Спорт-Экспресс в Украине > Наши рубрики > Откровенный собеседник > Новости > Алина КОЗИЧ: "У Олега Остапенко под кроватью ведро наших слез"

Алина КОЗИЧ: "У Олега Остапенко под кроватью ведро наших слез"

12.07.17, 14:37   Просмотров: 44614461 Комментариев: 24 24

Фото Алина КОЗИЧ: "У Олега Остапенко под кроватью ведро наших слез"
2007 год. Амстердам. На чемпионате Европы Алина КОЗИЧ завоевала две бронзовые награды. Фото: Из архива "СЭ"
Совершенные линии и хореография этой украинской гимнастки в свое время буквально завораживали и зрителей, и судей. Абсолютную чемпионку Европы-2004 Алину Козич на помосте невозможно было не заметить.
 
Поэтому, когда она объявила о завершении спортивной карьеры, предложения работы из клубов и сборных команд посыпались, как из рога изобилия. Приглашение пришло даже из далекой Японии, из известного во всем гимнастическом мире клуба Цукахары. От него невозможно было отказаться. И следующие пять лет воспитанница киевской школы спортивной гимнастики учила японских гимнасток украинской грации и хореографии.
 
Затем в тренерской карьере Козич наступил венгерский этап, а еще через два года, в январе 2017-го, успешный молодой специалист подписала контракт с Белорусской ассоциацией гимнастики (БАГ).
 
ВЕНГЕРСКИЙ ОКАЗАЛСЯ СЛОЖНЕЕ ЯПОНСКОГО
 
- Алина, в прошлом году вы привозили на международный турнир в Киев гимнасток из Венгрии, теперь же выводите на помост белорусок...
 
- В Белоруссии я работаю всего несколько месяцев, с нового года. Дело в том, что с главным тренером сборной Венгрии мне так и не удалось найти общий язык, в основном в профессиональных моментах. Я не хлопала дверью, с федерацией мы попрощались довольно-таки цивилизованно. Там сказали, что будут ждать моего возвращения. Но вряд ли мне захочется вернуться... К тому же у меня не получилось преодолеть языковой барьер. В Японии я быстро начала общаться на бытовом уровне. Венгерский же язык, один из сложнейших в мире, так мне и не дался. Все мои потуги выучить его оказались напрасными.
 
Работу в Белоруссии мне предлагали еще до того, как я подписала контракт в Венгрии. Тренеры из разных стран довольно активно общаются друг с другом. И время от времени в наших разговорах проскакивают фразы: «Ну, может, когда-то ты приедешь работать и к нам...» Именно это во время одного из турниров я услышала от Антонины Кошель, олимпийской чемпионки Мюнхена-1972, вице-президента Белорусской ассоциации гимнастики. Позже на чемпионате Европы она напомнила о своем предложении. Но заманчивым оно показалось мне тогда, когда я узнала, что работать в Белоруссию поехал наш Олег Остапенко, а также вернулся в команду Николай Грядовкин, который тренировал гимнасток в Польше. То есть тренерский состав подобрался там просто звездный: в Белоруссии всерьез настроены поднять гимнастику до уровня прошлых эталонов. И команде кровь из носа нужен был хореограф... 
 
Когда в Венгрии возникла конфликтная ситуация, я серьезно задумалась над предложением Кошель. Позвонила Олегу Остапенко, поинтересовалась, хотел ли бы он работать со мной. Его утвердительный ответ окончательно склонил чашу весов в пользу Белоруссии: работать в одной команде с Олегом Васильевичем - это колоссальный опыт, который не купишь ни за какие деньги. Меня магнитом притягивает его личность. Поэтому, пакуя чемодан в Белоруссию, я даже не просматривала, на каком уровне находится гимнастика в этой стране и какие у нее перспективы.
 
- Чем за такое короткое время успел поразить вас Олег Остапенко?
 
- Профессионализмом. Это проявляется даже в мелочах. Олег Васильевич охотно делится своими знаниями. У него нет от нас тайн. Он невероятно позитивный и открытый. Если возникает какой-либо вопрос или нарисовывается проблема, я могу обратиться к нему в любое время. А еще мне нравится, что он прямо говорит, когда ему что-то не по душе. Не держа камня за пазухой, Остапенко сделает замечание и подробно объяснит, как нужно работать, как лучше действовать в той или иной ситуации. По сути, это он сформировал костяк коллектива в сборной. А еще отобрал талантливых детей, с которыми в нашем же зале, где тренируется сборная, тренеры работают на перспективу.
 
- И когда, на ваш взгляд, можно будет ждать первых результатов этой работы?
 
- Это вопрос не завтрашнего дня. Очень уж долго белорусская гимнастика переживала период упадка. Но молодежь там перспективная. Нужно только с нею работать. Олег Васильевич, увидев уровень взрослой сборной, поначалу расстроился: ему интересно из среднестатистической девочки слепить чемпионку. А ему дали совсем сырую малышню. Но мне такой расклад наоборот понравился - учить практически с нуля, поднимать девчонок все выше и выше, проходя вместе с ними все этапы. В Белоруссии есть гимнастические залы, вот только с тренерами на местах там проблема.
 
В Украине у меня практически не было возможности наблюдать, как работает Остапенко. Когда он тренировал Викторию Карпенко, я только начинала ездить на сборы в Конча-Заспу. Я была еще маленькой, но уже тогда понимала, кем является тот человек с нарочитой серьезностью на лице. Мы все - большие и маленькие - страшно его боялись. Такой уж у него был образ. Да, он был ужасно строгим и требовательным, девочки плакали у него на тренировках. Но без этого, поверьте, нельзя никак. Больше всего ученицы боялись, что не выдержат того безумного количества «прогонов».
 
Вся тренировка у него проходила в темпе, и времени на отдых не было предусмотрено ни минуты. Только такой подход может развить специальную выносливость. Но когда ты от усталости в полубессознательном состоянии, в ход шли слезы и другие девчоночьи штучки. Секрет Остапенко в том, что во время тренировки разжалобить его было невозможно. Он никак не реагировал на слезы. Думаю, у него под кроватью ведро наших слез стоит. А то и целых три. (Смеется). Он видел перед собой цель, и вел к ней учениц. Меня до сих пор удивляет: ну как можно вот таким жестким способом завоевать не только уважение и доверие, но девчоночью преданность и любовь.
 
ХОРЕОГРАФ - ЭТО ВСЕГДА «ХОРОШИЙ ПОЛИЦЕЙСКИЙ»
 
- Теперь эти тенденции как-то изменились?
 
- На самом деле этот неумолимый Олег Васильевич очень человечный, а еще позитивный и интеллигентный. Эти его внутренние качества не сочетаются с остапенковским гимнастическим образом. Но, на самом деле, такова наша работа - изо дня в день заставлять гимнасток работать и показывать результат. Олег Васильевич говорил, что уже устал быть таким строгим. Возможно, именно поэтому градус нагрузок на тренировках немного подупал. Когда-то в Союзе был огромный выбор спортсменок. Тренеры выбирали, например, пятьдесят лучших в стране. И второй, и даже третий десяток в этом рейтинге на самом деле не уступал первому. Поэтому тренеры могли выкручивать подопечных на все лады. Кто-то сломается? Не беда. Сильнейшие выживут.
 
Теперь все по-другому. Ведь детей, увлеченных гимнастикой, не так уж и много. Поэтому у современных тренеров больше жалости к воспитанникам. Но как бы там ни было, без больших нагрузок, без умения переступать через себя - свои слабости, усталость и слезы, результата не достигнешь. Так было во все времена.
 
- В какой момент вашей карьеры вам приходилось больше всего терпеть и переступать через себя?
 
- После операции и восстановления, когда набрала лишние пять килограммов, и на первых тренировках не могла, образно говоря, поднять свою пятую точку. Когда в стояках руки дрожали, не выдерживая нового веса. Моему тренеру, Сергею Буцуле, тоже приходилось быть более жестким со мной: заставлять бегать, дополнительно подкачиваться, ограничивать себя в еде - худеть всеми возможными способами. И это в то время, когда твои подруги после уроков гуляют, тусят на дискотеках и позволяют себе поддаться самым разным искушениям. Гимнастки каждый раз стоят перед выбором. И сделает ли девочка правильный выбор, часто зависит от ее родителей. У меня с родителями и сестрой Олей всегда были близкие отношения. Работа в Белоруссии позволяет мне чаще общаться с родными, чем когда я тренировала в далекой Японии.
 
А вот с родителями своих подопечных еще не познакомилась. Наша база подготовки находится в Минске, и большинство гимнасток приезжают к нам из других городов. Но вскоре мы обязательно встретимся. В сборной я «хороший полицейский»: девочки искренне полюбили меня. Я хореограф, а значит, более лояльна к ним. А еще я женщина, и мне легче до них что-либо донести. Но девчонки знают: когда работают со мной на бревне или на вольных упражнениях, лучше быть послушными. (Смеется). Слезами меня не разжалобишь. Но как бы ни складывались тренировки, за пределами зала мы очень тепло общаемся. Вместе ходим в сауну или же просто садимся поболтать, и я отвечаю на бесконечное множество вопросов. Двенадцатилетних девочек интересует абсолютно все! А когда рядом нет родителей, они засыпают вопросами тренера или персонал. Кроме меня, у них близкие отношения з девушкой-массажисткой. Она тоже частенько выступает в роли энциклопедии. (Улыбается). Нам приходится учить девочек, как красиво и опрятно выглядеть, сделать на тренировку правильную прическу, одеть удобный купальник и не забыть постирать лосины.
 
ЖИЗНЬ В ТЕМПЕ СЕКУНДНОЙ СТРЕЛКИ
 
- Как проходит день у белорусских гимнасток?
 
- У девочек достаточно времени и на учебу, и на развлечения. По выходным они ходят в кино или театр. Иногда мы сами приглашаем их, ведь детям необходимо развлекаться. Возможно, со временем я буду «подсовывать» им интересные книги. Меня в свое время поразил «Алхимик» Паоло Коэльо. При случае принесу им почитать. А потом попрошу пересказать. (Смеется). Сбор у нас длится две недели, тогда у девочек две полноценные тренировки в день.
 
А следующую неделю они ходят в школу: первая тренировка у них сокращенная, потом они идут на учебу, а после школы - на вечернюю тренировку. В сборной команде работает женщина, которая проверяет у девочек уроки. Она живет рядом с ними, следит за дисциплиной и за чистотой в комнатах.
Мне нравится в Белоруссии. Минск спокойнее, чем Киев. К тому же впервые за много лет работы в гимнастике у меня с подопечными нет языкового барьера. Думаю, я надолго задержусь в этой стране.
 
- А как повлияла на ваше понимание гимнастики работа в Японии и Венгрии?
 
- На чемпионате мира-2011 в Токио японская команда, которую мы готовили с Сергеем Буцулой, стала пятой. Это был фурор! Даже не восхождение на вершину, а стремительный взлет, сразу через несколько ступенек. Много десятилетий в Японии не было подобных результатов. Женская гимнастика не могла похвастать популярностью. Мы же за несколько лет слепили сборную из тех, кого нашли в клубах, - типичных таких среднячков. Но с тех пор в гимнастическом мире стали считаться с японской командой. Клуб Цукахары и национальная сборная этой страны были моим первым местом работы. Я училась там быть тренером, хореографом фактически с чистого листа.
 
Япония - это страна трудоголиков. Поэтому, когда спустя пять лет я переехала в Венгрию, меня более всего поразила ее пассивность. Там все сидят и ждут, что все сложится само собой. Руководитель сборной, который занимает много различных должностей, особо не вникал в особенности нашей работы. Более того, особо старательных притормаживал, не давая тренерам воплощать свое видение гимнастики. В Японии жизнь бежит в темпе секундной стрелки и не отклоняется от графика ни на миг. В Венгрии же даже понятия не имеют, что такое система спорта. Вот, например, тренировка по расписанию начиналась в девять. Тренеры приходили на пятнадцать минут позже, а девочки в это время только начинали переодеваться. Японская система научила меня пунктуальности и стабильности: я точно знала, что у меня запланировано на завтра, а что через месяц. В Венгрии же понятия не имела, что в зале будет происходить послезавтра.
 
Там никто ничем не заморачивался. Тренеры на местах не сильно горели желанием приезжать в столицу на сборы. А главному тренеру хотелось бы, чтобы я скорее сидела на лавочке и смотрела в потолок, чем делала все то, ради чего венгерская федерация гимнастики меня и пригласила. Но я - профессионал, и не готова отсиживаться даже ради хорошей зарплаты. Поэтому чувствовала там себя некомфортно. Хотя и привязалась к девочкам. Мы прощались со слезами на глазах.
 
В японской же гимнастике нет минусов. Там вся система работает на результат. Тренеры не думают о визах или документах. Их не волнуют вопросы фармакологии или восстановления больных или травмированных гимнастов. Для этого есть узкие специалисты. Я даже не представляю, как можно организовать работу еще лучше. Но за пять лет нужно было окончательно определиться: хочу ли я остаться в этой стране навсегда? Я была не готова к такому решению: слишком уж иные там культура и менталитет. Это чудесная страна, которая за эти годы ни разу не оставила горького осадка. Но чтобы жить там, создать семью, нужно было бы сломать себя. Поэтому я решила вернуться в Европу, поближе к дому.
 
Елена САДОВНИК, Спорт-Экспресс в Украине
Невероятно, но факт:
 
Читайте также:
 
Материалы по теме:
Другие новости:
 
Комментарии
Еще никто не комментировал.
Добавить
Имя
Комментарий
- введите код с картинки (с учётом регистра)
 
Спорт. Реклама
Книга о Суркисе
Социальные сети
Наши партнеры

Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player

Людина року
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Наши друзья
Прессинг
Динамо Киев от Шурика