Спорт-Экспресс в Украине > Футбол > Другие > Новости > Смотрим в будущее с оптимизмом

Смотрим в будущее с оптимизмом

06.12.18, 12:44   Просмотров: 147147 Комментариев: 0 0

Фото Смотрим в будущее с оптимизмом
2 апреля 1975 года. Киев. Республиканский стадион. СССР - Турция - 3:0. Виктор КОЛОТОВ исполняет штрафной удар. Фото: Ефим ШАИНСКИЙ
ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА
 
1975 год
 
ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
 
Реализую объявленную в прошлый раз программу: еврокубки, сборная, чемпионат СССР. На первом матче полуфинала с голландским ПСВ мы побывали, на ответный, 20 апреля, вас пригласил. Добро пожаловать в Эйндховен.
 
ТРЕНЕРСКИЙ ПЛАН ВЫПОЛНЕН, ЦЕЛЬ ДОСТИГНУТА
 
Какую задачу намеревались решать динамовцы в ответной встрече? Защищать результат первой игры (3:0), практически гарантировавший выход в финал, или доказать закономерность победы над умелым, знающим толк в футболе соперником, да что там - над лучшей командой Голландии (юридически оформит чемпионство в мае)?
 
Ответил на заданные вопросы перед игрой сам Валерий Лобановский: «Мы отправились в Эйндховен с задачей выйти в финал. Поэтому результат матча нас мало интересует. Главное - не дать сопернику ликвидировать образовавшийся в Киеве дефицит».
 
Предматчевое волнение, естественное, и даже некоторая тревога все же ощущались. Динамовцы опасались бурного натиска хозяев, подгоняемых бешеной поддержкой трибун с пением клубного гимна. Пресс-атташе киевлян Михаил Ошемков предусмотрительно обзавелся пластинкой с гимном ПСВ и на тренировках прокручивал ее многократно с максимальной громкостью, чтобы ребята привыкли. С первым судейским свистком они успокоились и со знанием дела принялись воплощать в жизнь план наставника.  Индивидуально сильные, отлично вышколенные мастера в искусстве удерживать в гостях минимальное преимущество поднаторели,  крупный счет домашней встречи задачу упрощал.
 
В Эйндховене гости организовали многослойную оборону. На переднем рубеже ввступали в схватки с атакующими Блохин, Онищенко, особенно вездесущий, гиперактивный «энерджайзер» Колотов. За первым заслоном  соорудили еще несколько  с закаленными бойцами, предельно внимательными, сконцентрированными, умеющими в единоборство вступать, мяч грамотно отбирать, товарищам помогать, а как момент удобный настанет, быструю, неожиданную контратаку организовать. Важная честь установки - персональная опека (с подстраховкой) Эдстрема.
 
Такая игра, когда сам инициативу не проявляешь и другим руки связываешь, зрелищности не способствует, но поставленную задачу, направленную на достижение нужного результата, решить может. Цель оправдывает средство.
 
Неудивительно, что динамовцы сознательно уступили хозяевам территорию с главным плацдармом, серединой поля. Мячом голландцы владели, напряжение создавали, давление оказывали, но реально ничего серьезного не создали и на забитый гол не наиграли. Возник случайно. Грубо ошибся Рудаков. Овладев в прыжке мячом, при приземлении выронил его. Эдстрем тут как тут, попасть с близкого расстояние в широченное семиметровое пространство дело плевое. Гости до и после пропущенного гола в редких контратаках действовали острее, но материальных выгод не извлекли.
 
Рисунок второй половины игры не изменился. Оборонцы легко отражали монотонное давление голландцев. В тесноте, уплотняющейся по мере приближения к воротам, хозяева терялись, а Эдстрема, на которого делалась ставка (кто-то сравнил его с ферзем на шахматной доске), предельно ограничили в пространстве. Только раз получил он возможность «включить голову», в физическом смысле. Шансом воспользовался блестяще, показал мастер-класс. Перепрыгнув всех вокруг, откликнулся на передачу справа и технично срезал мяч в недосягаемую для вратаря точку: попал в «девяточку».
 
Шла 85-я минута. Концовка не получилась нервной, валидольной, инфарктной потому только, что за семь минут до гола Эдстрема забил вышедший на замену Буряк. Его гол по красоте исполнения, эстетическому восприятию составил серьезную конкуренцию только что описанному. Веремеев прострелил в штрафную, и Леонид на бреющем полете эффектно вколотил головой сильно летящий мяч в сетку. Скромный проигрыш (1:2) не воспрепятствовал выходу в финал с общим, весьма надежным счетом - 4:2. Довольные  результатом, обеспечившим победный итог, журналисты по-разному оценили качество игры.
 
КОНСЕНСУСА НЕ ДОСТИГЛИ
 
К.Михайленко («Вечерний Киев» от 24 апреля) радость скрывал с трудом. Сообщив читателям о примененной в Эйндховене выездной модели с обязательной насыщенной обороной, похвалил земляков за проявленное мужество, стойкость, терпение, умение воплотить в жизнь тренерский план. В.Мирский («Комсомольское знамя» от 27 апреля) дал волю чувствам. Обозревателя, обычно сдержанного, объективного, хвалу и хулу высказывавшего по делу, вдруг прорвало, увидел то, что не узрели его коллеги из других изданий. Публикую фрагмент отчета после первого голландского гола: «Пропустив из-за некоторой расслабленности гол, наши футболисты пошли отыгрываться… В минуты комбинационных ударов «Динамо» по «Эйндховену» яснее ясного промелькнула сегодняшняя гордость чемпионов СССР, поверивших в свою звезду, в свое призвание задавать тон на европейской арене. Прекрасная концовка! Она сулит нам начало невиданного доселе киевского «Динамо».
 
В 1975-м киевляне выданные авансы отработают. Позже, в пору осенней зрелости. Мы их успех, наивысший в клубной советской истории на международной арене, просмакуем. Но после ответной встречи в Эйндховене не все выглядело безоблачно. Корреспондент «Футбола-Хоккея» (№17), казалось, смотрел другую игру. Он подробно рассказал о тренерском плане оборонительного толка с явно выраженным желанием не столько забить, сколько не дать этого сделать сопернику. О контратаках киевлян сказал так: «Заметим и то, что на этот раз механизм атаки у динамовцев работал со скрипом. В этом смысле и форварды, и полузащитники должны были бы проявить больше тонкости».
 
Случился в игре неприятный эпизод: удалили с поля Веремеева. Ни слова упрека в адрес арбитра в наших СМИ не последовало. Была дана трезвая оценка конфликта и сделаны выводы, не оправдывающие, а объясняющие поведение провинившегося футболиста. 24 апреля «Молодь України» похвалила испанского арбитра С.Ибаньеса за строгое и объективное судейство. И в игре, и в эпизоде с удалением Веремеева он руководствовался буквой и духом закона. Нашим бы арбитрам такую принципиальность.
 
Футбольный еженедельник проанализировал ситуацию глубже, выводы сделал акцентированные, направленные далеко за пределы стадиона ПСВ. «Приходится остановиться и на теневых сторонах игры. Два предупреждения и удаление с поля - это чересчур для одного матча, - писал анонимный автор. - Предупреждение Конькову было вынесено за то, что наша врачебная бригада без разрешения судьи вышла на поле, а Веремееву - за остановку мяча рукой. Это разболтанность, пренебрежение правилами. На наших стадионах и то, и другое нарушение, возможно, могло бы остаться безнаказанным, это мы видели не раз. Но домашними льготами, как мы постоянно убеждаемся, игроки только разбаловываются и получают взыскания от зарубежных судей словно бы по пустякам. Но это не пустяки, это правила игры, и выполнение их входит в понятие высокого игрового класса команды. А удален был Веремеев за умышленный фол, который заслуживал желтой карточки, но во второй раз судья ему показал уже красную» («Футбол-Хоккей»).
 
Как бы то ни было, киевляне впервые за время участия в еврокубках вышли в финал, сделали это уверенно и вселили надежду на счастливый исход всей кампании. Финал назначен на середину мая. А пока, строго придерживаясь намеченного плана, устремляю взор в сторону сборной.
 
ЕДИНЫ В ДВУХ ЛИЦАХ
 
Неудачи сборной СССР в последние годы, снижение некогда высокого ее международного авторитета переполнили чашу терпения широкой (не только спортивной) общественности. Последней каплей стал крупный проигрыш (0:3) в дебюте отборочного турнира чемпионата Европы сборной Ирландии в октябре 1974-го. Унизительное поражение от заурядной команды потрясло верхние этажи спортивной (и партийной) пирамиды и возмутило многомиллионные болельщицкие массы. Они требовали незамедлительно принять кардинальные меры, дабы сделать нашу сборную сильной, боевитой, способной бороться за самые высокие места в европейских и мировых турнирах.
 
Этими соображениями руководствовались в высшей спортивной инстанции страны, Спорт­комитете СССР, издавшем соответствующее постановление за подписью его главы Сергея Павлова. Константин Бесков вскоре после катастрофы в Дублине отвечал на многочисленные сердитые и не очень удобные вопросы, объяснял, как дошли до жизни такой. Строил планы на будущее (интуиция ничего дурного не предсказывала) и был убежден: в СССР нет пока базовой команды для сборной. Спорткомитет оценил ситуацию иначе. Нашли не один, а целых два базовых клуба - две лучшие команды чемпионата-1974. Киевское «Динамо» составило основу национальной сборной СССР, «Спартак» - олимпийской. Старшим тренером первой сборной назначили киевского тренера Валерия Лобановского, начальником команды - его друга и соратника Олега Базилевича, а в помощь главному пригласили из Ленинграда Юрия Морозова. В олимпийской команде бразды правления передали Константину Бескову, помогал ему «рулевой» «Спартака» Николай Гуляев, функции начальника исполнял Николай Старостин, в чьих жилах, по его признанию, текла красно-белая кровь. «Спартак» с ролью базовой команды не справился. Очень скоро число спартаковцев в олимпийской сборной значительно сократилось. Эксперимент с первой оправдал себя полностью. 
 
Единым в двух лицах динамовцам предстояла защита титулов (первенства и Кубка) во внутренних соревнованиях и успешное выступление в международных: сдать на «отлично» весеннюю еврокубковую сессию и преодолеть европейский отборочный барьер. Весна выдалась тяжелая, перенасыщенная турнирами союзными и международными. Чередовались, едва друг на друга не накладываясь. Тут не ошибиться бы в выборе формы: вовремя менять бело-голубые динамовские майки на красные сборной. И наоборот.
 
В прошлый раз я не особо распространялся о весенних тренировочных сборах киевлян. Сегодня пробел восполню. Дубляжа не потребуется: говоря о сборной, подразумеваем киевское «Динамо». 
 
ДВА МЕЖДУНАРОДНЫХ СБОРА
 
С 24 декабря по 8 января готовились на базах и спортсооружениях Киева. С 10 по 20 января гостили в Югославии, конкретно - на Адриатике, в городке Баско Поле. Привлекали мягкий климат, отличное техническое оборудование баз и состояние полей, а также множество, на любой вкус, спарринг-партнеров. На 29 января запланирована игра в Лиссабоне с национальной командой Португалии. Сборная СССР в лице киевского «Динамо» и восьми приглашенных из других клубов отправилась на Балканы без игроков «Спартака» и «Арарата». Решили их не беспокоить: спартаковцы были заняты в олимпийской команде, ереванцы готовились к матчу 1/4 финала Кубка чемпионов с «Баварией».
 
В Югославии сыграли пять матчей. Соперников подбирали по степени возрастания сложности, так сказать, сопротивления материала. Первый - из недр чемпионата отдельно взятой Хорватии. Город Солин, если о таком слышали, представлял. До перерыва вели 2:0, после позволили аборигенам отыграться - 2:2. В трех следующих играх побеждали с минимальным преимуществом. А как дело до чемпиона Югославии дошло, «Хайдука», показали, кто в его доме хозяин, - 5:2. Оставалась одна плановая встреча, уже на уровне сборных, в Лиссабоне с Португалией 29 января.
 
Накануне, 28-го, наши СМИ все еще были уверены и народу объявили: матч состоится. Прошел день, прошел второй (сменяли они друг друга, не отклоняясь от графика), об игре ни слуха ни духа. Никак проиграли? Или какие-то политические осложнения возникли: обе стороны, испытывая взаимную неприязнь, не контактировали. Дипломатические отношения установили лишь в июне 1974-го, и года не прошло. Причина, если верить официально озвученной в советской прессе версии, прозаическая, весьма для треклятых капиталистов, будь они неладны, характерная. Выражаясь на современном русском, бабки не поделили. Организаторы не договорились с хозяевами стадиона «Бенфики», где матч должен был состояться, о «распиле» денег.
 
Вернувшись на родину, пришельцев отпустили по домам, а сборная в лице киевского «Динамо» продолжила подготовку (до 20 февраля) на черноморском юге. В трехнедельном промежутке Лобановский с ребят потов согнал немерено, куда больше утвердившихся в народном сознании семи. И два спарринга, облачившись в майки сборной, сгоняли: в Тбилиси с «Динамо» (1:1) и в Адлере с «Араратом» (1:0). Для этого два краткосрочных, двухдневных, сбора организовали с привлечением отпущенных в свои клубы сборников.
 
После чего отправились в еще одну загранкомандировку, опять же в Европу, уже в Западную: в Бельгию и Францию, где в течение десяти дней три матча, подчеркиваю, контрольных провели. Уступили бельгийскому «Локерену» (0:1) и выиграли у французского «Шатору» (2:0). А как дело дошло до самого из них авторитетного, «Лиона», показали истинную силу, повторили счет матча с «Хайдуком» - 5:2. Знайте, мол, наших. До отборочной игры с Турцией в Киеве примерно месяц. Судя по тому, как росли результаты (на словах значения им тренеры не придавали) и увереннее с каждым разом хлопцы смотрелись, время провели плодотворно.
 
ТУРЦИЯ ФАВОРИТ?
 
Что собой представляла турецкая сборная? Согласно классификации France Football, перед игрой в Киеве Турция формально являлась (только не смейтесь) фаворитом, потому как занимала в иерархической европейской табели о рангах 23-ю ступень. Сборную СССР, вы, конечно, помните, поместили на 27-ю. Доверять рейтингам - дело последнее. Примеров множество, пожалуй, самый красноречивый, не стершийся из памяти - выступление сборной России на чемпионате мира. 
 
Как бы то ни было, турки и в отборочной группе наших опережали. Набрав в двух играх три очка, делили с Ирландией два первых места. Мы со швейцарцами, не имея очков, находились на положении бедных родственников. Из-за худшей разности мячей сборная СССР миниатюрную турнирную таблицу замыкала. Такие вот пироги. Так что же турки?
 
Тренер, 45-летний Джошкун Озары, принял сборную в 1972 году. Состав на протяжении трех лет перелопатил основательно, настолько, что с момента последней встречи  со сборной СССР в отборе к ЧМ-1970, остались в их составе двое: вратарь Сабри и нападающий Курт Метин. В нынешнем турнире оба матча провели дома, на  счастливом стадионе в Измире: за ним закрепилась репутация талисмана. Сыграли вничью (1:1) с Ирландией и победили (2:1) Швейцарию. Назадолго до игры в Киеве приняли у себя румынскую сборную - 1:1.
 
ОТВЕТ ПОЛУЧЕН
 
В Киеве на поле была одна команда, сборная СССР, она же киевское «Динамо». Все 11 футболистов стартового состава представляли чемпиона страны. Зрители киевского стотысячника, наверное, не сразу поняли, с чего это их хлопцы в красных майках на поле высыпали. Смотрелись, однако, здорово: свежо, интересно, мощно, агрессивно, атаковали или стремились к этому на протяжении всего матча. Играли быстро, интересно, разнообразно, широко, зрелищно, комбинационно. Красные футболки оказались им к лицу, действовали не как в динамовских, с простоями, перекурами, катанием мяча вдоль и поперек. Ничего подобного. Все, как один, выказали страстное желание бороться, бежать вперед и забивать. Забив на 75-й минуте третий, продолжали душить турок.
 
Могли куда больше. Моментов голеопасных не счесть. Кто-то из журналистов насчитал аж девять: три у Блохина, два у Трошкина, по одному не использовали Мунтян, Буряк, Веремеев и Колотов. Еще один гол при счете 3:0 отменил линейный арбитр. Главный безропотно ему подчинился. Замедленные повторы с разных точек доказали ошибочность судейского решения.
 
Лев Филатов, автор отчета в «Футболе-Хоккее» (№14), более сорока лет назад затронул животрепещущую тему и ныне до конца не разрешенную: «Мы сталкиваемся с явлением, характерным для наших дней, когда возможности, открываемые техникой, превосходят возможности человека. То, что зафиксировала телекамера, глаз судьи просто не сумел уловить. Надо полагать, что со временем возникнет все-таки необходимость в более точном контроле за ходом матчей, и это, вероятно, одна из важнейших проблем современного футбола». 
 
Отчет подробный, яркий, умный, писал Лев Иванович, находясь, как и десятки его коллег, советских и зарубежных, в непотребных условиях. Описывать не возьмусь, пусть сам расскажет: «Крохотный, на 40 мест, закуток на трибуне, на самом сквозняке, возле лестницы, где бесконечное хождение и крики, где такая теснота, что не только писать, но и просто шевельнуть рукой невозможно, где о телефоне, о пюпитре и мечтать не приходится, почему-то носит название ложи прессы. Замечу, что класс обслуживания журналистов, по моим наблюдениям, на многих стадионах обычно каким-то образом соответствует классу команд, которые на этом стадионе базируются. Думается, что проигрывать в этом пункте киевлянам нет никакой нужды». (Там же.)
 
Единственное критическое замечание. В остальном - позитив, радовали крупная победа и способ, каким была добыта. «Когда сборная СССР победит со счетом 3:0?» - задавали вопрос болельщики на страницах «Советского спорта» после позорного, унизительного проигрыша заурядной ирландской сборной. Ответ получен уже в следующем отборочном матче, 2 апреля 1975 года. Выигрыш яркий, убедительный, вернул веру в возможность выхода из группы в стадию плей-офф. Сквозь густые темные, мрачные тучи забрезжил улыбающийся, игривый лучик света, лучик надежды. Смотрим в будущее с оптимизмом. Впрочем, шанс (по крайней мере теоретический) сохраняли и соперники: у Ирландии (2 игры) и Турции (3) по три очка. У нас после двух игр два очка, Швейцария единственный матч проиграла. 
 
«А кто все-таки голы забивал?» - спросите. Ежели спросили, отсылать к уже приготовленному специально для вас «компоту» не буду (там все задокументировано), отвечу сразу. Два -Колотов с пенальти, третий - Блохин. Оба пенальти, следствие чрезмерно грубой игры гостей, бесспорны. Шотландский арбитр Дэвидсон проявил принципиальность, решительно погасив бурные, переходящие в буйство протесты нарушителей и им сочувствующих, на своем настоял. Турки играли вызывающе грубо, наши самоотверженно. Веремеев с разбитым носом и Блохин, испытывая нестерпимую боль в ноге, отказались от замены. Только нокаутированного Онищенко унесли с поля. Тогда-то и вошел в игру единственный «чужак», нападающий «Пахтакора» Федоров.
 
После матча кто-то из огорченных турецких журналистов сказал: «Выходит, «Бурсаспор» играет лучше сборной Турции». Напомню, те же парни в динамовской форме обыграли слабенький и по турецким меркам «Бурсаспор» в недавних еврокубковых матчах скромненько - 1:0 и 2:0. На что Лев Филатов моментально отреагировал: «Нет, просто сборная СССР играет сильнее киевского «Динамо». Посмеялись. Если отбросить шутки, в начале апреля сборная СССР смотрелась так привлекательно, как ни один наш клуб (и сборная) в это время года прежде не выглядел. 
На «третье» обещанный «компот». В нем, как в Греции, все есть. Приятного аппетита.
 
СССР - ТУРЦИЯ - 3:0 (1:0)
 
Голы: Колотов, 25 - с пенальти (1:0). Колотов, 56 - с пенальти (2:0). Блохин, 75 (3:0).
 
СССР: Рудаков, Коньков (Буряк, 65), Фоменко, Решко, Матвиенко, Трошкин, Мунтян, Колотов (к), Веремеев, Онищенко (Федоров, 80), Блохин.
 
Турция: Сабри, Кемаль, Исмаил, Зия (к), Алпаслан, Зафер, Энгин, Рашит, Али Кемаль, Джемиль, Метин (Тунджай, 69).
 
Наказания: Зафер (предупреждение).
 
Судьи: Дэвидсон. Дауни, Нэри (все - Шотландия).
 
2 апреля. Киев. Республиканский стадион. 100 000 зрителей.
 
Единственный упрек отлично отсудившему шотландскому рефери - один «горчичник». При нынешнем судействе туркам показали бы желто-красный салют на фоне синего весеннего киевского неба.
 
Следую намеченному курсу. В программе апреля, помимо уже описанной международной части, старт чемпионата СССР.
 
«ЛОМКА» 
 
Подготовка к новому сезону началась задолго до его официального открытия и велась на всех направлениях, во всех звеньях большого футбольного хозяйства. Традиционные ежегодные «посиделки» провели судьи, тренеры, методисты, медицинские работники, комсорги команд. Они искренне верили в действенную силу принятых решений, осуществление твердых намерений изжить наконец имевшиеся в прошлом недостатки, работать лучше, качественнее.
 
12 марта «Советский спорт» опубликовал обращение участников Всесоюзного собрания футболистов и тренеров. Очень уж напоминало по сути обязательные, перед майскими и ноябрьскими праздниками, призывы КПСС к рабочим, крестьянам, интеллигенции (она у нас всегда на последнем месте) и другим группам населения. Разница заключалась лишь в том, что советские правители призывали подданных повысить трудовой энтузиазм. Аудитория у участников мартовского собрания куда скромнее. Обращались они к коллегам, то есть и к себе самим. Футболистам в новом сезоне надлежало неуклонно повышать требовательность к себе, тренерам - проявлять больше творческой инициативы и изобретательности, улучшать идейно-политическую и воспитательную работу, судьям - вести непримиримую борьбу с нарушителями…
 
Ровно через месяц, 12 апреля, на нашу футбольную улицу пришел праздник, для болельщиков всем праздникам праздник - открытие сезона! Поверить трудно, уже 37-го. Капитаны 16 команд согласно ритуалу должны были под аккомпанемент государственного гимна СССР (принявшего позже российское гражданство) поднять на флагштоке алые серпасто-молоткастые стяги. Подняли двенадцать. Первый тур усеченным, неполноценным выдался: из восьми игр состоялись шесть. Основной состав киевлян, утомленный матчами 2 и 6 апреля, соответственно, с турецкой сборной и первого матча с голландским ПСВ, вступил в чемпионат со второго тура, 16 апреля. 
 
В Днепропетровске зрители, заполнившие стадион, ждали ростовский СКА. Не дождались. «Ломка» у календаря началась. Обычно скручивало где-то ближе к осени. А тут глаза не успел открыть, на солнышко весеннее глянуть, воздухом свежим подышать… И на тебе, ломануло. Игру с 12 апреля перенесли на 24-е. Причина уважительная, загранкомандировка вдруг у ростовчан нарисовалась, грех не воспользоваться «горящей путевкой». Пусть и в знойный Сомали. Там все нормально сложилось. А дома… Об этом, часто опережая в творческом раже время, я успел рассказать 19 октября в «СЭ». 
 
На остальных шести стадионах все путем: зрители пришли на своих парней после долгой разлуки поглазеть, голы увидеть, победу, если случится, отметить. Это святое, всегда готовы. В двух матчах, в Одессе и в Тбилиси, ни в одном глазу: «сухой закон» не позволил, с нулями встретили людей, с ними и проводили. В Ворошиловграде, как дети малые, единственному голу радовались, а во Львове тоже единственный, полученный от московского «Динамо», гробовым молчанием встретили.
 
Правда, в Ташкенте «Пахтакор» закатил в ворота «Зенита» больше, чем восемь здоровых коллективов, вместе взятых, - аж три (3:0). Но там инцидент случился: в середине первого тайма тбилисский арбитр Георгий Баканидзе зажег красный свет перед защитником хозяев Могильным и нападающим гостей Гребеножко. Ничего особенного, подрались парни. Шум подняли страшный. Пресса возмущалась, общественность, а наш карательный орган, обычно терпеливый, толерантный, гуманный, вдруг возбудился, стукнул кулаком по столу и дисквалифицировал на пять матчей. Каждого. В 1975-м еще шестерых удалили (всего-то!). В основном на две игры отлучали. А тут начало сезона, наказать по полной решили, дабы другим неповадно было.
 
На этом фоне исполином смотрелся матч в Донецке «Шахтера» с «Торпедо». Забили за 90 минут больше, чем остальные десять команд в течение 450 минут. Шесть мячей туда и сюда залетали. Чаще, четыре раза, туда, в московскую калитку. Погода, хоть и плюсовая, ветреная, пробирала. Чем согреться, заодно голы забитые отметить, свои от радости, чужие от огорчения? Не кофе ведь черным, горячим. Имелись напитки покрепче, горячее заморского и цвета благороднее, белого. У людей с собой было (на многих советских стадионах, несмотря на строжайший запрет, проносили). Почему о кофе упомянул? Объясню.
 
О ГРАММАТИЧЕСКИХ ФОРМАХ ГЛАГОЛА
 
Листая годовой комплект подшивки «Социалистического Донбасса», обратил внимание на номер газеты от 5 февраля. Директор стадиона «Шахтер» А.Шпак воодушевленно рассказывал журналисту о планах громадье: «Главная задача - это поле, - справедливо отметил директор. - Оно и в прошлом году не вызывало сомнений. Но не успокаиваемся: весной произвели подсев (так в тексте. - Прим. А.В.), заказали поливочные машины и для стрижки газона. Проводим капремонт по ходу без закрытия стадиона, поэтапно отремонтируем трибуны и подтрибунные помещения, частично заменим прожектора, позаботимся о местах для журналистов, кабинетах для теле- и радиокомментаторов». Далее по мелочи: радиофикация стадиона, выпуск красочных программок, подача транспорта для быстрой разгрузки стадиона, питание (горторготдел обещал обеспечить сосисками, кофе и прохладительными напитками) и т.д. и т.п. 
 
Все это распрекрасно. Одно меня смущало: речь товарища Шпака перенасыщена глагольными категориями преимущественно будущего времени. Что настораживало - вида незавершенного, научно - несовершенного. Наиболее ходовая глагольная форма в речах руководителей разного уровня, вплоть до высочайшего. С советских еще времен обильно кормят народ распрекрасными (и столь же призрачными) перспективами. Люди объелись, вплоть до, простите за выражение, тошноты (с последствиями), что хуже, несварения пищи и заворота кишок. Не знаю, как насчет кофе, сосисок и прохладительных напитков, со всем остальным караул. Вот что писал очевидец, заслуженный мастер спорта Виктор Понедельник в «Советском спорте» (от 15 апреля): «Как же встретил участников встречи донецкий стадион «Шахтер»? Холодные раздевалки, грязные окна, малое количество удобной мебели. И в довершение ко всем этим «атрибутам гостеприимства» присовокупились следующие: после матча, когда уставшие и мокрые от пота футболисты вошли в душевые комнаты, из рожков лилась лишь ледяная вода…». Добавил к сказанному в том же номере газеты автор отчета, донецкий корреспондент «Советского спорта» М.Левицкий: «Не работало табло, не создано было и мало-мальски приличных условий для работы журналистов и комментаторов».
 
Наверняка критики не ознакомились с февральской директорской речью. Вам она известна (давеча процитировал из нее отрывки), потому должны помнить, что обещал он завершить работы поэтапно, без указания конкретных сроков. Стало быть, очередной этап еще не наступил, время до всего недоделанного и несделанного не подошло, а товарищ А. Шпак, возможно, был очень занят, находился в стадии освоения выделенных на ремонтные работы средств. Вы хотите, чтобы директор донецкого стадиона всего за два месяца блеск и красоту навел и чтобы горячая вода из рожков текла? Так не бывает.
 
Должен со всей ответственностью заявить: ко всему здесь описанному футболисты и тренер «Шахтера» никакого отношения не имели, к сезону готовились. Старший тренер, 38-летний Владимир Сальков, не так давно завершил карьеру футболиста в донецкой команде, был ее капитаном. В августе 1974-го выполнял функции МЧС: бросили его на спасение оказавшихся в бедственной турнирной ситуации горняков. Теперь впервые начал с подготовительного периода. Работал не на глазок, как прежде делали. Взялся за дело серьезно, целенаправленно. Тщательно продумал и составил планы: ежедневные, недельные, месячные. Подобрал разнообразнейшие упражнения, определил циклы нагрузок и разгрузок, чередование занятий с отдыхом…
 
Невероятно, но факт:
 
Читайте также:
 
Материалы по теме:
Другие новости:
 
Комментарии
Еще никто не комментировал.
Добавить
Имя
Комментарий
- введите код с картинки (с учётом регистра)
 
Спорт. Реклама
Книга о Суркисе
Социальные сети
Наши партнеры

Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player

Людина року
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Наши друзья
Прессинг
Динамо Киев от Шурика