Спорт-Экспресс в Украине > Наши рубрики > Разговор по пятницам > Новости > Владимир ТРОШКИН: "Маслов сказал: "Отдайте этого бандита туда, где его взяли"

Владимир ТРОШКИН: "Маслов сказал: "Отдайте этого бандита туда, где его взяли"

29.09.17, 11:45   Просмотров: 42684268 Комментариев: 26 26

Фото Владимир ТРОШКИН: "Маслов сказал: "Отдайте этого бандита туда, где его взяли"
9 апреля 1975 года. Киев. Центральный стадион. "Динамо" - ПСВ - 3:0. Киевляне сокрушили сильнейшую команду Голландии. Владимир ТРОШКИН отдал в этом матче две голевые передачи. Фото: из архива "СЭ"
Накануне легендарный защитник «Динамо» и сборной СССР отметил свой 70-летний юбилей.
 
Предлагаем вашему вниманию самые интересные выдержки из интервью именинника корреспондентам «СЭ». 
 
СПАСИБО ГОЛЛАНДЦАМ - ЖИТЬ СТАЛО ИНТЕРЕСНЕЕ
 
- Осенью 2007-го вы сказали, что запутались в цифрах: думали, вам всего лишь 50, а оказалось на десять лет больше…
 
- Ох, давайте не будем лишний раз вспоминать про годы. А то как-то страшно делается. Уж слишком быстро время пробежало.
 
- Ну, так вы и набегались за свою карьеру - дай Бог каждому. Не жалеете, что в свое время переквалифицировались из форвардов в крайние защитники?
 
- Нет уж. Спасибо голландцам, внедрившим тотальный футбол. Жить стало интереснее. (Улыбается). У нас ведь в «Динамо» средняя линия была одной из лучших в Европе. В тройку входила - так точно. Мунтян, Буряк, Колотов, Веремеев, Коньков… Когда к ним мяч попадал, cоперникам приходилось ждать его очень долго. Личности абсолютно уникальные и весьма разносторонние.
 
Взять того же Конькова. Очень своевременно мы его взяли. Толя у нас играл и опорного хавбека, и центрального защитника, а в итоге вырос в фигуру - не меньшую, чем Беккенбауэр.
 
- С кем из вашей плеяды ни пообщаешься, а воспоминания остались в основном о 1974-75 годах…
 
- Ничего удивительного. Это два таких года были, что все остальные впечатления вытеснили! В одночасье пришлось играть и обыгрывать чемпионов мира, хотя и сами не лыком шиты были. В 72-м доползли до второго места первенства континента. Руководство сказало: плохо, хотя вроде бы не на чемпионате области серебро завоевали, а на Европе! Четыре года спустя добыли бронзу на Олимпиаде. Сверху снова решили, что это плохо. И даже очень плохо: с нас ведь после возвращения из Монреаля хотели звания заслуженных мастеров снимать. А ребятам, которые были третьими в Москве-1980, вручили ордена Красного знамени. Такая вот ирония.
 
МЕНЯ УДАЛИЛИ ВМЕСТО ПАПЫ РЫКУНА
 
- Вернемся к истокам. В «Динамо» вас, кажется, перевели из киевского СКА.
 
- Да, вообще-то, в тот момент за мной ЦСКА охотился во главе с тренировавшим армейцев Бобровым, но Фоминых (Николай Фоминых - тогда старший тренер СКА, а впоследствии председатель Федерации футбола Украинской ССР. - Прим. авт.) убедил Всеволода Михайловича, что я им не нужен. Так и сказал: «Зачем вам еще один центральный защитник при живых Капличном и Шестерневе?» Да и какой, между нами говоря, из меня стоппер - с моим-то ростом? Правда, в СКА я тогда играл как раз центрбека, но если матч складывался неудачно, меня тут же
бросали вперед - в нападение. Я в той команде на всех позициях пробовался кроме вратаря и… правого защитника.
 
- В основной состав «Динамо» вы не то, что вписались - ворвались, словно метеор!
 
- При этом в дубле оттрубил буквально парочку матчей. Играли, помнится, с «Шахтером». Страсти накалились, в общем, возникла потасовка. Не без моего участия, разумеется. Не то, чтобы подрались, но потолкались прилично. А потом судья попутал: вместо Валерки Рыкуна - отца будущего игрока «Днепра», меня с поля вытурил. Чем мы похожи были, не знаю… Но только Маслов после этого инцидента сказал: «Отдайте этого бандита туда, где взяли». Все, думаю, моя песенка спета, нужно сплетать лапти.
 
Но тут Дед меня берет в Вену и затем выпускает в Киеве против «Фиорентины», чтобы я персонально закрыл Амарилдо. Так я его так «заколупал», что после перерыва чемпион мира-1962 на поле уже не вышел. Пришлось на де Систи переключаться - тоже, кстати, не последнего человека, чемпиона Европы на секундочку. Вот и представьте себе, поворот судьбы. Неделю назад еще в СКА был, а теперь в еврокубках против таких людей играю. Обстановка такая была, что у меня голова кругом шла. Куда отдать - не знал. Не помнил, что делаю. Одни сплошные эмоции… Кто бы мог тогда подумать, что стану винтиком в механизме великой команды?
 
- Олег Блохин однажды сказал: «Наши успехи не были феноменом. Феномен появился бы в том случае, если бы мы при таком подходе ничего не добились…».
 
- Правильно сказал. В точку. Нагрузки при подготовке были ужасными, просто невозможными. Некоторые упражнения выводили из себя, потому что смысл их выполнения в голове не укладывался. Я во время одного такого откровенно психанул. На дорожке стояли барьеры: один нужно было перепрыгнуть, а под следующим пролезть. И так далее. На середине дистанции подбегаю к барьеру и чувствую, что предыдущий так и остался висеть у меня на плечах. Сорвался и ушел в раздевалку.
 
РЕЖИССЕР «СТРОГОЙ ИГРЫ» УМЕР ПРЯМО НА ХОККЕЕ
 
- Были и другие странноватые задания?
 
- Например, запрыгнуть на гимнастического «козла» с места, а потом спрыгнуть вниз. И так энное число раз подряд. Что мы тренировали таким образом, я так и не понял. А Мунтяну потом сказали: «Прыжки у тебя слабые». И не взяли на Олимпиаду. Я ему до сих пор говорю: «Куда тебе прыгать надо было с такими-то ногами и головой?!». Игрока такого уровня как Володя в нашей стране сейчас нет. Он когда пас отдавал, мяч сам возле ноги останавливался. В Европе и в мире таких мастеров - единицы.
 
- В своей книге «Бесконечный матч» Валерий Лобановский вспоминал о том, какое впечатление произвели на вас трюки, которые вытворял молодой Мунтян в фильме «Строгая игра»…
 
- Было дело. Он там дублировал главного героя (эту роль сыграл будущий «ефрейтор Збруев» Семен Морозов. - Прим. авт.): бил по мячу, замечательно жонглировал… В те годы для детей такие фильмы были отдушиной. А что еще мы могли видеть? Хорошо, были такие режиссеры, как Григорий Липшиц, снимавшие подобные ленты.
 
- С Григорием Иосифовичем вас связывала долгая дружба?
 
- Не только меня, многих ребят из того «Динамо». Приятнейший, интеллигентный человек, на фоне которого наше варварство выделялось как-то особенно. Очень любил спорт. И умер прямо во Дворце спорта - на матче «Сокола», в 1979 году, когда в Киеве был хоккейный бум. Сдало сердце, а у медиков, к сожалению, не оказалось под рукой нужного укола…
 
- Вы, говорят, и с Богданом Ступкой общались?
 
- Еще бы! Познакомились еще в те времена, когда он во Львове играл, а квартировал вообще в трущобах. А когда в столицу перебирался, позвонил мне и спросил совета: в каком районе Киева квартиру выбирать? Я ему говорю: «Ну, не знаю, я на Правом берегу живу, дай мне адреса, я тебе всю информацию дам…». Богдана Сильвестровича все любили - большой души человек. Был…
 
- Одна из ваших любимых кинолент - сериал «Большая перемена». Был там один персонаж, который вас даже внешне напоминал…
 
- Ганжа что ли? Ну, не знаю… Герой Збруева в этом фильме олицетворял стремление к свободе, независимости. А вот, с кем я был знаком, так это с Валерием Носиком, который играл вратаря Отто Фукина.
 
К БРЕЖНЕВУ ПРИШЛОСЬ ЕХАТЬ НА ТАКСИ
 
- А что, кстати, на Играх 1976 года случилось с советской сборной? В частности, в полуфинале с ГДР?
 
- Должны были побеждать. Но подкачали условия проживания и, скорее всего, неправильная подготовка. В Америку нас завезли за месяц до начала турнира: перенести эту жару было невозможно, в каждом матче столбик термометра поднимался до сорока градусов… Увы, но переступить себя в решающий момент футболисты не смогли: забегали только осенью. А ведь мы сознательно пожертвовали в том году чемпионатом Европы, потому что вся программа подготовки была подстроена под Олимпиаду.
 
- Вам что, так об этом и сказали?
 
- Открытым текстом. Выиграть первенство континента было на порядок сложнее. А на Играх все зависело от состава команд-финалистов. Поляки, югославы, венгры, чехи, восточные немцы были представлены национальными командами, а, к примеру, французы вполне могли привезти на Олимпиаду «парикмахеров». Вот и образовывалась заруба между странами из соцлагеря.
 
- После возвращения в Москву вы попали на чествование к Леониду Ильичу Брежневу, из-за чего сорвался календарный матч чемпионата СССР против «Шахтера»…
 
- Гроза была страшная, олимпийцы вылететь так и не смогли... А перед самим мероприятием у нас инцидент с Лобановским вышел. Мы с Витей Матвиенко опоздали на автобус, который вез команду из гостиницы во Дворец съездов. Причина была уважительная: нам слишком долго гладили парадные костюмы. И вот мы вылетаем на улицу, а автобус еще стоит. Подбегаем, двери закрываются, команда уезжает без нас: Лобановский не любил, когда нарушается дисциплина. Пришлось нам с Витей садиться в такси...
 
НЕ ДУМАЮ, ЧТО ЛОБАНОВСКИЙ МНЕ МСТИЛ
 
- Впоследствии многие посчитали эту историю первым поводом для того, чтобы убрать вас обоих из команды…
 
- Да нет. Это капля в море была… Напряжение в коллективе возникло давно, можно даже сказать, росла своеобразная опухоль. И рано или поздно она должна была выстрелить.
 
- А потом было модно писать, что в «Динамо» чуть не свершилась революция!
 
- Да не было никакой революции. После приема у Брежнева нас вызвали Лобановский и Базилевич и говорят: «Вы нам не подходите. В этой команде свое уже отыграли». Я отвечаю: «Стоп! Как не подходим… Мы же в сборной играем! То есть, сборной подходим, а «Динамо» - нет?». На этом разговор закончился. Нам вручили билеты до Киева. А уже после знаменитого собрания в спорткомитете, когда ситуация обострилась до предела, в качестве компромисса сверху решили убрать Базилевича. 
 
Лобановский остался, я тоже, но Валерию Васильевичу после этого сразу сказал: «Если почувствую, что вы мне мстите - сразу уйду». Бороться с ним не хотел. Место свое знал, хотя в ту пору на него активно наигрывался Володя Лозинский. А мстить мне Васильич, думаю, не хотел. Может быть, кто-то его подогревал, а может быть, сам решил, что пора производить смену поколений и начать хотел с нас - «челноков». Последней же каплей был матч Кубка чемпионов с брауншвейгским «Айнтрахтом» уже в 77-м. В стартовом составе вышел Лозинский, в перерыве его заменил Онищенко и направо отправился Фоменко. В середине второго тайма травму получил и он, и только тогда главный тренер вспомнил о Трошкине… Кстати, за оставшееся время мы с Онищенко успели кучу опасных моментов создать, но так и закончили встречу - 1:1. Я еще в Германии отыграл - 0:0, а потом еще тайм в чемпионате Союза, и на этом динамовский период был закончен.
 
- С Олегом Петровичем Базилевичем впоследствии общение наладилось?
 
- Конечно. Время стерло все недоразумения. Я ему как-то прямым текстом сказал: «Вы ошибались, потому что молодые были. Ну а мы - так еще моложе…». Строго говоря, игроки «Динамо» в ту пору стали действующими героями колоссального эксперимента. Кто-то назовет нас подопытными кроликами, а я скажу так: мы очень многое приобрели и выиграли то, чего никогда бы не выиграли ни при каких других обстоятельствах.
 
МАРКАРОВА НЕ МОГЛИ ПОЙМАТЬ ДАЖЕ ВТРОЕМ
 
- Давайте вернемся к проигранному вами финалу чемпионата Европы-1972, после которого всю вину за поражение повесили на украинских футболистов - Анатолия Конькова и Эдуарда Козинкевича…
 
- Да и мне тогда прилично досталось. Якобы за то, что не сдержал Нетцера. Но ведь немцы тем составом выиграли все, что могли, включая чемпионат мира. И в 1975-м году мы «Баварию» взяли тепленькой, поскольку такие нагрузки даром не проходят, да и, в целом, их команда немного постарела, а мы, наоборот, в самом соку были - большинству игроков лет по 25-27. А тогда, в начале 70-х, в сборной СССР по пять тренеров в течение года менялось. Классных футболистов была куча, а заявка - не резиновая: всего 22 человека. Кого вызывать? Вопрос всех вопросов. Одна группа футболистов лучше играла в гостях, только как же их рассмотришь? А тех, кто блистал на родных стадионах, возили на выезды. Ну а некоторым наставникам, вообще, все до фонаря было.
 
- Интересная классификация. Можете назвать хоть одного такого типично домашнего игрока?
 
- Маркаров! Как его не брать, если его в родных стенах втроем поймать не могли. К слову, лет десять назад мы с Буряком ездили на матч, посвященный юбилею Никиты Симоняна. И Эдик вышел на поле в составе ветеранов «Арарата». Видели бы вы его! Сухенький, быстрый, какой был - такой и остался. Замахнулся - р-раз! - и мяча уже нет. Куда дел - непонятно…
 
- Маркаров до тридцати трех доиграл, а вы вот закончили по нынешним временам совсем рано - в тридцать лет с хвостиком. Год за два пошел?
 
- Что вы… Я до сорока мог «пылить» - природные данные позволяли. Но, знаете, так мне все это надоело, если разобраться!.. Я ведь в 77-м еще играл при Никите Симоняне в первой сборной. А до того был единственным представителем Киева в олимпийской команде. Лобановский Бескову игроков поначалу не давал, так во избежание конфликта договорились, что отпускать будут одного меня. Константину Ивановичу и Никите Павловичу я нравился: мне даже капитанскую повязку доверяли, так что считайте: два года отыграл в «Спартаке» (смеется), а потом и Лешу Буряка подтянул. Из Украины в олимпийской сборной был еще центрбек Звягинцев, он тогда в ЦСКА служил. Мы же после стыковых матчей с Чили в 73-м на чемпионат мира почти десять лет попасть не могли. Только потом все бросили и попали. Только без меня уже…
 
- Сколько раз вас приглашал Бесков?
 
- По большому счету - дважды. В 70-м московское «Динамо», которое тогда являлось костяком олимпийской сборной, отправилось в большое европейское турне - Франция, Швейцария, Шотландия, Англия, Германия… В Великобритании динамовцев едва ли не на руках носили, на их матчи собирались полные стадионы: люди попросту не могли забыть их послевоенных гастролей с Бесковым в составе. Так что принимали нас, как вы понимаете, шикарно. Да и команда подобралась, что нужно. Усилились Валерой Поркуяном и Витей Масловым из «Черноморца».
 
Из Баку взяли вратаря Крамаренко и центрального защитника Брухтия, из «Арарата» - Андреасяна, из «Торпедо» - Гершковича. Ну и без того команда приличная была: Козлов, Эштреков, Семин, Валерий Маслов, Авруцкий, Анюта (Виктор Аничкин. - Прим. авт.)… Вот тогда Константин Иванович меня и позвал в первый раз. 
 
Второе приглашение последовало уже в 77-м. Уже из «Спартака». Я тогда Бескову прямо сказал: «Если бы вы другую команду тренировали, я бы пошел. А так - нет, извините. Болельщики не поймут».
 
СЕМИНА ПРОКОЛОЛ НАСКВОЗЬ
 
- Блохин один из немногих игроков, на чьем счету есть голы, забитые пяткой, в падении через себя и прямым ударом от углового флажка. Вы чем-нибудь таким похвастаться можете?
 
- Был один памятный мяч. После подачи углового в Киеве вратарю московского «Динамо» Пильгую забил в падении головой. Рванул, прыгнул, пробил!.. Сам в шоке был. Как получилось столько пролететь? Самолет что ли? А в следующем же матче такую же «банку» завалил «Зениту»: снова угловой, я подключился и как дал с «двойника» - повели 1:0. А в итоге питерцев, которых тогда тренировал Герман Зонин, мы 5:0 разорвали...
 
- Вы играли против многих выдающихся футболистов. Нетцера уже вспоминали, а ведь были и Флориан Альберт и Эйсебио…
 
- С Нетцером действительно тяжело было. Он ведь парень пробивной, бежит быстро, да и вообще, здоровый бугай с 46-м размером обуви. В финале ЧЕ-1972 меня опорным хавом против него поставили. Что же касается персональной опеки, то у меня ведь школа была отличная: против всех советских звезд один в один играл - Маркарова, Кипиани... Даже когда направо перевели, иногда в центр выдергивали, чтобы с кем-то на «размен» поставить.
 
- Как, например, в выездном матче с «Баварией»…
 
- Меня тогда поставили в центральную зону, пришлось бегать с кем-то… Перед матчем Васильич «накачал»: «Запомни - номер такой-то… Он у них мотор команды!». Ну, вышел я - и
«мотор» заглох. Даже фамилии его не помню.
 
- А сломать вам кого-нибудь случалось?
 
- Кое-кто говорил, что я только этим и занимался (улыбается)… Не верьте. Хотя, вообще-то, Семина один раз встретил и «проколол» насквозь - вынесли его. Неудобно получилось: ведь через десять дней московскому «Динамо» кубковый финал играть предстояло, а вон как вышло. Юра просто мимо пробегал, вот я случайно проткнул его - у него аж сосуд лопнул. Но ничего, сыграл он в финале и Кубок СССР-1970 взял. А в том матче даже гол нам забил. И вообще, мы с Юрой дружили, особенно после той поездки с «Динамо»…
 
ФИНТОВ У МЕНЯ В ДВА РАЗА БОЛЬШЕ, ЧЕМ У ГАРРИНЧИ
 
- Как один из лучших правых защитников Советского Союза, поделитесь секретами мастерства с юными преемниками?
 
- Нас учили - прежде всего, не дать «своему» игроку принять! В этом-то, кстати, вся тяжесть работы опорного полузащитника, когда ты размениваешься. Сам не играешь, и ему не даешь. Ты
всегда с ним рядом. Были игроки, которым дал принять - считай, поезд ушел. Может такой беды наделать!
 
- Знаем, что у вас, как и у Гарринчи, был один знаменитый финт…
 
- Не один, а два! Но об этом все молчат. Один бывший телекомментатор даже рассказал, что такое Месхи делал. Месхи делал не так! Я чуть-чуть замедлялся у самой бровки, а потом заставлял защитника подумать, что я мяч покачу, и убеждал его остаться на месте и выставить опорную ногу. А сам перебрасывал кожаного чуть верхом. У меня была хорошая стартовая скорость - с места на 15 метрах с Блохиным запросто спорил. Так что убежать для меня проблемой не было.
 
Ну, а второй финт, это когда я всех оббегал на ведении. Вроде, не достаю мяч, а он у меня под контролем. Игроки бросаются вперед, а я ускоряюсь: одного, второго делаю. Бывало, по три человека так нанизывал, и никто не мог понять, как это получается…
 
- Говорят, что Йохан Кройф в бытность тренером «Барселоны» в перерыве и после матча смотрел на шипы на бутсах крайних защитников - есть ли там мел. Проверял, топтали ли боковую линию, использовали ли всю ширину поля…
 
- Так мы не только по линии бегали. Когда забегания делали, можно было и за линию выбежать. Но, если это делать бестолково, ничего хорошего не будет. Надо давать пас так, как Биба, или Мунтян впоследствии. Андрей Андреич мог  на одной скорости бежать, на другой отдать - тихонечко выкатить, как на блюдечке. А сейчас игроки как бегут, так и отдают - мяч на мотоцикле не догонишь.
 
- Сразу вспоминаются два великолепных паса Мунтяна на Бышовца в матче ЧМ-1970 против Сальвадора…
 
- После Володиных передач мяч не нужно было обрабатывать. Если я показал, что открываюсь за спиной, он подает, мяч - тюк-тюк - и останавливается в том месте, где я открываюсь. Сам на ногу ложится, а ты потом по прямой чешешь…
 
БЫШОВЦА ЛУЧШЕ БЫЛО НЕ ТРОГАТЬ
 
- Правда ли, что в свое время у вас были некоторые трения с Анатолием Бышовцем?
 
- Он - хороший футболист и по жизни неплохой друг, но в целом человек тяжелый. В годы активной карьеры Бышовца, видимо, так допекло, что на поле его били чужие, что на каждое тренировочное единоборство он реагировал обостренно. Каждый удар от своих переносился им вдвойне больнее… Такой уж характер был. У нас ведь на тренировках периодически дрались и Сабо, и Мунтян, и Федька Медвидь мог какой-нибудь скандальчик затеять. Но каждый помнил, что дело ими одно делается. Когда выходили на поле - друг за друга стояли горой.
 
- В своих интервью вы часто вспоминали интуицию Маслова, мягкость и интеллигентность Севидова. А вот чем брал Лобановский?
 
- Не знаю, но я его уважал. Никогда не попрекал Васильича, что он в сборной не выступал столько, столько я. Но играл он ярко, и народ его любил. Как, кстати, и Базилевича. Олег Петрович уже в бытность игроком слыл человеком грамотным, закончил КПИ, рано пошел работать тренером… Один раз мы с ребятами золото получили, а он на банкете сказал: «Вы - теперь футболисты европейского класса!». Вот после этого стало понятно, что мы можем играть на равных с любой командой Европы. В те времена ведь методическая работа совершенно иначе велась.
 
Сейчас устраиваются коллективные просмотры, все матчи показываются, всей командой просматриваются, а тогда все было проще: Маслов куда-то слетал, все посмотрел, что-то рассказал. «Динамо» выходило на поле, показывало свою игру и мело всех подряд, в том числе и клубы, с которыми считались. Особой разницы не было: «Селтик» - не «Селтик»… Какая разница? Динамовцы рвут сетки, ломают штанги, соперники не знают, что делать - стоять или падать. А Соснихин! Да он как возьмет этот мяч, как пойдет вперед - все двери открываются. Директор, что тут сказать!..
 
ОДНАЖДЫ ЧУТЬ НЕ ЗАСТРЕЛИЛ ДРУГА КОЛОТОВА
 
- Есть такая легенда. Якобы, перед финалом Кубка кубков-1975 вы спросили у Валерия Лобановского: «Васильич. Сколько эта чашка весит? Мне ведь ее в раздевалку тащить…».
 
- Байка… Наговорили про меня. Тренеры думали, что это я в тени руковожу командой. Что я и вправду сделал, так это залил в Кубок шампанского, которое принес администратор, так чтобы все по старшинству, начиная с 33-летнего Рудакова, пригубили по глотку из кубка. Миссия была ответственная, чтобы не ошибиться, а то ведь и обидеться кто мог…
 
- А вот еще один миф - ваш номер машины. Три нуля шесть…
 
- Верно все!.. У шестого номера «Динамо» номер мог быть или такой, или с четырьмя шестерками. Время идет, машины меняются, а номера остаются. Первый был - 0006 на 21-й «Волге», а вот сейчас езжу на «Фольксвагене».
 
- Раньше достать такие номера было тяжелее, чем сейчас, или легче?
 
- Как говорил Хмель (Виталий Хмельницкий. - Прим. авт.) Федьке Медвидю, при желании можно и четыре нуля сделать. А тот не понимал: да как же ты будешь с четырьмя нулями ездить? Нет, сейчас проблем нет. У меня с ребятами из ГАИ всегда была связь хорошая…
 
- А вот еще говорили, что вы, динамовцы, любили поохотиться на зайцев…
 
- Ну, я вообще-то, рыбалку уважаю. А на охоту шел только ради Колотова и его друга, который вечно вел его не туда, куда надо. Я его однажды, кстати, чуть не застрелил…
 
- ?!
 
- Дробь после выстрела срикошетила. Шишку ему набила…
 
ТАМОЖНЯ ДАВАЛА «ДОБРО»
 
- Вы говорили, что до 28 лет не курили. Что случилось потом?
 
- Устал. Ни детей не видишь, ни семьи. Заезд, база, тренировки, матчи, сборы… И так 290 дней в году. Тяжело морально. Хотя у нас коллектив хороший был: и чудили, и на рыбалку ночью уезжали, чтобы никто не знал... А вот спиртным особо не увлекались. Я, например, ни водку, ни коньяк не пил.
 
Колотов, вообще, режимщик был каких мало. Я как-то раз заставил его ради интереса выпить 50 граммов перед сдачей нормативов…
 
- А Анатолий Демьяненко вспоминал, что в 80-е была на базе какая-то каптерка, в которой и игроки после тяжелых матчей могли посидеть, расслабиться, винишка пригубить…
 
- Ну, это у них в 80-х. А у нас такого не было. Может, Трофимовна (Ольга Трофимовна Подуран - директор базы в Конча-Заспе. - Прим. авт.) для Рудакова что-то и прятала, но в нашей компании такого не было. Если б было - я бы знал. А вот в карты играли, конечно.
 
- Игры в составе «Динамо» - это возможность частых выездов за рубеж, откуда футболисты привозили много дефицита...
 
- Это в Москве «Спартак» подобным занимался, мохер возили, еще что-то... Но, по большому счету, что мы могли возить за наши-то деньги? Сто долларов имеешь, и сто еще дали. Всего двести. Что купишь? Подарки жене, дочке, хотелось, чтобы одеты были красиво. У фарцовщиков боялись валюту покупать. 
 
А были товары, к которым мы вообще не подходили. Например, телевизоры!.. При этом на таможне киевское «Динамо» вообще не проверяли. В Москве нас всегда Яшин встречал, какая там могла быть проверка! В Киеве - тем более: открывали дверь, и иди, куда хочешь. К сумке никто не притрагивался. Можно было пять журналов Playboy провезти. Бывало, смотришь - в аэропорту зарубежном журнал какой-то лежит. Возьмешь его просто так, а потом в Киеве развернешь, посмотришь и только там видишь, что же ты домой привез…
 
ПОЛИВОДА В ФУТБОЛЕ БЫЛ ЦЕНТРАЛЬНЫМ ЗАЩИТНИКОМ
 
- Ваш знаменитый земляк Анатолий Поливода, на несколько месяцев вас старший, стал Олимпийским чемпиогом Мюнхена-1972. Вы знакомы?
 
- С Толькой-то?! А как же. Играли в футбол на первенство Енакиево. Я был центральным нападающим, он - центральным защитником. Такая шпала… Вроде, я его уже обыграл, а он свою ногу вытащит и отберет мяч… Но сложен был отлично: высокий, красивый, все у него было пропорционально. Поэтому-то и стал классным баскетболистом. Когда играл за «Строитель», всегда у меня билеты на футбол брал.     
 
- В ровенском «Авангарде» вы работали с нападающим Виктором Сахно, у которого якобы был порок сердца… Но впоследствии он замечательно играл в одесских «Черноморце» и
особенно в СКА…
 
- Рассказываю, как дело было. Приезжаю я по своим делам в «Динамо». Вижу, Витя Сахно идет, а я его еще хорошо по дублю знал. Спокойный, хороший парень. Спрашиваю: «Как дела, почему не играешь?» 
 
- «Так и так, Николаич, запретили мне, проблемы с сосудами сердца, но я все равно буду». - «Ладно, - говорю, - третьего числа приезжаешь к нам в Ровно». Он написал расписку, и начал играть. И как играть! Половину своих мячей со второго этажа клал, будто рукой. А в Кировограде один раз обыграл всю команду и закатил мяч в ворота, настолько при своем росте был техничный. В общем, в первом круге он у меня забил 24 мяча, и, конечно же, по просьбе Прокопенко приехали люди из «Черноморца», чтобы его вербовать. «Берите, - говорю, - ради Бога. Только помните, у него проблемы...».
 
- А вам не страшно было такого игрока на поле выпускать?
 
- Нет, потому что я точно знал, как с ним работать. Например, даешь всей команде три серии упражнений, но помнишь, что Сахно жару не переносит. Ему, стало быть, ставишь задачу иначе - полторы серии, больше не нужно. А, бывало, вижу, что мы проигрываем игру, так я его вообще с поля снимаю. Были у нас две звезды - он и воспитанник местный Гриша Шаламай, который в «Черноморце» в высшей лиге играл. Садил я их рядом с собой и говорил: «Отдыхайте, смотрите, как эти бараны без вас играют…» 
 
В Ровно на стадион тогда по 20 тысяч ходило на обычные игры, а на товарищеские матчи с «Динамо», и на дерби с Луцком - еще больше. Бум был серьезный. Шаламая, кстати, я в Москве выбивал, ездил в столицу - через Симоняна переход оформлял. В Ровно тогда очень кстати крупный юбилей пришелся - 700 лет городу, и мне разрешили. Забрал Гришу из Одессы, выбил ему четырехкомнатную квартиру недалеко от исполкома, и послал в Одессу два грузовика, чтобы вещи оттуда вывезти. Денег ведь тогда особых не было. С зарплатой и всеми премиальными триста с чем-то рублей набегало. Правда, нам с Виктором Матвиенко по «Волге» выдали. Говорят, дадим, только со дна таблицы выползайте. Так мы с двадцать какого-то места в тройку поднялись!
 
Евгений БЕЛОЗЕРОВ, Михаил СПИВАКОВСКИЙ, Спорт-Экспресс в Украине
 
Владимир Николаевич ТРОШКИН
 
Родился 28 сентября 1947 года в Енакиево (Донецкая обл.). Начинал играть в 1963 году за команду коксохимзавода. Выступал за «Шахтер» Енакиево - 1966-67 гг., СКА Киев - 1967-68 гг., «Динамо» Киев - 1969-77 гг., «Днепр» Днепропетровск - 1978 год. Чемпион СССР 1971, 1974, 1975, 1977 гг., серебряный призер 1972, 1973 и 1976 (осень) гг. Обладатель Кубка СССР 1974 г.
 
В чемпионатах страны провел 220 матчей, забил 21 мяч. В списках «33 лучших» - 3 раза (под №1 - дважды). Обладатель Кубка кубков и Суперкубка 1975 года. В сборной СССР - 40 матчей, 2 гола (1971-77 гг.). Участник отбора к Олимпийским играм-1972 и Олимпийских игр-1976 (3 место).
 
Серебряный призер чемпионата Европы-1972, участник отбора к чемпионату Европы-1976 и чемпионату мира-1978. С 1979 года на тренерской и административной работе. Тренировал СКА Киев (ассистент старшего тренера), «Авангард» Ровно (ассистент и старший тренер). В 1993-94 гг. - второй тренер молодежной сборной Украины. 
 
Год (м) ЧС КС ЕК СБ Всего
 
СКА, Киев (2 гр. кл. «А») 1968 - 3-0 - - 3-0
 
«Динамо», Киев 1969 (2) 3-1 - 2-0 - 5-1
 
1970 (7) 32-4 6-1 - - 38-5
 
1971 (1) 28-1 4-0 - 5-1 37-2
 
1972 (2) 27-4 4-0 4-0 7-0 42-4
 
1973 (2) 28-4 7-0 8-3 - 43-7
 
1974 (1) 25-2 4-0 2-0 2-0 33-2
 
1975 (1) 23-3 1-0 10-0 10-0 44-3
 
1976 (2) 20-1 1-0 6-1 11-1 38-3
 
1977 (1) 20-1 2-0 6-0 5-0 33-1
 
ИТОГО: в «Динамо» 206-21 29-1 38-4 40-2 313-28
 
«Днепр», Днепропетровск 1978 (16) 14-0 2-1 - - 16-1
 
ИТОГО: 220-21 34-2 38-4 40-2 332-29
 
Примечание: ЧС - чемпионат страны, КС - Кубок СССР, ЕК - еврокубки, СБ - сборная СССР. В скобках после года указано место команды в чемпионате.
Невероятно, но факт:
 
Читайте также:
 
Материалы по теме:
Другие новости:
 
Комментарии
Еще никто не комментировал.
Добавить
Имя
Комментарий
- введите код с картинки (с учётом регистра)
 
Спорт. Реклама
Книга о Суркисе
Социальные сети
Наши партнеры

Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player

Людина року
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Наши друзья
Прессинг
Динамо Киев от Шурика