, не у всех получается, но это Олимпиада. Там идет борьба техники, нервов, отношения и поддержки со стороны государства и не только. Факторов, которые влияют на выступление, тысячи. Они могут быть самые незначительные, но приводят к тому, что не всегда получается то, что мы хотим. Я сам через это прошел, когда был спортсменом. В моей подготовке изначально были допущены ошибки, которые я потом на протяжении многих лет никак не мог исправить. Поэтому став тренером, я начал обращать внимание на мельчайшие детали, а финишная шлифовка она вообще самая ювелирная. Вот мы точили, точили и наточили.
 
ОЛИМПИАДА ЕЩЕ НЕ НАЧАЛАСЬ, А МЕНЯ УЖЕ ОБВИНИЛИ В ПРОВАЛЕ
 
- Когда министр спорта Игорь Жданов прыгал на радостях и обнимал вас и Александра Абраменко после победы на Олимпиаде, не хотелось спросить, где он был пару лет назад, когда спортсмены просили не назначать на должность гостренера Юлию Фоминых, а также когда возникали проблемы с оформлением документов для выездов на сборы и соревнования?
 
- Я рад, что ему и другим нашим руководителям из министерства хотя бы хватило человечности. Потому что если бы не их поддержка, а также помощь Национального олимпийского комитета, меня бы убрали из сборной Украины еще до Пхенчхана. Не потому что я плохой, просто я был неугоден определенным лицам. И прессинг был очень сильный. Несмотря на это там наверху хватило мудрости, дать мне доработать хотя бы до конца олимпийского цикла. Проблемы с выездами? Они были всегда и при всех министрах, не только при Жданове. Конечно, им была допущена ошибка с назначением на должность гостренера Юлии Фоминых. Сейчас она с коллегами пиарится на успехе Саши. Пускай, мне лично больше нечего доказывать. Я и моя команда все, что хотели, доказали, мы не подвели тех людей, которые в нас поверили. 
 
- Как вы видите сборную и свою работу в ней в следующем олимпийском цикле и видите ли вообще?
 
- Я хочу встретится с министром. Видение того, как должна строится работа в следующие четыре года, у меня есть. Если мой план поддержат, тогда можно будет продолжать, если - нет тогда мне просто не за чем будет здесь оставаться. Я никогда не перекладывал ответственность на чужие плечи, но для того, чтобы я мог взять ее на свои, нужно, чтобы были условия для достижения результата. К тому же не хочется, чтобы повторилась та ситуация, которая была в этом олимпийском цикле. Спокойно проработали мы только первые два года, а потом со всех сторон грязь полилась. Олимпиада еще не началась, а меня уже обвиняли в провале и не только, еще и в коррупционеры записали. Слава Богу, в этом вопросе после надцати проверок была поставлена точка.
 
В чем меня обвиняли? К примеру, в том, что я сам, без команды, летал в Америку. Погулял там и вернулся с отчетными документами. Пришлось отправлять запрос в компанию Lufthansa. От них пришло подтверждение, что билеты были нами выкуплены. Но это, оказывается, не аргумент. Я говорю: посмотрите, ведь у нас есть отметка о пересечении границы в Борисполе. Это получается уже пограничная служба попадает под статью? Более того есть такая же печать и со стороны США. Значит, я с американцами договорился? Тогда я должен быть не тренером, а министром иностранных дел, если у меня такие способности. Я уже молчу про то, что есть результаты выступлений спортсменов на официальном сайте FIS. У нас тогда была бронза, четвертое место и два десятых. А проверяющий смотрит и говорит, что это все ничего не доказывает. Знаете, ему повезло, что его в итоге уволили, потому что у меня словесные аргументы уже заканчивались. Нельзя подставлять под статью человека, которого ты не знаешь, у которого есть жизнь, семья дети, только потому что он кому-то не угоден.
 
КОГДА В ВОЗДУХЕ ОТЛЕТЕЛА ЛЫЖА, ПОНЯЛ, ЧТО ГЛАВНОЕ - НЕ ПАНИКОВАТЬ
 
- Ни для кого не секрет, что спортсменов класса Абраменко и Полюк, у нас сейчас нет даже на горизонте. Вы видите молодежь, которую можно был бы вывести на такой уровень и знаете ли, какие планы у ветеранов нашей сборной? 
 
- Есть перспективные дети, в частности Дима Котовский. Мы с ним уже работали вместе на сборах, сейчас он тренируется с Юрием Михайловичем Кобельником. Есть Владимир Кушнир - однофамилец олимпийского чемпиона Сочи-2014, есть способные девочки в Ивано-Франковске и не только. Что касается Абраменко и Полюк, то сейчас они отдыхают. Потом мы встретимся и более детально обсудим наши дальнейшие планы. Обидно, что у Оли не получилось хорошо выступить на этой Олимпиаде. Дело в том, что у нее была давно заученная ошибка, все специалисты говорили, что исправить ее нельзя. Но я ж азартный человек: все говорят невозможно, а я стараюсь доказать обратное и мне это почти удалось. Мы таки изменили технику. Полюк стала прыгать по-другому, соответственно и оценки за прыжок получать более высокие в сравнении с теми, что были раньше.
 
Единственное, нам не хватило времени на тройные сальто. Потому что между двойными и тройными - пропасть и очень много работы. За три года полностью исправить ошибку, которая нарабатывалась в течении пятнадцати-двадцати лет, мы не успели. А эта Олимпиада еще и шокировала всех своими результатами. У девочек в предварительных соревнованиях никогда не было столь высоких баллов. В Пхенчхане двенадцатое место имело 88, хотя как правило, с такой суммой в тройку попадают. Тоже самое прыжок Полюк на 83 балла. На других стартах - это была бы как минимум Топ-8, а здесь 16-е место. 
 
- Напоследок расскажите о том, как одна лыжа Александра Абраменко оказалась в Олимпийском музее Лозанны, и какова судьба второй?
 
- Вторая лыжа сейчас у меня. Я попросил Сашу, чтобы он ее подписал для мукачевской фабрики, которая ее разработала и изготовила. А что касается первой, то во время церемонии награждения, пока Саша получал золотую медаль, ко мне подошла представительница Олимпийского музея в Лозанне. Мы разговорились и она спросила может ли наш спортсмен подарить им какой-то сувенир на память о своей победе на Олимпиаде. Я сразу же предложил вариант с лыжей. «Тем более, - говорю, - одна наша лыжа у вас в музее уже есть, мы со Стасом Кравчуком дарили на Играх в Солт-Лейк-Сити».
 
- Это случайно не та лыжа, которая отлетела у вас в воздухе во время прыжка и благодаря которой вы стали чуть ли не главным героем подборки самых курьезных моментов на той Олимпиаде?
 
- Одна из них, но именно та ли, не помню, если честно. 
 
- А подробности того прыжка, который на самом деле был далеко не курьезным и мог закончиться плохо, помните?
 
- Да, пришлось мне тогда поволноваться. Скорее всего это произошло из-за того, что у меня был стесан ботинок, я много прыгал в нем и на воду тоже. Я прям с отхода почувствовал, что без лыжи остался. Понял, что не надо паниковать, потому что будет только хуже. Спокойненько выполнил свой прыжок, а когда нужно было приземляться, аккуратненько на спину перешел. Потому что приземлиться на одну ногу с такой высоты было чревато. Ну а лыжа потом прилетела. Слава Богу, не на голову. (Смеется)
 
Невероятно, но факт:
 
Читайте также:
 
Материалы по теме:
Другие новости:
 
Комментарии
Еще никто не комментировал.
Добавить
Имя
Комментарий
- введите код с картинки (с учётом регистра)
 
Спорт. Реклама
Книга о Суркисе
Социальные сети
Наши партнеры

Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player

Людина року
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Наши друзья
Прессинг
Динамо Киев от Шурика