Спорт-Экспресс в Украине > Наши рубрики > Откровенный собеседник > Леонид РАТНЕР: "Я - шкатулка с секретами, ключ от которой потерялся"

Леонид РАТНЕР: "Я - шкатулка с секретами, ключ от которой потерялся"

18.01.18, 13:16   Просмотров: 496496 Комментариев: 0 0

Фото Леонид РАТНЕР: "Я - шкатулка с секретами, ключ от которой потерялся"
Леонид Ратнер. Фото: из архива "СЭ"
В декабре легендарный гандбольный тренер отпраздновал 80-летний юбилей.
 
Он говорит, что каких только женских тайн не наслушался за свою тренерскую карьеру. Мол, маме родной о таком не рассказывают. Правда, тут же отсекает: «Ничем делиться не буду. Но если спортсменка мне доверили сокровенное, то кроме нас двоих об этом больше не узнает никто. Я - шкатулка с секретами, ключ от которой потерялся».
 
А еще с улыбкой добавляет, что женщины - самые прекрасные и непредсказуемые создания в мире. Но зато всегда есть интрига: даже если одна команда выигрывает по ходу поединка мячей десять, это еще не гарантия, что победа будет за ней. Поэтому наш герой очень часто призывал в свои помощники интуицию, которая, по его мнению, в работе тренера - качество необходимое, в командных игровых видах спорта - особенно! А без настоящей ИГРЫ он не может. Ведь именно с ней связана вся жизнь…
 
- Считаю, что мяч - одно из самых прекрасных изобретений человечества. Сколько радостей и огорчений крутятся вокруг него?! В детстве он, как говорится, передавался по наследству. Помню, когда мы в 1946 году приехали в Запорожье после эвакуации, то с утра до вечера гоняли с друзьями в футбол, на первых порах - тряпичными мячами. Потом появились со шнуровкой, и их берегли как зеницу ока. Когда мне вечером давали мяч на хранение, то я с ним спал в обнимку. А любое усовершенствование облика столь знакового для нас предмета воспринималось как знаменательное событие. Например, когда впервые увидели ниппельный мяч, это было на кубковом футбольном матче в Запорожье, когда к нам приехало играть тбилисское «Динамо». Мяч без шнуровки - для нас это было что-то сверхъестественное! 
 
- А какими мячами играли в баскетбол и гандбол, которые тоже были популярными среди парней и девушек Запорожья?
 
- Они были такими же шнурованными, по современным меркам несовершенными. Хотя пропорции были соблюдены: для баскетбола - больше, для гандбола - меньше, чем для футбола. Но на эти недостатки мы не обращали тогда внимания. Любая игра была для нас праздником. В футболе ворота заменяли два камня. А для баскетбола на площадках при школах, институтах стоял хотя бы один щит с кольцом. Поломанный, согнутый, но он был, и для нас этого было достаточно.
 
ПАДЕНИЕ В ГРЯЗЬ… ОБЯЗАТЕЛЬНО
 
- Как известно, арены для гандбола в 50-е годы прошлого столетия тоже были далеки от идеала…
 
- Играли на земле. И в гандбол «7 на 7», и в гандбол «11 на 11». Тогда по правилам нельзя было всем гандболистам участвовать как в атаке, так и в нападении. Без всяких ограничений полевым игрокам разрешалось бегать в так называемой средней зоне. А непосредственно вблизи ворот действовали в малом варианте три нападающих и три защитника, а в большом - по шесть. 
 
- В варианте «11 на 11» размеры были футбольными - и для поля, и для ворот. Да и бросать разрешалось далеко не с шести метров, как сейчас. Вам лично было сложно играть в большой вариант?
 
- Действительно, масштабы были, если можно так выразиться, стадионными. По правилам длина поля - от 90 до 110 метров, ширина - от 60 до 75. Штрафная площадка, где мог находиться только голкипер, представляла собой полукруг радиусом 13 метров. Пенальти пробивалось с 14 метров. Время матча у мужчин - 60 минут (два тайма по полчаса с десятиминутным перерывом), у женщин - 40. Помню, что мне как раз силы броска не хватало, поэтому чаще действовал на позиции разыгрывающего. А были, конечно же, виртуозы, которые забрасывали потрясающие мячи. Славилась тогда команда Киева, которую тренировал Евгений Ивахин. Именно ему вид спорта обязан возрождению после войны. И он по праву считается основоположником украинского и советского гандбола. 
 
- Ветераны гандбола рассказывали, что приходилось бегать и в дождь, и в снег. Вы тоже испытали на себе «прелести» игры под открытым небом?
 
- Помните, как в интермедии «Давно ли я в футболе?» говорил Роман Карцев: «Я был самым грязным»? В ненастье так могли сказать о себе гандболисты обеих команд. Ведь из-за непогоды матчи не отменяли. Могли перенести поединок лишь тогда, когда боялись, что беготня «туда - сюда» совсем убьет газон. 
 
- Играли в шиповках?
 
- Куда там?! В резиновых тапочках. На мокром поле скользили, как на катке, те еще фигуры выписывали с обязательным падением в грязь. После этого форму приходилось отстирывать мамам, женам, а в основном самим.
 
- В программке первого чемпионата СССР по гандболу «7 на 7» можно найти и ваше имя. Какие воспоминания оставил этот турнир?
 
- Конечно, это было знаменательное событие. Напомню, что именно этот вариант игры культивировался в Украине еще в начале ХХ столетия. Первый официальный матч состоялся в мае 1909 года в Харькове - с того момента и принято считать историю украинского гандбола. Первый же чемпионат Советского Союза в 1962-м принял Каунас. Я тогда выступал в составе команды ЗАС под руководством замечательного специалиста Анатолия Музыкантова. Мы тогда заняли шестое место, хотя нам по силам было завоевать медали. В ключевом поединке наш клуб уступил СКА из Тирасполя, будущему серебряному призеру. Самое обидное, что решающий гол пропустили на последних секундах. А автором результативной атаки стал лидер армейцев Юрий Предеха, который забрасывал за матч 10-15 мячей. Впоследствии Юрий Иванович стал выдающимся наставником: вместе с Анатолием Евтушенко тренировал мужскую сборную СССР, которая в 1976-м выиграла олимпийское «золото», а в 1980-м - «серебро», возглавлял сильнейший клуб страны - ЦСКА из Москвы. 
 
СОЛДАТ КОМАНДОВАЛ КАПИТАНАМИ И МАЙОРАМИ
 
- Когда в себе почувствовали тренерское призвание?
 
- На первых порах все само собой как-то получилось. Еще учась в школе, стал тренером. Причем официально! Десятиклассник Леонид Ратнер в «Спартаке» получал зарплату. В нашей команде были мои ровесники плюс пару студентов. Мы ездили на соревнования, я сам и играл, и тренировал.
 
- Гадать по поводу амплуа наверняка не надо. Были разыгрывающим?
 
- Да, раздавал пасы тем, кто забивал. Хотя и сам мог отправить мяч в корзину, когда того требовала игровая ситуация.  
 
- Подопечные вас слушались?
 
- В этом плане мне повезло. Хотя в команде были игроки и постарше, не помню никаких конфликтов, демаршей. Конечно, спорили, но не более. Так же было, и когда служил в армии во Львове, где под моим «солдатским» руководством на первенство города играли и капитаны, и майоры. На площадке все выполнялось безоговорочно.
 
- И уже тогда были таким же эмоциональным, каким вас видели болельщики на матчах женской сборной Украины? Чего только стоит ваша фраза: «Ты мне объясни, как тебе объяснять!»
 
- С первых шагов был требователен и к себе, и к своим подопечным. Если что-то не так выполняли, то я тут же реагировал. Правда, не всегда уравновешенно и осмысленно, порой это были весьма резкие замечания. 
 
- С судьями уже тогда конфликтовали?
 
- Нет, по отношению к арбитрам был скромен. Претензии предъявлять тогда еще не имел права. Вообще, вопрос не совсем точно поставлен. Я с судьями не конфликтовал, а отстаивал справедливость. Ведь мы годами тренируемся, во многом себе отказываем, получаем травмы, и тут выходят два человека со свистками, которые, если можно так выразиться, выворачивают все наизнанку, то есть перечеркивают весь труд. И когда стал профессиональным тренером, не мог допустить ни малейшей несправедливости по отношению к своей команде.  
 
- Вы были одним из тех людей, благодаря кому в Запорожье появилась сильная женская команда, которая затем вошла в элиту советского гандбола.
 
- У нас было три равноценные команды. Когда они играли между собой, зрители облепляли заборы и деревья вокруг площадки - настолько бескомпромиссные велись баталии. Я тогда представлял команду завода «Коммунар» (сейчас - ЗАЗ). Сначала там была просто открытая площадка. Затем директор завода Сергей Сериков на том месте вопреки всем запретам построил там спорткомплекс, который стоит до сих пор. И вот наступил момент, когда пришло понимание: надо объединяться, чтобы расти в спортивном плане. Решили, что проведем турнир, и кто его выиграет, тот и станет базовым коллективом. И мы победили. Вместе с Николаем Ганженко начали тренировать новую команду. Работали с Николаем Павловичем, пока он не попал в аварию. И я остался один.
 
КОГДА ЗАБИРАЮТ ТАЛАНТЫ
 
- Через несколько лет запорожский коллектив пробился в класс «А». Наверняка было нелегко?
 
- Еще бы! Во-первых, существовали квоты для каждой республики. Кстати, в свое время легендарный киевский «Спартак» Игоря Турчина из-за этих ограничений в 1960-х годах не пустили в сильнейший дивизион. Во-вторых, конкуренция со стороны других украинских команд была еще та! Но вот нам представился шанс, когда еще одно место разыгрывали на всесоюзном отборочном турнире. Один из руководителей республиканского гандбола Борис Юмашев сказал: «Кто победит на чемпионате Украины, тот и поедет бороться за путевку». Запорожцы стали лучшими и отправились соперничать с более богатыми командами. Именно богатыми, ведь клубы из Закавказья и Средней Азии были, как говорится, с деньгами. Но студентки из Запорожья всех переиграли!
 
- Команда уже тогда представляла индустриальный институт?
 
- Был такой замечательный человек - Юрий Потебня, ректор Запорожского индустриального (до этого - металлургического) института. Когда еще это учебное заведение было филиалом днепропетровского вуза, Юрий Николаевич нашел возможность взять под свое крыло сразу два сильных гандбольных коллектива - мужской и женский. Обе команды поднимались на пьедестал чемпионата СССР. А в 1983 году  гандболисты ЗИИ под руководством Семена Полонского победили в европейском клубном турнире - Кубке ИГФ. 
 
- Женская запорожская команда уже во втором сезоне в высшей лиге добыла бронзовые медали. Но затем награды были завоеваны еще только раз. Почему не получалось чаще завоевывать призы союзного первенства?
 
- Еще раз повторюсь, что команда у нас была студенческая, и комплектовалась она своими кадрами. А тогда в Украине главную роль играл киевский «Спартак», бессменный чемпион СССР, неоднократный обладатель Кубка европейских чемпионок. И всех талантливых игроков со всей республики забирали туда. В том числе - из ЗИИ. Среди них - Наталья Тимошкина (Шерстюк), обладательница золотых наград Олимпийских игр 1976 и 1980 годов. 
 
- Жалко было терять таких гандболисток?
 
- Нет слов! Та же Наталья - талант, который рождается раз в столетие. Занималась всеми видами спорта. Я перетянул ее в гандбол из баскетбола. В нашей команде она была сильнейшим полевым игроком, могла действовать на любой позиции. А вратарем стала уже в «Спартаке», тоже по воле случая - у Турчина не было голкипера. Как вы знаете, Наталья была одной из лучших в мире в амплуа стража ворот.
 
- В вашем послужном списке есть еще один выдающийся голкипер - Михаил Ищенко, тоже олимпийский чемпион (1976). Сам Михаил Алексеевич в интервью мне говорил без обиняков: «Игру руками мне поставил Ратнер».
 
- Действительно, у Миши руки сначала были слабыми. Укрепляли их и с помощью специальных упражнений, и с помощью подручных средств, например, кирпичи привязывали. Но главнее всего - все-таки не тренерские методы, а большая работоспособность. Ищенко никогда не отлынивал, а всегда выполнял и даже перевыполнял объем, который я ему давал. 
 
СЕУЛЬСКИЕ ВОСПОМИНАНИЯ
 
- Хотя вы об этом уже не один раз говорили, но нельзя не обойти тему отношений с Игорем Турчиным. Противостояние было сильным?
 
- Не скрою, отношения были напряженными, но не то что войной, противостоянием это назвать нельзя. Я не мог мириться с тем, что на клубном уровне приходилось отдавать игроков. Возмущался, но ничего поделать не мог. А по чисто профессиональным вопросам мы находили взаимопонимание, ведь он был тренером национальной, а я молодежной сборной СССР. Игорь Евдокимович всегда давал игроков, способствовал созданию благоприятных условий, когда мы, например, готовились к первенствам мира. 
 
- Вы присутствовали на собрании, когда Игоря Турчина сняли с должности тренера сборной после бронзовых медалей Игр-1988. Как оно происходило?
 
- Я не мог там не присутствовать, потому что был председателем тренерского совета. Олимпийскую «бронзу» расценили как большую неудачу и спустили всех собак на Турчина. Даже премию за медали команде поначалу давать не хотели. Понятно, что Игорь Евдокимович из-за этой травли в сердцах написал заявление об уходе. Потом, правда, забрал. Однако, как оказалось позже, все уже было предрешено. Я тогда выступил на том собрании, не буду утверждать, что уж очень рьяно защищал Турчина, но сказал, что нельзя все сваливать на тренера, игроки тоже виноваты. Но эти слова, к сожалению, уже ни на что не влияли: в кулуарах решили поставить нового наставника. Председатель всесоюзной федерации Александр Кожухов спросил: «Леонид, пойдешь?» Я ответил категорическим отказом. Предложили этот пост Владимиру Максимову, который, напомню, завоевал олимпийское «золото» как игрок в составе сборной СССР в 1976-м и как тренер мужской команды России в 2000-м. Макс (так его называют в гандбольных кругах) тоже отказался. Тогда этот пост достался Александру Тарасикову, наставнику краснодарской «Кубани». Он позвал меня к себе в помощники, но я не принял это предложение. 
 
- Национальная сборная СССР в 1988 году в Сеуле не смогла завоевать «золото», а молодежной команде за три года до этого на мировом первенстве там удалось стать сильнейшей…
 
- Да, этот матч никогда не забуду. Кстати, поединок проходил на той же арене, где и встречи олимпийского гандбольного турнира, корейцы тестировали Дворец спорта. Вообще, перед соревнованиями встал вопрос: «Ехать или не ехать». Отношения между странами были очень напряженными, ведь истребитель СССР в 1983 году сбил гражданский корейский «Боинг-747», погибли около трехсот человек. Но в итоге все-таки решили участвовать. К нам сразу же принимающая сторона приставила представителей спецслужб. Мы с ними затем подружились с помощью проверенного дипломатического приема - черед водочку, и охранники сказали, что на самом деле их главная задача - не следить, а охранят нас, вдруг кто-то из местных захочет отомстить. 
 
- Ни у кого такого желания не возникло?
 
- Слава Богу, нет. Но в финале мы столкнулись с неимоверными трудностями. Кореянки применили активную защиту «3 + 3», и наши мощные игроки не смогли развернуться, их сразу же «вязали». В итоге мы уступили первый тайм. В перерыве в раздевалке я устроил большой разнос. Те, кто был в коридоре, потом рассказывали, что боялись за гандболисток: так сильно я кричал. Но кроме словесной «накачки» я еще перестроил тактику, выпустив невысоких исполнителей обыгрывающего плана, и они стали исправлять ситуацию. Плюс включил свой «антисудейский» репертуар, потому что арбитры из Дании симпатизировали хозяйкам площадки. Апеллировал к руководителям международной федерации, чуть стол не перевернул, творил что-то с чем-то! И мы выиграли. Раздается финальный свисток, и - гробовая тишина. Через минуту - сначала тихо, потом все громче - зрители наградили нас аплодисментами. Не знаю, слышали ли их девчонки, потому что они ревели навзрыд.
 
- Насколько мне известно, та победа кардинально поменяла отношение корейцев.
 
- Потом мы подружились. Сборная Кореи уже в ранге олимпийских чемпионок приезжала на сборы в Запорожье. Они тренировались в спорткомплексе «Стрела». Там мы сыграли контрольный поединок, в котором мы победили. В тот же день вечером был банкет в гостинице «Интурист». Где-то часов в десять вечера выходим мы на балкон с Вячеславом Богуслаевым, директором завода «Мотор Сич», который после обретения Украиной независимости взял под свое крыло женскую гандбольную команду. И Вячеслав Александрович показывает вниз и говорит: «Смотри - как надо тренироваться». А в окрестностях круги наматывает корейская гандбольная команда. Дело в том, что дополнительные физические нагрузки тренер им «прописал» как наказание за поражение.
 
АНТИРЕКОРДЫ КАК ОСНОВА УСПЕХА
 
- В 2002 году после работы в Словакии вы вернулись в Украину и вновь возглавили национальную сборную. Тогда в интервью я вас спросил о перспективах команды, на что вы ответили - цитирую: «Пусть это звучит нескромно, но карьера моя заканчивается (сами понимаете - годы), и завершить ее хочу на мажорной ноте - вплоть до олимпийских медалей». 
 
- Ох, вскоре на ближайшем чемпионате Европы пожалел об этих словах. В финальном раунде континентального форума мы заняли 12 место из 16 участников. А еще на тот момент установили один за другим два антирекорда, уступив сначала Австрии 13 мячей (19:32), а затем Югославии - 15 (24:39). Боялся после этого брать в руки газеты, но, к счастью, журналисты, в том числе и вы, еще мягко об этом написали. 
 
- Но причину поражений вы для себя определили? 
 
- Я начал с листа. Собрал всех, как мне виделось, лучших из разных клубов. Но это был не совсем правильный выбор, ведь когда работал в Словакии, за украинскими гандболистками внимательно следить не мог. Когда собрались, увидел, что все абсолютно разные. И команду сделать не получилось. Президент федерации Виталий Рева ездил с нами на чемпионат и все видел, поэтому по возвращении сказал: «Я буду поддерживать вас до конца. Делайте, что считаете нужным».
 
- Каким был «антикризисный план Ратнера»?
 
- Для себя сразу определил - 80 процентов времени уделяем защите. Мы отказались от функционально тяжелых упражнений, сосредоточились чисто на игровой практике. Как результат - четвертое место на чемпионате мира и олимпийская путевка. Могли мы тогда и медали взять, даже золотые. В полуфинале мои подопечные встречались с француженками. Основное время зафиксировало ничью - 25:25. В овертайме девчонкам уже не хватило сил, так как они играли практически без замен: ряд игроков выбила из строя эпидемия гриппа. Между прочим, Франция на том чемпионате завоевала «золото». В матче за «бронзу» гандболистки бились, но все же проиграли Корее.   
 
- Афины 28 августа 2004 года. Матч за «бронзу» Олимпийских игр со сборной Франции. На табло - ничья 15:15 и 12.40 второго тайма. Вы возмутились решением судей, за что получили красную карточку и были удалены с площадки… 
 
- С арбитрами я сражался еще в полуфинальном матче с датчанками, будущими олимпийскими чемпионками. Нас тогда уже рефери в буквальном смысле слова затаптывали в паркет. Но ничего не получилось. В поединке с француженками видел, что нас тоже давят, поэтому решил: или я их переломлю, или они меня. Пошел ва-банк! И получилось! Хотя в другой раз было бы хуже, но здесь сработало: после моего удаления ни одного свистка не прозвучало против сборной Украины. Мы победили - 21:18.
 
ЭМОЦИИ, ЭМОЦИИ…
 
- От вас доставалось не только судьям, но и собственным игрокам. Вы эмоционально давили на гандболисток, а был ли в команде человек, который эмоционально их разгружал?
 
- Эту функцию выполнял наш замечательный доктор Станислав Прокопович. Как он пытался поднять девчонок во время чемпионата мира, когда тех подкосила эпидемия гриппа! И лекарствами, и добрым отношением. Станислав Михайлович - человек высочайшей культуры, терпеливый, внимательный, участливый.
 
- Получается, что вы с ним реализовали принцип «злой полицейский - добрый полицейский»?
 
- Выходит, что так. Ведь я не всегда пушистый и мягкий. Могу и крикнуть, и пошуметь, причем серьезно пошуметь. Девчонки после моих «атак» шли с обидой на меня к Станиславу Михайловичу и выплескивали все, что натерпелись на площадке и от меня, и от соперниц. Доктор был для них, как добрый ангел.   
 
- Ваши психологические «взрывы» дома есть, кому тушить?
 
- Тыл у меня - железный. Быть женой тренера - это нелегкий труд. Я постоянно в разъездах, на играх и тому подобное. Но Людмила Ивановна все это выдержала. По сути, воспитание сына легко на ее плечи, хотя она тоже работала. Анатолий вырос хорошим человеком, подарил мне двух внучек. Старшая Маша работает выпускающим редактором на одном из центральных телевизионных каналов, а младшая Юля - успешная модель, живет в Париже, ездит по всему миру.
 
- Как отметили юбилей?
 
- В ресторане на берегу Днепра с видом на Хортицу, где находится спортивная база ЗИИ (сейчас - ЗГИА), на ней тренировались и молодежная сборная СССР, и клубная запорожская команда. На день рождения мне многого желали. Я же хочу, чтобы у нас был мир, и чтобы дети и внуки жили в радости. 
 
Алексей ГОНЧАРУКСпорт-Экспресс в Украине
 
Леонид РАТНЕР
 
Родился 26 декабря 1937 года в Кременчуге. 
 
Мастер спорта. Заслуженный тренер СССР и Украины. 
 
В начале 60-х выступал за одну из сильнейших команд СССР - ЗАС (Запорожье). Был наставником женской молодежной сборной Советского Союза и пять раз подряд приводил ее к «золоту» мировых первенств (1983, 1985, 1987, 1989, 1991). Около четверти века в качестве главного тренера возглавлял женский коллектив из Запорожья, который в разное время назывался ЗМеТИ, ЗИИ, «Мотор». Приводил клуб к бронзовым медалям чемпионата СССР (1977) и СНГ (1992). Двукратный обладатель Кубка Советского Союза (1989 и 1990), четыре раза побеждал в национальном чемпионате Украины (1993, 1994, 1995, 1997). В 1998-м привел мужскую команду «Агро» (Топольчани) к золотым медалям чемпионата Словакии, тогда же был признан лучшим тренером страны. 
 
В 2004 году женская сборная Украины под его руководством завоевала бронзовую награду Игр в Афинах, до нынешнего времени это единственная олимпийская медаль в игровых видах спорта за время независимости Украины.
Невероятно, но факт:
 
Читайте также:
 
Материалы по теме:
Другие новости:
 
Комментарии
Еще никто не комментировал.
Добавить
Имя
Комментарий
- введите код с картинки (с учётом регистра)
 
Спорт. Реклама
Книга о Суркисе
Социальные сети
Наши партнеры

Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player

Людина року
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Наши друзья
Прессинг
Динамо Киев от Шурика