Спорт-Экспресс в Украине > Другие виды > Олимпизм > Современное пятиборье. Чемпионат Европы. Дмитрий Кирпулянский: «С пациентами как с соперниками - к каждому свой подход»

Современное пятиборье. Чемпионат Европы. Дмитрий Кирпулянский: «С пациентами как с соперниками - к каждому свой подход»

05.08.11, 08:50   Просмотров: 15661566 Комментариев: 0 0

Фото Современное пятиборье. Чемпионат Европы. Дмитрий Кирпулянский: «С пациентами как с соперниками - к каждому свой подход»
Reuters

С двумя бронзами, а значит и двумя олимпийскими лицензиями вернулась украинская сборная с чемпионата Европы, проходившего в британском Мидуэйе. По цвету металла медали Дмитрия Кирпулянского и Виктории Терещук абсолютно одинаковы, а вот по сценарию, который предшествовал их появлению на шеях наших пятиборцев, абсолютно разные. Бронзовая медалистка Пекина-2008 вихрем пронеслась по последнему километру британской трассы, сметая на пути соперниц, дабы подняться на третью ступеньку пьедестала. 26-летний Дмитрий Кирпулянский из Донецка, напротив, сделал все в предыдущих трех видах, да и на первых двух кругах дистанции комбайна, дабы на заключительной тысячи метров не беспокоиться как минимум о бронзе. Собственно, с такой же гроссмейстерской точностью, с какой он и его тренеры рассчитали выход на пик формы к главному старту сезона - чемпионату Европы.

МОИСЕЕВ ПРЕДЛОЖИЛ КАРЯКИНУ НЕ ТРЕПАТЬ НЕРВЫ

- Скромные показатели в первой части сезона, в частности на этапах в США, Италии, Венгрии, Китае - часть плана подготовки, главным пунктом которого был чемпионат Европы. Или же вы все-таки переживали, что не удавалось попасть хотя бы в двадцатку сильнейших, вплоть до финала Кубка мира в Лондоне?

- Начинался год действительно не совсем удачно, - согласился с корреспондентом «СЭ» бронзовый призер чемпионата Европы Дмитрий Кирпулянский. - Подготовка шла хорошо, но я травмировался на декабрьском чемпионате Украины. Дорожка в фехтовании, по всей видимости, была плохо закреплена. Она оборвалась, образовала волну и у меня на выпаде нога пошла вперед. Я повредил бедро (надрыв двуглавой мышцы) и спину (подвывих позвонка). Около двух месяцев ушло на реабилитацию. Спасибо тренерам и врачам, которые грамотно сработали и помогли мне избежать рецидивов. В конце февраля уже был этап Кубка мира в Колорадо. Первый старт сезона собрал около сотни человек. И чтобы пробиться в финал, нужно было попасть в двенадцать сильнейших, мне это удалось. С этих соревнований начал потихонечку набирать ту скорость, которая была у меня до травмы. Объем мы сделать уже не успевали, поэтому приходилось, как говорится, на старых дрожжах выезжать. С каждым этапом результаты у меня хоть немного, но улучшались. Единственный раз не попал в финал в итальянском Сассари. Тем не менее, выполнил первостепенную задачу - по итогам четырех этапов получил право участвовать в финале Кубка мира. В Лондоне уже чувствовал себя нормально. До комбайна шел шестым, но трасса была не моя - с большими подъемами, и я занял в итоге двенадцатое место. В Мидуэй мы ехали уже с уверенностью, что можем показать хороший результат. Первостепенной задачей было попасть в финал, что и сделали, я, мой брат Павел Кирпулянский и Александр Мордасов. Павел Тимощенко накануне старта приболел и не смог показать все, на что он был способен.

- А под словосочетанием хороший результат вы подразумевали только олимпийскую лицензию или же обязательный бонус в виде медали?

- Я еду на любые соревнования, планируя в каждом виде показать определенный результат. А потом уже смотрю, во что это выльется. Бывает, что местом доволен, а результатом - нет, и наоборот. Если в плавании или легкой атлетике, спортсмен, зная свои показатели, может спрогнозировать, какое приблизительно место он займет, то в современном пятиборье сделать это практически невозможно. Бывает, в фехтовании, как мы говорим, халява проходит, а иногда, наоборот, получаешь случайные уколы. Конь по жребию, порой достанется такой хороший, что можешь даже сумасшедшими ошибками без повалов проехать. Про стрельбу вообще молчу, с введением лазера нередко мишени стали просто не срабатывать. Конечно, мне хотелось и завоевать медаль чемпионата Европы, и отобраться на Олимпиаду. Поскольку это позволяло, не форсируя событий, готовится непосредственно к Играм в Лондоне. Мы старались выйти на пик возможностей в каждом виде программы к старту в Мидуэйе. И в принципе нам это удалось. Я нафехтовал на 928 баллов. Показал свой лучший результат в плавании, выступая в шортах, а не в костюме. 1180 очков набрал в конкуре. И перед комбайном занимал третье место. Но удержать его, возможно, было даже сложнее, чем забежать в тройку, скажем, с пятнадцатого места. Уже включались не только физические возможности, но и психология. Играли гормоны и адреналин.

- Европейский чемпионат - единственный крупный старт в этом сезоне, где тройка лидеров перед комбайном и после осталась неизменной. Случайность, или у вас найдется логичное объяснение этому феномену?

- Не случайность, но и не закономерность. Просто стечение обстоятельств. Были опасения, что у Андрея Моисеева не пойдет комбайн. Потому что у него раньше нередко случались провалы в стрельбе. Но он имел приличный запас - секунд тридцать преимущества надо мной. И секунд двадцать над Сергеем Карякиным. Что касается последнего, то он, в принципе, стабильный стрелок. Сделал три-четыре промаха, но стрелял быстро и тоже благополучно завершил соревнования. Чего ожидали от меня? Отстреляюсь, думали, нормально, правда, могу пробежать не лучшим образом. Но тренеры подвели меня к европейскому чемпионату в самой лучшей форме за весь сезон. С точки зрения функциональной готовности и выносливости я был в своих силах уверен. Посмотрел, кто впереди, и что у меня четыре секунды преимущества над братом. А дальше между четвертым и пятым местами уже был небольшой зазор. И я думал, что даже в худшем случае из десятки не вылечу. Вместе с тем надеялся задержаться в тройке, а может быть, даже выступить и лучше. В принципе, так все и получилось. Спортсмены, которые стартовали позже и имели зрительный контакт с нами, конечно, пытались догнать. И если я чуть сбрасывал темп перед стрельбой, то мои преследователи брали в руки пистолеты еще на максимальном пульсе. Возможно, из-за этого больше ошибались. После пятого места, если заглянете в протоколы, уже каша пошла. С двадцатых мест люди забежали в шестерку, девятым стал чуть ли не тридцатый стартовый номер итальянец Ди Лука.

- А когда вы поняли, что вашей бронзовой позиции ничто не угрожает?

- После последней стрельбы я попытался поначалу догнать Моисеева и Карякина. Подумал, а вдруг кто-то из них подсядет. Но когда увидел, что разрыв не уменьшается, то оглянулся, чтобы посмотреть, сколько везу четвертому месту. До финиша оставалось четыреста метров, а соперник находился на расстоянии метров ста. Видя, что сам не могу догнать, и мне никто не угрожает, даже чуть сбросил темп. Потому что через день предстояло выступать еще и в эстафете. Так мы, первая тройка, и добегали до финиша, контролируя друг друга. Кстати, на видеозаписи хорошо видно, как Моисеев показывает рукой Карякину: ты, мол, не ускоряйся, потому что я тоже могу. Зачем лишний раз друг друга изматывать и трепать нервы.

- А ваш промах на последнем огневом рубеже - это те самые пресловутые нервы или обычная техническая ошибка?

- Ошибка в любом случае была. Я пробежал к тому моменту уже два километра и провел две стрельбы, разогнал свой пульс до максимального рабочего, запыхался. А, возможно, и психологический фактор включился: побыстрее на дистанцию хотел убежать, чтобы еще за первое-второе место побороться или уж точно третье гарантировать. Когда такие мысли мелькают в голове, ты на какие-то секунду-две отводишь взгляд от мушки. Получается промах. На самом деле это очень важно: уметь справиться с давлением, которое возникает, когда на последнюю стрельбу прибегает много спортсменов. Ты думаешь: вот сейчас быстренько отстреляюсь и стану чемпионом. Это и есть самая большая ошибка, и над ней можно работать только на соревнованиях, потому что смоделировать подобную ситуацию на тренировках невозможно.

- 16 выстрелов на 15-ть мишеней за 37,1 секунды - это первый показатель в Мидуэйе. Приятно осознавать, что вы лучший среди пятиборцев снайпер чемпионата Европы?

- Приятно, и не только мне, а всем моим тренерам, когда работа дает результат и не просто результат, а такой. Не знаю, закрывал ли вообще ранее кто-либо из пятиборцев 15 мишеней за 37 секунд. Нами была проделана колоссальная работа, сначала, когда пятиборье перешло с чистой стрельбы на комбинированную с бегом, затем, когда ввели лазер, и пропала необходимость перезарядки. Конечно, приятно осознавать, что все получилось, и получилось именно тогда, когда хотелось.

МОЖЕТ, ВВЕСТИ ШТРАФНЫЕ КРУГИ?

- Если положить на одну чашу весов бронзу мировую, а на вторую - европейскую, то что перевесит?

- Обе медали дороги для меня, потому что каждой из них предшествовала большая работа. Конкурировать с мировой элитой современного пятиборья было очень тяжело, что два года назад, что сейчас. И, думаю, тяжело будет и дальше, ни одна награда просто так не дается. Можно выиграть соревнования на одной ноге, как говорят. Но для этого все равно нужно очень много работать. Конечно, есть какие-то памятные события, которые сопутствуют тому или иному успеху. На чемпионате мира у меня порвался плавательный костюм на самом интересном месте. В Мидуэйе все прошло гладко. И этот чемпионат мне запомнится, как старт, к которому мы подошли очень грамотно и аккуратно.

- Кстати, у вас есть объяснение тому, почему вы после третьего места на чемпионате мира два года не попадали в тройку призеров на крупных международных стартах?

- Нужно учитывать, что два года назад стрельба была пулевая, а сейчас пятиборье перешло на лазер. Если раньше на выстрел уходило пять секунд, и еще столько же нужно было потратить на перезарядку в случае промаха, то сейчас - это две секунды. Два года назад я выигрывал за счет того, что точно и быстро стрелял. И если соперник делал пусть даже два промаха, то это выливалось в десять секунд, которые потом на километре не так-то просто отыграть. И вот такой формат соревнований подходил мне больше. Сейчас преимущество имеет тот спортсмен, который хорошо бежит, но, возможно, хуже стреляет. Тем более что попасть в черный круг намного проще, чем в десятку. Теперь можно с тридцатого места подняться на девятое, или даже в тройку с двадцатого забежать, чего раньше не бывало. Мы, пятиборцы, прекрасно понимаем, что стрельба во многом утратила свое значение с введением лазера. Изменения необходимы: возможно, четвертый рубеж или штрафные круги, как в биатлоне. И, думаю, они произойдут после Олимпиады в Лондоне. Ну а второй фактор личностный. Не могу сказать, что подготовка у меня была плохая. В принципе, мы работали по тем же тренировочным схемам, что и раньше. Но то в конкуре со жребием не повезет, то фехтование не пошло. В плавании мы сменили костюмы на шорты. Много изменений за последнее время в пятиборье произошло и нужно время, чтобы к ним приспособиться.

- Британец Джеймс Кук, финишировавший следом за вами в Мидуэйе, в интервью официальному сайту Международной федерации современного пятиборья (UIPM) заявил, что это были его самые успешные соревнования в карьере. Вы можете сказать то же самое про себя или считаете, что пребывали в лучшей форме на чемпионате мира в Лондоне-2009?

- Если посмотреть результаты в каждом виде, то нафехтовал я столько же. На коне тогда проехал хуже: с четырьмя повалами, а здесь с одним. В комбайне сделал по одному промаху, что в Лондоне, что в Мидуэйе. Пробежал сейчас, вероятно, немного хуже, потому что не было необходимости так упираться в борьбе за третье место. Последний километр прошел за 3.05, а тогда где-то за 2.50. То есть на чемпионате мира мне потребовалось больше усилий, чтобы удержаться в тройке. А по результатам получился микст: где-то я выступил лучше, где-то хуже.

- Вы можете вспомнить, кому именно проиграли все 13 боев из 35-ти в Мидуэйе? Или по ту сторону дорожки для вас стоит абстрактный соперник неважно, с какой фамилией на курточке?

- В девяноста процентах случаев смогу вспомнить не только кому проиграл, а у кого выиграл, но и каким образом. Это тоже своеобразная подготовка. Потому что, выходя на бой, я уже знаю, в какой приблизительно манере фехтовать с тем или иным спортсменом, как у него можно выиграть и что нужно делать, чтобы не пропустить укол. Сюрпризов практически не бывает на таких крупных турнирах, как чемпионаты мира и Европы. Выступают в основном хорошо известные спортсмены. Правда, и они тебя тоже знают. Тренер по фехтованию Виталий Мезенцев встречал меня на вокзале в Донецке после чемпионата Европы. Сказал: приходи вечером, будем бои разбирать. И такой анализ ошибок идет не только в фехтовании, где, помимо Мезенцева, мне уроки дает также Александр Паршин, но и в стрельбе, беге, плавании с Александром Пауковым, в конном спорте с Павлом Ткаченко и Николаем Легким. И, конечно же, я очень тесно работаю с отцом - Константином Кирпулянским, а также врачом Тамарой Анушкевич. В нашей подготовке задействована большая команда специалистов, благодаря этому, а не только из-за личностных качеств, пятиборцы Донецкой области имеют такие успехи. Настя Спас заняла третье место в личных соревнованиях и первое в эстафете на Юношеской Олимпиаде в Сингапуре, Ирина Хохлова совсем недавно выиграла Всемирные игры военнослужащих в Бразилии. Хорошие результаты показывает Диана Голядкина. И самое главное, что со спортсменами работают молодые тренеры, такие как Дмитрий Сидоров, Светлана Петренко, Николай Чернуха. А это значит, что у нас обязательно будет смена.

- Не рано ли вы о смене заговорили?

- Пока даже не задумывался об этом. Просто я выступаю в одной команде с молодыми спортсменами. Руслан Наконечный, например, который только перешел из юниоров во взрослые, выиграл последний чемпионат Украины. Возможно, мы с братом чем-то сможем ему помочь. Ведь как действующие спортсмены видим и чувствуем все немного по-другому, не так, как тренеры. А бывает, кстати, и наоборот, младшие старшим помогают.

ПРЕДСТАВЛЯЕТЕ, КАК ЛОШАДЬ ВОЛНОВАЛАСЬ

- А как закончился ваш фехтовальный поединок с братом на чемпионате Европы?

- В полуфинале выиграл я, а в финале - он. А вообще у нас 50 на 50. Знаем: кто, что и как делает. И все равно предсказать исход наших встреч невозможно.

- На старт в конкуре вы выходили следом за Павлом. Видели, что он хорошо справился со своей задачей и избежал неудачи, которая постигла его в финале Кубка мира в Лондоне?

- Нет, не видел, потому что находился на разминочном поле, а оно отгорожено от основной арены. Только после того, как сам выступил, узнал, что брат, как и я, имел один повал. В Лондоне мы тоже шли рядышком. Я тогда ехал первым и видел только концовку выступления Павла. Как я уже говорил, попадаются лошади, на которых можно хорошо проехать, даже сделав много ошибок. А у него получилось наоборот: попалась такая, с которой нужно работать от начала до конца. Он работал, но лошадь почему-то не захотела прыгать. Может, перепугалась. Некоторые животные теряются при виде большого количества зрителей. Например, когда я выступал в финале Кубка мира перед Олимпиадой, на стадионе присутствовало тридцать-сорок человек. Выехав на конкурное поле, я буквально почувствовал, как по лошади идет дрожь. Представляете, как она волновалась. Я ее погладил и мы поехали. Лошадь может иметь хорошие физические данные, но как только слышит гонг, полностью меняется. Я не могу сказать, что в финале Кубка мира в Лондоне были только ошибки моего брата. Скорее 50 на 50. Он, можно сказать, лошади доверился, а она его на это и купила.

- Британские телекомментаторы, наблюдавшие за вашими выступлениями, предположили, что где-то по ту сторону экрана должна сидеть и очень гордиться своими сыновьями мама. Ваша мама имела возможность следить за ходом соревнований в Мидуэйе?

- Да, она тоже смотрела трансляцию соревнований на сайте международной федерации. Потом позвонила, сказала: молодцы. Но на самом деле конкур - это такой опасный вид, что любая мама, в первую очередь, беспокоится не о том, чтобы ее ребенок набрал хорошую сумму баллов, а чтобы избежал травм. Потому что и в моей практике, бывало, падал с лошади, упирался в препятствия.

- Учитывая тот факт, что в Мидуэйе состоялось знакомство с лошадьми, на которых будут выступать участники Олимпиады, можете сказать, какому жребию через год обрадуетесь, а какому нет? К примеру, какой будет ваша реакция, если снова попадется Либерти XII?

- Я третий раз выступаю в Англии. И всегда там лошади очень хорошо подготовлены. И если на Олимпийских играх мне попадется лошадь такого же уровня подготовки, как на чемпионате Европы, я буду доволен. Бывают такие соревнования, когда конкур практически ничего не решает: простой маршрут и хорошие лошади. В Мидуэйе все было сделано очень грамотно. И малоопытному наезднику справиться с задачей было нелегко.

- А что скажете, если достанется Трикстар, «похоронивший» медальные надежды Адама Мароши? Или венгерский спортсмен сам виновник своих неудач...

- Опять же я не видел, как он ехал. Но слышал, что было слишком много повалов. Существует еще такое понятие, как удобная и неудобная лошадь. Нужно ведь под животное подстраиваться, а не его под себя. Мароши, возможно, допустил какую-то техническую оплошность или переусердствовал на разминке - это одна из основных ошибок. Но нельзя исключать и то, что лошадь могла быть уже уставшей. Ведь сильнейшие едут уже во втором потоке, через час после того, как отсоревнуется первая часть спортсменов.

ВМЕСТО ЖЕРЕБЬЕВКИ УШЛИ В РАЗДЕВАЛКУ

- А что это за история с акцией протеста спортсменов, из-за которой задержали старт конкура? Вы в ней участвовали?

- И не только я, вся украинская команда. Остался год до Олимпиады. А проблем с каждым стартом становится все больше. И вот спортсмены собрались и потребовали гарантий, того, что лазерная система стрельбы все-таки будет усовершенствована. Мало того, что ты попадаешь в мишень, а она не загорается. Ты тратишь свои силы, деньги, время тренеров и врачей на подготовку, а на старте из-за какой-то неполадки в системе - все коту под хвост. Пусть высшие органы принимают решения, но выступают-то не они, а мы. Спортсмен выкладывается на сто процентов и не попадает в финал, поскольку что-то там не сработало! А ему говорят: извини, в следующий раз мы все исправим. Но история повторяется. Австриец Томас Дэниэл и немец Александр Нобис даже поставили вопрос: а есть ли смысл заниматься пятиборьем, если так дальше будет продолжаться? Раньше стрельба не зависела от яркого солнца или сильного дождя. Могла, допустим, из-за ветра пуля полететь мимо. Но одна, а сейчас, когда отключается установка или садится батарея, мимо, получается, идет все. В этом сезоне уже было два курьезных случая. Один - на этапе Кубка мира в Колорадо-Спрингс. Правда, не в моем полуфинале. Во время комбайна грузовик проехал и питание отключилось. А представьте, если бы это случилось, когда шла борьба за первое место. Второй случай с батарейками. Перед каждым стартом наши пистолеты пломбировали, и любые манипуляции с ними могли быть расценены, как вмешательство в систему. В Будапеште Анастасия Спас начинает стрелять - не срабатывает мишень. Она поднимает руку, специалисты подходят, смотрят оружие и говорят: это ваши проблемы. По окончании соревнований выясняется, что в пистолете села батарея. После того, как мы подняли этот вопрос, спортсменам все-таки разрешили самим батареи менять. Но ведь до этого на протяжении трех стартов нельзя было.

- Понимаю, что недовольство несовершенством лазерной системы стрельбы назревало давно, но должен же был кто-то один встать и сказать: ребята давайте задержим начало соревнований?

- Было подано четыре протеста только в моем полуфинале, возможно, были они и в другом. Обсуждая в раздевалке после соревнований, что у кого не получилось, мы решили, что пора уже отстаивать свои права. И чтобы показать, что мы недовольны нынешним положением дел, решили сделать следующее. Когда нас для жеребьевки лошадей стали собирать в определенном месте, мы все ушли в раздевалку. Никто ничего не понял. А мы стали ждать реакции. Пришел президент Международной федерации современного пятиборья Клаус Шорман. Мы с ним обсудили те вопросы, которые нас интересовали. В частности, предложили, чтобы тренеры или какая-то независимая сторона принимали участие в контроле работы лазерной стрельбы. Чтобы подключили дополнительные инновационные технологии, то есть компьютер наподобие системы, которая есть у стрелков - «СКАТ». И если луч попадает в черное, а мишень не загорается, это фиксировалось. А не так как сейчас, когда приходится доказывать все на словах, что практически невозможно сделать. Второй вариант: это видеозапись и волонтер, который будет следить на экране за тем, сработает ли мишень. Если же такие меры не могут быть приняты, тогда нужно возвращаться к старой пулевой стрельбе, пусть даже в комбинированном с бегом виде.

- Помимо личных соревнований, вы претендовали на медаль еще и в эстафете. Насколько обидно было упустить медаль, ведь до последнего вида украинская команда держалась в тройке призеров?

- Нужно учитывать, что эстафета проходила на третий день соревнований. И нам после выступлений в личном полуфинале и финале было достаточно тяжело. Конечно, не одни мы такие были. Только российская сборная привезла для эстафеты абсолютно свежих людей. Тем не менее, мы показали второй результат в фехтовании, третий - в плавании. Павел Кирпулянский и Мордасов конкур прошли чисто. Я сделал три повала вначале, но потом отпустил повод, и лошадь справилась с остальными препятствиями. Перед комбинированным видом мы проигрывали лидерам венграм тридцать секунд. А за нами в пятнадцати шли все остальные - плотность была высокая. Отстрелялся я с одним промахом, показал, в принципе, свой результат в беге. 3.10 потратил на первый километр, а на последний - 2.50. Передал эстафету вторым, но меня догнал поляк. Павел бежал лучше, но если я тратил на стрельбу в среднем по 13 секунд, то он - по 30. Мордасов уже получил эстафету шестым, так мы и финишировали. Конечно, хотелось быть в тройке, тем более что она была рядышком, чуть-чуть не хватило.

ШКОДИЛ ОДИН, ПОЛУЧАЛИ ОБА

- Вашему брату комбайн не удался и в личном первенстве: с четвертой позиции он опустился на 21-ю. Анализировали после соревнований причины его неудач или праздновали ваш успех?

- Конечно. После эстафеты брат говорил, что сильно переволновался. В личных соревнованиях у него несколько раз не сработала мишень. На распечатке выстрелов несколько таких точек, которые обычно трактуются, как не работа системы или даже непопадание в мишень, что маловероятно. Тренеры, которые наблюдали за стрельбой, говорили, что несколько раз даже красный свет, который сигнализирует о промахе, не загорался. А это тоже психологически тяжело.

- Скажите, а вы брата потеряли из виду сразу же после старта или же хоть краем глаза по ходу комбайна следили за тем, что с ним происходило?

- Когда после первого километра начал стрелять, вижу: никто не подбегает. А дальше уже появились немец Гебхард и британец Кук. Брата все не было. Тогда и подумал, наверное, первая стрельба у него была неважная. Паша, думаю, тоже меня не видел. Потому что там борьба шла за каждое место. Ведь если спортсмен не зарабатывает олимпийскую лицензию на чемпионате Европы, то очки, заработанные им в Мидуэйе, все равно идут в мировой рейтинг, согласно которому, по состоянию на первое июня 2012 года, семерка, которая еще не квалифицировалась на Игры, получает путевки в Лондон.

- В пятиборье пока у вас достижений больше, чем у брата, а как обстоят дела в других видах деятельности? В футбол, к примеру, кто кого?

- Павел, бывает, и лучше меня выступает, например, на последнем чемпионате Украины. Он стал пятым, я - шестым. В футбол, думаю, играем на равных. В других видах деятельности? Никогда не задавался этим вопросом. Прежде всего, семья. И если что-то у кого-то не получается - это наша общая проблема. В Мидуэйе, допустим, у брата не получилась стрельба. Попробуем вместе это исправить. В техническом плане у него все нормально, возможно, дело в психологии.

- У вас с детства были одни проблемы на двоих или же вы выясняли отношения не только с другими, но и друг с другом?

- Конечно, и сейчас, бывает, спорим. Все мы люди, все мы человеки. (Улыбается). Решаем конфликтные ситуации без применения физической силы, но порой на повышенных тонах. А раньше и баловались, и дрались.

- Дрались прямо с детства на шпагах?

- Нет, конечно, мы шпаги в руки взяли первый раз в двенадцать-тринадцать лет. До этого их просто удержать не смогли бы. А так кулаки в ход пускали, особенно когда словарный запас заканчивался.

- А с кем у родителей было больше проблем - с вами или с Павлом?

- Я думаю, что одинаково. Мы родились и выросли в Макеевке. Компания у нас была одна. И если кто-то один шкодил, получали оба.

НЕ ЭГОИЗМ, А ПРОФЕССИОНАЛИЗМ

- Ваша спортивная судьба, как сына тренера, была фактически предрешена, а в случае с профессией - Донецкий национальный медицинский университет им. Горького - это был сознательный выбор?

- Когда я туда поступал, то думал, в первую очередь, о том, чтобы было интересно учиться, а в дальнейшем и работать. Просто так диплом получить меня не устраивало. К тому же мне хотелось получить профессию, с которой можно было бы в спорте остаться уже после завершения карьеры. А для современного спорта знания медицины - это очень большой плюс. К примеру, я могу сам понять, все ли в норме в моем анализе крови, или проанализировать, есть ли нарушение ритма на ЭКГ. Если человек пользуется какими-то восстановителями, то, я считаю, он должен понимать механизм их действия. Как сочетать препараты друг с другом, сколько их нужно принимать, как - до еды или после. Ответы на все эти вопросы получаешь, учась в медицинском вузе. Я считаю, что диплом врача - это очень хороший плацдарм для моего будущего. А наш университет, кстати, славится еще и своими спортивными традициями. Пару лет назад он выиграл с большим отрывом спартакиаду среди медицинских вузов. Также занимал первое место среди разных вузов четвертого или пятого уровня аккредитации.

- Так, значит, все-таки на операциях и в морге бывать не приходилось, по-другому зачеты получали?

- Почему же? И на операциях, и на вскрытии был. Все, что по программе должен был пройти, прошел. Нам, спортсменам, помогают, но это не значит, что не надо учиться. Пропуски мне не прощали. Я приезжал с соревнований и шел в деканат, по субботам или в какое-то другое время все часы отрабатывал. На физкультуре, конечно, шли на уступки, потому что знали: у меня свой график тренировок. А общие нормативы для студентов мне, как понимаете, выполнить было несложно. Пробежать или проплыть стометровку. Я это делаю по несколько раз в день. Не отвлекала ли учеба от спорта? Наоборот, помогала на нем не зациклиться. Во-первых, круг общения шире. Во-вторых, в том же самолете можно не газету читать, а статью про новые препараты или исследования, применить которые можно и в спорте тоже.

- А что далось сложнее - диплом врача или же медали на чемпионатах мира и Европы?

- Работать приходилось и в спорте, и в университете. Чтобы сдать экзамен, я много читал, зубрил, ходил на практические занятия. Сначала учился на третьем медицинском факультете - это врач-гигиенист. А после пятого курса перевелся на лечебное дело и получил диплом врача-терапевта.

- И когда же можно будет попасть на прием к терапевту Кирпулянскому? Или вы все-таки не планируете работать по специальности…

- Наоборот, я планирую остаться в медицине. Потому что спорт не вечен. Но знаете, когда врач больного выписывает, то обычно говорит: не приходите к нам больше. (Улыбается). Лучше не болейте. Но если что, то, думаю, смогу поставить вас на ноги.

- Не кажется ли вам, что спорт высших достижений - все-таки предполагает некий эгоизм, а профессия врача, наоборот, его исключает.

- Я не согласен с тем, что спорт высших достижений предполагает эгоизм. И мне кажется, что спорт и медицина даже помогают друг другу. Иногда нужно слукавить, подав информацию пациенту определенным образом. Потому что в наше время убедить человека принимать антибиотики - не так просто. Куча отговорок: они же ухудшают микрофлору кишечника, давайте возьмем те, у которых меньше побочных эффектов. А то, что они действуют совсем на другую группу бактерий, уже, получается, и неважно. В медицине к каждому пациенту нужно находить свой подход так же, как к каждому сопернику в фехтовании. И потом я даже не знаю, как в спорте может проявляться эгоизм.

- А как же стремление стать первым. В спорте вы работаете для себя, а в медицине нужно стараться ради других?

- Врач тоже работает для себя, на свое имя. Ведь если он не будет помогать, к нему не придут люди. Есть спортсмены, которым после боя жмешь руку с улыбкой, хоть и проиграл. А есть такие, которые свои эмоции не сдерживают: кричат, бросают маску и шпаги, с ними надо уже поаккуратнее. Но все равно, эгоизма по отношению к друг к другу в нашей команде я никогда не видел и надеюсь никогда не увижу. Потому что на самом деле это очень страшно, когда человек думает только о себе и не думает о других - последствия плохие. Ведь не зря говорят не делай зла другому. А если ты делаешь полезно для себя и никому не вредишь, так это называется профессионализм, а не эгоизм.

Анна САВЧИК, Спорт-Экспресс в Украине

Невероятно, но факт:
 
Читайте также:
 
Материалы по теме:
Другие новости:
 
Комментарии
Еще никто не комментировал.
Добавить
Имя
Комментарий
- введите код с картинки (с учётом регистра)
 
Спорт. Реклама
Книга о Суркисе
Социальные сети
Наши партнеры

Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player

Людина року
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Наши друзья
Прессинг
Динамо Киев от Шурика