Спорт-Экспресс в Украине > Другие виды > Зимние > Новости > Александр АБРАМЕНКО: "Неприятно, когда к твоей победе начинают примазываться"

Александр АБРАМЕНКО: "Неприятно, когда к твоей победе начинают примазываться"

23.02.18, 11:30   Просмотров: 43774377 Комментариев: 0 0

Фото Александр АБРАМЕНКО: "Неприятно, когда к твоей победе начинают примазываться"
Понедельник. Пхенчхан. Олимпийский чемпион Александр АБРАМЕНКО. Фото: noc-ukr.org
В эксклюзивном интервью «СЭ» олимпийский чемпион по лыжной акробатике 29-летний Александр Абраменко из Николаева рассказал, как провел последние четыре дня после своей победы, объяснил, как своим прыжком в суперфинале спутал карты соперникам, а также признался, как тяжело ему далось восстановление после травмы, едва не поставившей крест на его главной спортивной мечте.
 
БИАТЛОН ЛУЧШЕ СМОТРЕТЬ ПО ТЕЛЕВИЗОРУ
 
- Сколько раз за прошедшие после победы четыре дня брали медаль в руки, чтобы удостовериться не приснилось ли все это?
 
- Много раз, тем более она висит у меня в комнате на виду, я вот с вами разговариваю и на нее смотрю. 
 
- Судя по фотографиям в соцсетях с различных олимпийских арен, программа у вас сейчас довольно насыщенная. Расскажите, на каких видах спорта успели побывать?
 
- Я впервые побывал на соревнованиях по фигурному катанию, правда, к сожалению, украинцев там не увидел. Это были танцы на льду. Тяжело, конечно, разобраться, кто хорошо танцует, а кто нет. Прыжковых элементов нет, только изящные выступления, и сложно понять, почему за них одним спортсменам ставят высокие оценки, а другим - не очень. Хотя были пары, которые меня очень впечатлили, все движения в музыку, просто завораживающее зрелище. Еще мы побывали на биатлоне (смешанной и женской эстафетах), кстати, впервые, также как и в случае с фигурным катанием. Должен сказать, что смотреть гонки по телевизору все-таки намного удобнее. Мы стояли на стадионе, напротив стрельбища, и все равно смотрели на большой экран, потому что так толком ничего не видно было.
 
- Если вернуться непосредственно к вашим соревнованиям, то, признаться честно, после того, насколько скромно судьи оценили ваши прыжки в квалификации, многие болельщики, журналисты и специалисты, запереживали. С какими мыслями вы ложились спать в тот день?
 
- Думал о том, что я в финале и Слава Богу! Хотя, конечно, в тот момент, когда соревновался, меня самого неприятно удивила оценка за второй прыжок, пришлось поволноваться. Но после того, как я попал в финал, мне уже было все равно с каким результатом. Потому что я знал, что будет новый день, новая борьба, новые прыжки. Квалификацию я сразу забыл. 
 
ПОСЛЕ МОЕГО ПРЫЖКА СОПЕРНИКИ ПОШЛИ ВА-БАНК
 
- Первые два раунда финала вы преодолели достаточно уверенно, по крайне мере, так казалось со стороны. Или все-таки были какие-то тревожные моменты, связанные с погодой, стартом, и.т.д, которые остались за кадром?
 
- Переживал я в любом случае очень сильно, потому что как бы себя не настраивал, тяжело оставаться спокойным в такой ответственный момент. А погода в тот день очень порадовала, не было большого ветра, все было стабильно. 
 
- Перед суперфиналом были сомнения на счет того, какой прыжок заявлять: третий вариант тройного сальто с четырьмя винтами или менее дорогие «бланш-два винта-винт»? 
 
- Мы изначально запланировали такую программу и не собирались от нее отступать. 
 
- Я пересмотрела протоколы всех международных стартов за последние четыре года и нигде не нашла у вас прыжка «винт-винт-два винта»? Вы действительно впервые исполняли его на соревнованиях в суперфинале Олимпиады? 
 
- Да, мало того, я его вообще только в этом году на снег впервые попробовал. Как вы знаете, мне пришлось пропустить сезон из-за травмы. До этого я тренировал «фул-фул-дабл фул» на воду, но на снег не переносил. 
 
- А сколько раз вы делали этот прыжок на тренировках и насколько удачными были попытки?
 
- Восемь прыжков я сделал на сборе в Финляндии и четыре здесь в Корее. Само исполнение было такое же хорошее, как в суперфинале, но с приземлением возникали проблемы. Это закрытый прыжок и после него очень мало времени на подготовку к приземлению. Если чуть замешкался, можно допустить ошибку. 
 
- Когда приземлились в суперфинале, сразу поняли, что будете на пьедестале?
 
- Когда приземлился и выехал, понял, что, в принципе, сделал, прыжок хорошо, но опять же многое зависело от судей, они как хотят, так и делают. А уже когда увидел оценку 128,5, понял, что это прыжок в тройку. 
 
- Белорус Станислав Гладченко и канадец Оливье Рошон изначально собирались делать в суперфинале более простые прыжки. И буквально перед стартом поменяли свою заявку на тройное сальто с пятью пируэтами и «лей-трипл фул-фул» соответственно. Вы в какой момент узнали о том, что соперники идут ва-банк?
 
- Я знал, на что каждый спортсмен способен и что у кого есть в арсенале. Белорус и канадец изначально записали более простые прыжки, их тактика была рассчитана на качество. Но когда они увидели, что надо перебить оценку 128,5, то поняли, что качество их не спасет, им надо было рисковать и они рискнули.
 
- Что подумали, когда свой прыжок, кстати такой же по сложности как был у вас, выполнил последний участник суперфинала китаец Цзя Цзунян? 
 
- Я стоял и думал, кто же из нас лучше прыгнул, и ждал оценок судей с нетерпением и волнением. 
 
ПОНАЧАЛУ КОЛЕНО БОЛЕЛО И БЫЛО ОЧЕНЬ ТЯЖЕЛО
 
- Николай Пуздерко, ваш бывший товарищ по сборной, рассказывал, как тяжело вам давались первые месяцы реабилитации после операции на колене. Если бы тогда кто-то сказал, что вы станете олимпийским чемпионом, как бы отреагировали?
 
- Честно говоря, не поверил бы. Восстановление было тяжелое, поначалу было просто больно, из-за этого темп тренировок приходилось уменьшать. Нужно было давать колену отдохнуть. Хотя изначально, когда я только начинал восстанавливаться после травмы, именно мысль об олимпийском пьедестале и была главной движущей силой. 
 
- В микст-зоне после «цветочной» церемонии награждения вы выглядели спокойным как удав, как удавалось держать в себе эмоции после самой главной в жизни победы?
 
- Я по жизни достаточно спокойный человек. У нас за эмоции отвечает главный тренер Энвер Аблаев. (Улыбается).
 
- Пока вы находитесь в Корее, здесь в Украине уже начали выяснять, чьих заслуг больше в золоте Александра Абраменко. Предлагаю расставить точки над «і» в этом вопросе, объяснив, что для вашей победы сделал личный тренер Юрий Кобельник, что тренеры сборной Энвер Аблаев и Максим Нескоромный, а что гостренер Юлия Фоминых?
 
- Юрий Михайлович Кобельник вложил в меня все свои знания, изначально поставил мне технику, которая позволила правильно учить прыжки в дальнейшем. Аблаев с Нескоромным тоже немалую роль сыграли, последние три года я готовился именно с ними. Максим очень хороший специалист по скорости, можно сказать, супермастер. Энвер сам прыгал и поэтому может рассказать, как исправить ошибку, и в воздухе вовремя крикнуть, то есть подсказать, что мне нужно делать. Юлия Фоминых? Тут даже говорить нечего. По-моему, и без слов все понятно. Я ее вообще не видел последние три года, и Слава Богу! Разве что когда в министерство заходил... Я, конечно, слышал, что к моему успешному выступлению, начинают, так сказать, примазываться, и это не очень приятно. 
 
МЕДАЛЬ ОБМОЮ ПОСЛЕ ВОЗВРАЩЕНИЯ ДОМОЙ
 
- Как скоро после победы вам удалось связаться с родителями?
 
- Когда прошел микст-зону, мне, наконец, удалось взять трубку. Они уже звонили на тот момент. Что говорили? Там больше эмоций было, чем слов. Они тоже были в шоке и восторге.
 
- Часть близких вам людей была рядом в самый важный момент вашей жизни - это девушка, также фристайлистка, Александра Орлова, которая выступает за ОАР, и ваш кум белорусский спортсмен Максим Густик. Устроили потом небольшой праздник, обмыли медаль?
 
- Тут нечем ее обмыть, честно говоря. 
 
- Неужели ни одного ресторана по близости нет?
 
- Я не знаю, куда тут можно пойти. Мы только ездим на всевозможные спортивные объекты, по другим поводам за пределы деревни не выходим и не планируем. Так что уже после возвращения домой медаль обмоем. 
 
- Для вас это уже четвертая Олимпиада. Есть с чем сравнивать. Насколько корейцы справляются со своими организаторскими обязанностями?
 
- В целом, справляются неплохо. Но само место для проведения Олимпиады выбрано неудачно, на мой взгляд. В первую очередь, из-за сильного ветра. У нас первые тренировки были очень опасные, а в некоторых видах спорта соревнования вообще переносили. По проживанию куча вопросов, например, мест мало. Я живу вместе с Максом Нескоромным. Стены очень тонкие, слышимость большая. У всех разный график соревнований, кто-то раньше ложится спать, кто-то позже - невольно мешаем друг другу. 
 
- Вы изначально должны были оставаться в Корее до конца Олимпиады? Или после золота вам билеты поменяли, может быть, ради почетной обязанности нести флаг Украины на церемонии закрытия Игр?
 
- Мне действительно предложили быть знаменосцем, и я с огромным удовольствием согласился. Но билеты нам не меняли, мы с самого начала должны были оставаться здесь до последнего дня Олимпиады. 
 
Невероятно, но факт:
 
Читайте также:
 
Материалы по теме:
Другие новости:
 
Комментарии
Еще никто не комментировал.
Добавить
Имя
Комментарий
- введите код с картинки (с учётом регистра)
 
Спорт. Реклама
Книга о Суркисе
Социальные сети
Наши партнеры

Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player

Людина року
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Наши друзья
Прессинг
Динамо Киев от Шурика