Спорт-Экспресс в Украине > Откровенный собеседник

Сергей Бебешко: «Выносили с площадки на руках, как тореадора после корриды»

16.12.10, 08:00   Просмотров: 22262226 Комментариев: 2 2

В истории украинского мужского гандбола было восемь олимпийских чемпионов. Обладатели золота Монреаля-1976 и сейчас на виду. Александр Резанов возглавляет ведущий клуб страны ЗТР. Сергей Кушнирюк стоял у руля национальной команды, а Михаил Ищенко и сейчас дает уроки мастерства вратарям национальной сборной Украины. К сожалению, через два года после триумфа советской дружины в Канаде, ушел из жизни Юрий Лагутин. В составе сборной СССР праздновал победу на Олимпиаде -1988 Александр Рыманов,. Прошел все сборы с командой и поехал в Сеул, но так и не вышел на площадку, Леонид Дорошенко. К слову, последний еще в прошлом году защищал ворота клуба «АСА» (Тель-Авив) и сборной Израиля..

Двое украинских гандболистов, выигравших золото Игр-1992, исчезли из виду практически сразу после ошеломляющего успеха Объединенной команды СНГ в Барселоне. Юрий Гаврилов впоследствии отошел от гандбола, сейчас живет в Люксембурге. А вот Сергей Бебешко за последние пару лет неоднократно напоминал о себе. Первый раз, когда вывел в Лигу Асобаль (один из сильнейших, если не сильнейший внутренний чемпионат в Европе) «Лабаро» из Толедо. Второй, когда после восемнадцати лет жизни за границей исполнил «Back in USSR» и возглавил «Динамо-Минск». И третий, когда вместе с флагманом белорусского гандбола вышел в Лигу чемпионов, преграждая, кстати, путь в самый престижный клубный турнир Старого Света запорожскому ЗТР. С олимпийским чемпионом Барселоны-1992 корреспондент «СЭ» встретился на следующий день после домашнего поражения «Динамо» от швейцарского «Шаффхаузена», теоретически не лишавшего минчан шансов выхода из группы, но практически означавшего реквием по мечте попасть в следующий раунд Лиги чемпионов.

МАНДРАЖ ИСПЫТЫВАЕТ ТОТ, КТО БОИТСЯ, А Я НЕ БОЮСЬ

- После всех игр хорошо спите или же только после тех, которые выигрываете?

- В зависимости от того, во сколько игра заканчивается и есть ли время отойти от нервного стресса.

- Скажите, а тренерский мандраж существует, если да, то как он выражается?

- Мандраж не совсем подходящее слово для того, чтобы выразить, что чувствует тренер перед матчем. Волнение присутствует, и это вполне нормально, как для игрока, так и для тренера. Я, например, переживаю не столько за результат, сколько за то, правильно ли дана установка на игру. А мандраж, как мне кажется, испытывает человек, который боится чего-то или просто не уверен в себе.

- Никогда не подсчитывали, сколько километров нахаживаете вдоль лавочки за шестьдесят минут игры?

- (Смеется) я даже не задумывался над этим. Стоять на месте или сидеть не могу. Тренер думает, принимает решение, подсказывает игрокам - это обычный рабочий процесс.

- Вы пришли в «Динамо» в декабре 2009-го, примерно через полгода украинские гандболисты потерпели фиаско в плей-офф чемпионата мира и главный тренер сборной Леонид Захаров подал в отставку. Небольшой промежуток времени, в который уместились эти два события, а также высказывания отдельных игроков о том, под чьим началом они предпочитают играть в квалификации чемпионата Европы-2012, повлекли разговоры о том, что украинскую сборную может возглавить Сергей Бебешко. Конкретное предложение вам поступало?

- Я слышал, что кто-то из игроков публично заявил, будто бы хочет работать в сборной со мной. Но это всего лишь разговоры. Если ко мне обратятся с конкретным предложением? Знаете, это гораздо серьезнее - возглавлять сборную Украины, чем кто-либо может подумать.

- А на чем остановили бы выбор, если бы по одному каналу показывали матч Лиги Асобаль, а по другому - игру с участием Украины?

- Я бы посмотрел и то, и то: потому что игра клуба - это одно, а сборной - другое. Если вопрос стоит: интересно ли мне, как выступает Украина? Безусловно. Любому тренеру интересно, как играет сборная его страны. Я паспорт не менял, считаю себя украинцем. К тому же у нас в клубе есть представитель украинской сборной Сергей Онуфриенко. Я от него узнаю, как обстоят дела. Когда есть возможность, обязательно смотрю видео.

НЕ ВИЖУ ПРИЧИН ОБИЖАТЬСЯ НА СЛОВО «ХОХОЛ»!

- Как только стало известно о вашем назначении в минское «Динамо», пресса написала: белорусский клуб возглавил украинский специалист. Согласны с тем, что вы специалист украинский?

- А какой? Если у меня паспорт гражданина Украины. Хоть я и прожил восемнадцать лет за границей, и стиль работы у меня ближе к европейскому. Считаю, взял все лучшее от украинского, российского, испанского и французского гандбола.

- Тогда высказывания тренеров венгерского «Пика» Ласло Шкалицки и швейцарского «Шаффхаузена» Петра Граховца о том, что «Динамо» играет в типичный «русский» гандбол, для вас комплемент или скорее наоборот?

- Подход к работе у меня европейский. А то, что «Динамо», по мнению других тренеров, имеет типично русский стиль, означает лишь то, что мы играем в тактический гандбол больше, чем какой-либо другой клуб. Думаю, в то время, когда я был игроком, мы и достигли высоких результатов на международной арене благодаря тому, что играли в этот самый типично русский гандбол. Я предпочитаю и сейчас в него играть и выигрывать.

- Как считаете, это вам больше повезло с минским клубом или ему с вами?

- Думаю, везение взаимовыгодное. Дело в том, что моему приходу в «Динамо» предшествовал неприятный эпизод в Испании. Фактически я остался без работы, потому что не смог договориться с руководством клуба «Лабаро», с которым мы вышли в Лигу Асобаль. С другой стороны, я принял «Динамо» в разобранном состоянии. И то, что мне удалось сделать за остававшиеся полгода, тоже дает основания полагать, что белорусскому клубу со мной повезло. Многие специалисты хотели бы сегодня стоять у руля команды, которая играет в Лиге чемпионов.

- В Барселоне-1992 вы просто по долгу службы обязаны были слушать Спартака Мироновича и Владимира Максимова, насколько важно мнение этих людей для вас сейчас, когда вы, как и они, наблюдаете за происходящим на площадке с тренерского мостика?

- Как коллег по работе могу выслушать, но их мнение сегодня на мои решения никак не влияет. Я тренер команды, которая играет в Лиге чемпионов. И работать с оглядкой на авторитеты, с моей стороны в данной ситуации было бы неправильным.

- Есть ли сегодня в мировом гандболе специалист, на предложение поработать в роли ассистента которого, вы бы согласились, не раздумывая?

- Нет, либо я буду первым, либо не буду тренером вообще.

- Не обижаются украинские легионеры минского клуба, когда вы их хохлами называете? И насколько они справляются с теми обязанностями, ради которых их брали в ведущий клуб Белоруссии?

- Для поддержания нормальной атмосферы в команде и поднятия настроения это иногда даже полезно. Мы привыкли, что в ближнем зарубежье нас называют «хохлами» в хорошем смысле этого слова. И потом чего обижаться - я ведь и сам хохол. Те задачи, которые были поставлены в начале сезона, украинцы выполняют. Валик Кошевой - на сегодняшний день первый вратарь команды. Дима Онищук не играл два месяца из-за травмы и ему тяжело было войти в ритм. К Сергею Онуфриенко никаких претензий у меня нет.

ПРИ ОДНОМ УПОМИНАНИИ О СТАЙКАХ БРОСАЛО В ДРОЖЬ

- Были ли вы после возвращения в Минск на базе в Стайках, где советская сборная зачастую проводила сборы перед ответственными стартами, наверняка была и перед Олимпиадой в Барселоне?

- Этим летом у динамовцев был недельный сбор в Стайках. Должен сказать, что там мало что изменилось. Тот же зал, тот же стадион. Даже сохранились старые корпуса, в которых мы жили. Да, вспомнилось прошлое. Но ностальгии никакой нет, да и по чем? По трехразовым тренировкам в день? Только просыпался, уже тренировался. А вокруг лес. После таких двух недель не хотелось больше ничего. А при одном упоминании о Стайках бросало в дрожь.

- Хочу начать вопрос с одной, думаю, знакомой вам истории. 1989-й год, сборная Союза готовится к молодежному чемпионату мира в Испании. Александр Остапов - только четвертый номер на своей позиции, едет на сбор, по сути, просто проветриться. Но ломается один игрок, затем форс-мажор и выбывает второй, а уже на самом первенстве в стартовой игре травму получает основной правый крайний. Остапов играет, каши не портит. Хотя еще месяц назад никто, даже он сам, не поверил бы, что завоюет золото. Скажите, вам судьба делала подобные подарки?

- Я ведь тоже считался в олимпийской сборной третьим-четвертым номером. Андрей Тюменцев был вне конкуренции, но потом по неизвестным мне причинам отказался выступать. На второе место претендовало сразу три человека. Андрей Паращенко получил травму колена. Таким образом, остались я и Талант Дуйшебаев.

- Вы сразу нашли общий язык с Талантом Дуйшебаевым? Или же конкуренция за место в сборной и дружба были несовместимыми понятиями?

- Мы с ним встретились еще в молодежной сборной-1989. Я уже тогда играл в высшей лиге чемпионата СССР за СКА. Талант же защищал цвета «Искры». Я был основным разыгрывающим и капитаном молодежки, он на замене. Но в национальной сборной все стало наоборот. С Талантом мы всегда находили общий язык. Будучи разноплановыми разыгрывающими, даже в чем-то дополняли друг друга. У нас вообще в сборной не было нездоровой конкуренции, все хотели стать олимпийскими чемпионами. А тому, кто какую роль выполнял в команде, особого значения не придавали.

РАЗЫГРЫВАЮЩИМ НУЖНО РОДИТЬСЯ

- Что в вашем понимании означает разыгрывающий от Бога?

- Игрок, который хорошо видит поляну, может руководить командой, владеет бросками с опоры, в прыжке, хорошо связывается с линией, он уже от Бога. Можно человека научить играть в гандбол, но разыгрывающим нужно родиться.

- Кто из ныне играющих гандболистов больше всего подходит под ваше понимание идеального плеймейкера?

- Сегодня таких разыгрывающих, какие были в наше время и раньше, нет. Во многих клубах и сборных, так как гандбол стал более динамичным, предпочитают в центре иметь игрока скорее бросающего, нежели разыгрывающего.

- Кто сыграл большую роль в вашем становлении, как игрока - старший брат, который первым пришел в секцию ручного мяча, первый тренер из Новой Каховки, Леонид Захаров и Борис Чижов, с которыми вы работали в Киеве, или же все-таки заставлявшие двигаться вперед товарищи по СКА?

- Конечно, очень многое зависит от первого тренера, и со своим я до сих пор поддерживаю отношения. Но в моем становлении, как гандболиста, важную роль сыграл именно брат. У нас с ним разница в возрасте - четырнадцать лет. Саша помогал мне учиться не на своих, а на его ошибках. Он также играл за киевский СКА. Но в те времена медицина была еще не такая, как сейчас: ему неудачно прооперировали колено, возникли осложнения. Самое высокое его достижение - попадание в шестерку чемпионата СССР вместе с ЗАСом. Какую роль в моей карьере сыграли годы, проведенные в СКА? Я попал в команду в семнадцать лет и уже был основным разыгрывающим. Думаю, именно за постоянную возможность приобретать игровой опыт, я должен сказать спасибо СКА. Вырасти в олимпийского чемпиона мне в какой-то степени помог еще Владимир Максимов, под чьим началом я играл в молодежной сборной СССР.

- Было ли в СКА что-то такое, о чем вы потом с ностальгией вспоминали, играя в Испании и Франции?

- Очень хороший коллектив. Когда я пришел в команду, там играли Петр Панченко и Сергей Буданов. Мне было 17, им по 32. Но со мной общались, как с равным. У меня потом ни в одной команде за границей не было таких дружеских отношений, как с партнерами по СКА.

- А с кем из армейцев пошли бы в разведку?

- С Юрой Гавриловым. Мы с ним одновременно начали играть в СКА. А потом еще и вместе в сборную попали, жили в одной комнате в Барселоне, где выиграли золото Олимпиады. Я был свидетелем у него на свадьбе. А еще с Виталием Шевчуком, с которым мы потом играли вместе в Испании.

- Когда последний раз заходили в зал на Воздухофлотском проспекте в Киеве?

- В последний раз был после первого своего сезона в Испании, когда приехал в мае 1993-го играть за сборную Украины. Знаю, со стороны кажется, что Минск и Киев рядом, но мне сложно даже на один день вырваться в Украину. Свободное время стараюсь проводить вместе с семьей, которая осталась в Испании. В Украине у меня отец и старший брат. По нашим с ним стопам в гандбол никто не пошел. Но вот моя племянница Александра Бебешко занимается стрельбой из лука, стреляет на уровне сборной Украины.

ЕСЛИ СКАЖУ, ЧТО ПОЛУЧИЛ ЗА ЗОЛОТО БАРСЕЛОНЫ, БУДЕТЕ СМЕЯТЬСЯ

- Сейчас много говорят о том, что у нынешнего поколения гандболистов нет нормальных условий для развития. Но ведь и вас жизнь не баловала, делили какое-то время одну ставку на троих в СКА. Курсировали в поисках зала для тренировок между КИСИ, 19-м километром Турчина и Броварами? Или, скажите, время было другое?

- Я думаю, неправильно сейчас вспоминать, как мы тренировались и какие зарплаты получали. Нельзя подходить к вопросу с позиции: вот в наши времена не было того, что у вас сейчас есть. То, что нам не повезло, не значит, что не должно везти другим. Сегодня, если хочешь добиваться серьезных результатов в гандболе, нужна соответствующая материальная база. Да, у нас не было своего зала, да, мы ездили тренироваться в КИСИ. Но думаю, у нас были все условия для той задачи, которая перед нами ставилась - не вылететь из чемпионата Советского Союза. Когда сейчас игроки сетуют на то, что у них маленькие зарплаты и, допустим, негде тренироваться, чтобы добиться тех результатов, которых от них требуют, я с ними полностью согласен.

- Сейчас суммы премиальных, которые получают за олимпийскую медаль украинские спортсмены, официально озвучиваются в масс-медиа. А как страна наградила вас за барселонское золото, и главное - какая страна?

- (Улыбается). Восемнадцать лет меня никто не спрашивал об этом. А вопрос, конечно, интересный. Если я скажу, многие будут смеяться. Три тысячи долларов за золото, две - за серебро и одну - за бронзу: такие премии выделил спонсор сборной СНГ на Олимпиаде в Барселоне. В Украине всем олимпийским чемпионам дарили «Таврию». Если кто-то помнит, был такой автомобиль, стоивший по тем временам где-то около двух тысяч у.е. Сумму государственной премии назвать затрудняюсь. Она была в купонах. Но точно помню, что ее хватило на два флакона духов. Плохо это или хорошо - сейчас рассуждать об этом не вижу смысла. Это в прошлом. Правда, насколько мне известно, олимпийским чемпионам в Украине положена пожизненная стипендия. Когда я попытался узнать, почему мы не получаем ее, объяснение было следующее: не полагается, потому что не проживаете на территории Украины. Задавал этот вопрос на высоком уровне, но услышан не был. Пусть бы стипендию получал мой отец, он меня вырастил, он отстраивал это государство после войны. Я не жалуюсь и ни о чем не жалею. Просто считаю, что сегодняшним олимпийским чемпионам в плане оценки их труда, повезло гораздо больше, чем нам. Немного обидно, потому что медали-то одинаковые.

- А еще обидно, потому что вряд ли в ближайшее время в нашем гандболе еще появятся олимпийские чемпионы?

- Чего не хватает украинскому гандболу? Во-первых, материальной базы, во-вторых, детских тренеров. Человек, получающий сто пятьдесят долларов, естественно, рано или поздно начнет искать более прибыльное занятие. Федерация пытается что-то сделать, но даже не может найти способ заинтересовать игроков сборной. Сергею Онуфриенко не то что плохо ответили на вопрос насчет страховки. Сказали, что он вообще не должен подобными вещами интересоваться. Я не понимаю почему! Но это не означает, что в украинском гандболе больше никогда не будет олимпийских чемпионов. Они могут появиться, если у руля федерации и клубов станут профессионалы. Украинская сборная и на сегодняшний день, мне кажется, гораздо сильнее, чем команда Белоруссии. Но почему-то когда в Минск приехал ЗТР, мы выиграли у него 14 мячей. Это говорит о том, что недостаточно просто вырастить хорошего игрока, нужно создать для него соответствующие условия.

- Когда вы стояли на олимпийском пьедестале в Барселоне, наслаждались моментом, или же для вас было важно то, что вы выиграли золото в составе сборной не совсем понятно какой страны?

- Конечно, это было важно. Мы знали, что вместе уже не будем играть, и это имело как отрицательный, так и положительный эффект. Плюс был в том, что если мы выигрывали, то входили в историю, как сборная, которая просуществовала год-полтора. С другой стороны, мы не имели своего флага и гимна. Каждый из нас понимал, что нужно выигрывать сейчас, потому что второго шанса не будет. Семидесяти процентам игроков состава было не больше 25-ти. Та сборная могла спокойно играть еще лет десять, наши соперники по финалу - шведы выступили еще на двух Олимпиадах.

- Стаффан Ольссон, Ола Линдгрен, Магнус Висландер, в споре с которыми вы выиграли золото Барселоны-1992, потом еще два раза становились олимпийскими вице-чемпионами в Атланте и Сиднее. А что, на ваш взгляд, является более весомым достижением - три серебра или одно золото?

- Если бы вы сейчас задали этот вопрос шведам, не сомневаюсь, они бы предпочли пусть один раз, но выиграть. Потому что выше титула олимпийского чемпиона в спорте ничего нет.

НЕ ЖАЛЕЮ, ЧТО ОСТАЛСЯ ГРАЖДАНИНОМ УКРАИНЫ

- Белорус Александр Тучкин и киргиз Талант Дуйшебаев впоследствии поднимались на пьедестал в форме других национальных сборных. Вашим же главным достижением так и осталось золото Барселоны в составе объединенной команды СНГ. Гражданство не поменяли сознательно или просто не поступало интересных предложений?

- Предложение мне поступило точно такое же, как Дуйшебаеву. И мысль поменять паспорт была, во-первых, для того, чтобы иметь возможность играть в сборной Испании. Но поскольку договоренности о двойном гражданстве с нашим государством не было, нужно было отказываться от паспорта гражданина Украины. Дуйшебаев же на тот момент уже успел стать испанцем и я понимал, что шансов попасть в сборную у меня практически нет. Да, на уровне клубов мне бы это значительно облегчило жизнь, на тот момент в испанском чемпионате существовал лимит на легионеров. Но даже сейчас не жалею о своем решении. Не потому, что думаю когда-нибудь вернуться в Украину. Просто считаю себя украинцем и испытываю гордость за свою страну.

- Вы играли за сборную Украины?

- Да, против датчан в 1993 году в отборе на чемпионат Европы. Это был мой первый и последний матч за Украину. Почему? Потому что не смогли договориться с федерацией. Сейчас ребятам не предоставляют страховки, а нам тогда даже не оплачивали билеты. Это просто немыслимо было по тем временам, да и сейчас тоже. После того, как пять-шесть лет поиграл в Испании, мне вновь поступило приглашение. Но я отказался!

- Есть ли среди вашего поколения гандболисты, недооцененные в медальном плане?

- Пожалуй, правый крайний ЗИИ Андрей Антоневич, который сейчас, если не ошибаюсь, живет в Германии. В 17 лет он поехал вместе с национальной командой на чемпионат мира-1986 в Швейцарию. Ему пророчили большое будущее, но почему-то он потом затерялся. Не везло, на мой взгляд, Андрею Щепкину. Он был на всех сборах, но не поехал на Олимпиаду в Сеул и на чемпионат мира в Чехословакию. А когда он играл в Испании, его почему-то не вызывали даже в сборную Украины. Хотя, думаю, он с удовольствием поиграл бы. После трех лет в «Малаге» (восьмом-девятом клубе Испании), Щепкин оказался в «Барселоне». Говоря о том, что он был недооценен, я имел ввиду, прежде всего, национальную сборную, потому что на уровне клубов это единственный человек в гандболе, который семь раз с разными командами выигрывал Лигу чемпионов. 

- Как считаете, как игрок вы достигли в гандболе всего, что могли?

- Нет, конечно. Я стал олимпийским чемпионом, но мне бы хотелось похвалиться каким-нибудь титулом еще и на клубном уровне. «Сьюдад Реал» тогда не был таким, как сейчас. И высшее наше достижение - финал Кубка вызова-1999, но, к сожалению, мы его проиграли «Фленсбургу»


В ИСПАНИИ НАЗЫВАЛИ СЕРХИО, В СКА - ЗЕКА

- Какое место занимают в вашей спортивной карьере годы, проведенные во французском «Вилербанне»?

- После восьми сезонов в «Сьюдад Реале» я порвал ахиллы на обеих ногах. Возвращаясь к вопросу, который вы задавали в начале беседы, в период восстановления я полгода работал в клубе вторым тренером с Веселином Вуйовичем. Но у меня были свои идеи, уже тогда хотелось свободы. Есть специалисты, которые могут возглавлять команду, потом идти в помощники и наоборот. Может быть, покажусь немного заносчивым, но я сразу понял, что буду либо первым, либо не буду тренером вообще. И после полугодичного перерыва принял решение вернуться на площадку. Вначале поехал в Меллию - это испанская территория на Севере Африки. Играл в третьем дивизионе Испании. Восстановился, набрал форму и получил предложение от «Виллербана», который боролся за выход в высшую лигу Франции. Я очень рад, что попал в «Виллербан», в первую очередь, потому что там был очень хороший тренер по физподготовке. Я многому научился.

- Скажите, а прозвище «Зека» путешествовало с вами дальше по Европе? Или же испанцы и французы придумали более звучное для них буквосочетание?

- Я уже сам забыл, что меня когда-то так называли (улыбается). Думаю, помнят об этом разве что мои близкие друзья, с которыми играл в СКА. Это прозвище родом из глубокого детства. Когда я был маленький, не мог четко выговорить свое имя, получалось что-то похожее на Зеку. За границей вообще не принято обращаться к игрокам по кличкам. В Испании меня называли Серхио, во Франции - Сергей. Французы стараются правильно произносить все имена, нация высокой культуры.

- Большое удовольствие испытали, когда вас подняли на руки после победного гола «Квенки» в ворота «Барселоны» или же когда команда «Лабаро» из Толедо подбрасывала вас уже как тренера, празднуя выход в Лигу Асобаль?

- Когда мы обыграли «Барселону», меня просто вынесли с площадки на руках - такие традиции в Испании. Аналогичных почестей удостаивают хороших тореодоров после удачной корриды. Но большее удовлетворение получил все-таки с  Толедо. Быть тренером - это не просто взять в руки свисток, это очень тяжелая работа. И дорогого стоит, когда твоя команда добивается высоких результатов.

- А где тяжелее быть тренером в Испании или Белоруссии?

- В Белоруссии, возможно, немного легче, поскольку здесь в клубе работают более профессиональные люди. В Испании руководитель - это, как правило, человек, у которого есть деньги, а в гандболе он понимает очень мало. С такими людьми тяжело разговаривать, потому что они работают по принципу: я даю деньги, ты - обеспечиваешь результат.

- На пресс-конференции после поражения «Шаффхаузену» вы сказали: «Пишите, что хотите, критикуйте». А где больше критикуют в Испании или в Белоруссии?

- Белоруссия - страна с давними гандбольными традициями. И болельщики здесь, по крайней мере, старого поколения, лучше понимают гандбол. В Испании понимают меньше, но критикуют больше. Испанцы вообще такой народ, который без сплетен жить не может, это у них в крови. Если команда проигрывает, сразу начинают выяснять, кто кому что сказал, кто на кого косо посмотрел. Я же считаю, что критика должна быть конструктивной. Если перед командой стоит определенная задача, и она выполняется, то что еще надо. В Белоруссии прослеживается другая тенденция. «Динамо» было создано всего два года назад, спонсорская часть в бюджете команды составляет только десять - пятнадцать процентов, все остальные средства дает государство. Поэтому присутствует определенная зависть со стороны других белорусских клубов, не имеющих такой поддержки. «Динамо» все выигрывает, создает условия для игроков, но никто ведь не видит, что для этого мы работаем, не покладая рук. Некоторые просто ждут повода покритиковать. Поэтому я и сказал: пишите, что хотите, мне все равно.

НЕ СТАВЛЮ ПОД СОМНЕНИЕ ЗАСЛУГИ ДУЙШЕБАЕВА

- Никогда не думали о том, что тренер Дуйшебаев добился большего в Испании, чем тренер Бебешко, отчасти потому, что по эмоциональности и темпераменту он ближе к представителям этой нации?

- Я бы не сказал, что Талант по менталитету больше подходит испанцам. По эмоциям, возможно. Его заслуги под сомнение не ставлю. За такой короткий тренерский срок трижды выиграть Лигу чемпионов - мало кому удавалось. В какой-то степени ему повезло, потому что на тот момент (сейчас уже по-другому) не было ни одного клуба, который мог бы создать для тренера такие условия, как «Сьюдад Реал». Контракты подписывались с теми игроками, с какими он хотел. И вопрос денег даже не стоял. Естественно, и задачи ставились соответствующие. Но опять же, даже с самыми лучшими гандболистами выигрывать непросто.

- Представим такую ситуацию: приходит к вам завтра человек с чемоданом денег, в раза три большим, чем рекордные по меркам европейского гандбола 9,5 млн. евро (бюджет немецкого «Киля»), и говорит: «У вас есть два года, чтобы создать команду, которая выиграет Лигу чемпионов. Если не выполните это условие, навсегда уходите из профессии». Что скажете...

- Большие деньги - большие проблемы. К тому же на сегодняшний день это нереально, а мечтать - не вижу смысла. То, что у тебя много денег, еще не значит, что ты подпишешь любого игрока. Возьмем, к примеру, «Сьюдад Реал». Я говорю именно о нем, потому что восемь лет там отыграл и знаю всю кухню. Десять лет клуб шел к тому, чтобы выиграть первый раз Кубок кубков. За два года даже с чемоданом денег просто нереально стать победителем Лиги чемпионов. Я бы отказался.

- А если бы вам предложили возглавить один из лучших европейских гандбольных клубов, но женских, посоветовались бы с женой?

- Женский гандбол - не для меня. Я считаю, что женщины не должны заниматься контактными видами спорта. Каждый вид спорта накладывает отпечаток на характер. Если женщина играет в гандбол, значит она более агрессивная, и менее женственная. Я, например, даже не смотрю женский гандбол. Наташа - моя жена, волейболистка. Мы, кстати, познакомились с ней в киевском интернате. Она играла в высшей лиге и в сборной Украины, кстати, играла довольно долго, до того времени, как мы уехали в Испанию. Дочь пошла по стопам жены. Что в гандбол она играть не будет, я сказал сразу. Повторюсь, не женское это дело. Виктория тренируется, но вряд ли станет профессиональной волейболисткой, у нее другие интересы. Мы с женой придерживаемся того мнения, что ребенок сам должен выбирать, чем ему заниматься в жизни.

- Почему семья не переехала с вами в Минск?

- Дочери осталось два года до окончания школы. Срывать с места и привозить в незнакомую страну ребенка, который пятнадцать лет проучился в Испании? Виктория считает себя испанкой и плохо говорит по-русски. Согласен, это упущение, человек должен знать язык своих родителей, но все в этой жизни сделать не успеешь. Мы больше думали о будущем нашего ребенка. А зная три языка: испанский, французский и английский, она комфортно будет себя чувствовать в любой стране. Это, во-первых, а во-вторых, тренер - это такой человек, у которого всегда должны быть собраны чемоданы. Когда есть результат - все хорошо, а когда его нет - первый, кто страдает, тренер.

Анна САВЧИК, Спорт-Экспресс в Украине

Досье:

Сергей Бебешко

Родился 29 февраля 1968 года в Новой Каховке.

Олимпийский чемпион (1992), заслуженный мастер спорта, игрок сборной СНГ (1990-1992, 70 игр). С 1985 по 1992 год играл за СКА (Киев), защищал цвета испанских клубов «Квенка» (1992-1993), «Сьюад Реал» (1993-2000), «Меллия» (2000-2001), а также французского «Виллербанна» (2001-2004). Работал вторым тренером в испанском «Сьюдад Реале», главным тренером «Форкусы» (Испания, Д2, 2005-2007), «Лабаро» (Толедо, Испания, Д2, 2008-2009), с декабря 2009 года возглавляет белорусский клуб «Динамо-Минск».

 

 

Невероятно, но факт:
 
Читайте также:
 
Материалы по теме:
Другие новости:
 
Комментарии
Дмитрий С-кщ
17 Декабря 2010 21:23
Полностью согласен

специалист
16 Декабря 2010 22:51
Вот и ещё один пример каждодневного хамства украины по отношению к замечательному человеку, сделавшему для страны намного больше нардепов и воров.
Добавить
Имя
Комментарий
- введите код с картинки (с учётом регистра)
 
Спорт. Реклама
Книга о Суркисе
Социальные сети
Наши партнеры

Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player

Людина року
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Наши друзья
Прессинг
Динамо Киев от Шурика