Спорт-Экспресс в Украине > Биатлон > Валерий ЛЕСНИКОВ: "Лыжи Шевченко находили в ломбардах и секонд-хендах"

Валерий ЛЕСНИКОВ: "Лыжи Шевченко находили в ломбардах и секонд-хендах"

27.06.18, 09:00   Просмотров: 798798 Комментариев: 0 0

Фото Валерий ЛЕСНИКОВ: "Лыжи Шевченко находили в ломбардах и секонд-хендах"
3 июня. Чернигов. Валерий ЛЕСНИКОВ помогает биатлонистке сборной Украины Ольге АБРАМОВОЙ правильно выполнить упражнение на равновесие. Фото Анна САВЧИК, "СЭ" в Украине"
Имя этого украинского тренера на протяжении многих лет ассоциировалось у болельщиков зимних видов спорта с лыжными гонками.
 
В мае стало известно, что после трех лет работы с командой Казахстана Валерий Лесников возвращается на родину, но при этом меняет амплуа и отныне будет частью тренерского штаба биатлонной сборной Украины.
 
В интервью «СЭ» Валерий Сергеевич рассказал, что привело его в биатлон, поделился впечатлением от знакомства с новыми подопечными, а также объяснил, почему в последний момент сорвалась поездка на шестую в карьере Олимпиаду его самой титулованной воспитанницы обладательницы Малого хрустального глобуса-2003/04, бронзовой медалистки чемпионата мира-2009 Валентины Шевченко.
 
ЧТО ТОЛКУ ХЛЕСТАТЬ СЕБЯ ЗА ОШИБКИ ПХЕНЧХАНА?!
 
- Владимир Михайлович Брынзак (президент Федерации биатлона Украины - Прим.А.С.) приглашал меня в биатлон, еще когда Валентина Шевченко была активной спортсменкой, - рассказывает Валерий Лесников. - Причем, приглашал дважды. Но в то время мне еще было чем заняться в лыжных гонках.
 
Когда поступило третье предложение, я как раз находился в фазе принятия решения. Игры в Пхенчхане закончились, начинался новый олимпийский цикл и мне нужно было определиться, в каком направлении двигаться дальше. Поразмыслив, я принял предложение президента Федерации биатлона Украины. Работа интересная, к тому же в тренерском штабе собраны опытные специалисты, у которых и мне будет что почерпнуть с профессиональной точки зрения.
 
Конечно, мне как лыжному тренеру, предстоит немного поменять специфику. Во-первых, потому что в биатлоне один стиль - коньковый, во-вторых, потому что работа здесь интервальная - между рубежами, и в-третьих, на функциональную подготовку остается меньше времени, чем в чистых гонках, поэтому она должна быть более интенсивной, что повышает риск перебрать с нагрузками. Ведь у каждого человека своя планка и повышать ее бесконечно невозможно. 
 
- Если от ваших бывших подопечных - лыжников никто не ждал звезд с неба Пхенчхана, то с биатлоном были связаны главные олимпийские надежды Украины. Поэтому разочарование оказалось в разы сильнее. Вы почувствовали неприятный корейский осадок, когда приступили к работе с командой?
 
- Владимир Михайлович очень правильно на этот счет высказался: «Надо сделать выводы и идти дальше». Нет смысла жить прошлым. А если и жить, то каким именно? Было ведь не только плохое, но и много хорошего. Хлестать самих себя за ошибки, причем сделанные не столько спортсменами, сколько тренерским составом?! Это по меньшей мере неконструктивно. Тем более, очевидно, что это был не разовый просчет. Проблемы, судя по всему, накапливались по ходу сезона. Ведь провалились все, вот что самое неприятное. Если бы хоть кто-то один показал результат, на который рассчитывали, тогда было бы сложнее понять, в чем причина. А когда вся команда не оправдала ожиданий... 
 
- Как выглядит ваша должностная инструкция, если таковая существует? Плодов работы в каких именно составляющих в первую очередь ждет от вас выше стоящее руководство?
 
- Изначально было оговорено, что тренировочный план сборной составляет главный тренер, а потом коллегиально с другими специалистами, которые работают в сборной, мы вносим необходимые коррективы. Я занимаюсь в первую очередь вопросами функциональной и технической направленности, также должен буду обратить внимание на слабые стороны спортсменок, в частности на горнолыжную подготовку. Она явно оставляет желать лучшего, что особенно подчеркнул Владимир Михайлович. Девочки боятся спусков, есть проблемы и с поворотами. Помимо всего вышесказанного зимой я также смогу помочь при отборе лыж, так как в отличие от других тренеров, не буду находиться на стрельбище. Ну а когда уже пойдет комплексная работа, буду осуществлять контроль за функциональным состоянием спортсменок непосредственно на трассе. 
 
СЕЙЧАС ТАКИХ, КАК БОНДАРЬ, В ЛЫЖНЫХ ГОНКАХ НЕТ
 
- Была ли у вас уже возможность оценить лыжную подготовку украинских биатлонисток? Кто из них ближе всего к пониманию того, каким должен быть коньковый ход в идеале? 
 
- Конечно, больше вопросов к молодежи. Нужно будет и определенные технические моменты поменять, и помочь кое-какие приемы освоить. Меньше работы со зрелыми спортсменками, в их случае нужно разве что подчистить какие-то мелочи. Что касается идеала, то у каждого тренера он свой. Лично мне импонирует, как бегают Вита и Валя Семеренко. У них ритм, приближенный к тому, в котором работает европейская элита, что отвечает возросшим за последние годы требованиям к лыжной подготовке в биатлоне.
 
Многие биатлонистки и биатлонисты напрямую соперничают с чистыми гонщиками, причем даже в спринтах, где скорость и частота движений выше. За примерами далеко ходить не надо. Кайса Макаряйнен периодически выступает в лыжных гонках за сборную Финляндии. И ей там рады, потому что она хорошо закрывает свой этап в эстафете. Оле Эйнар Бьорндален в свое время попадал в состав лыжной сборной Норвегии, Тим Берк - сборной США. Я думаю, что и сейчас среди биатлонистов есть люди, которые в гонках не затерялись бы. Другой вопрос, что у них не всегда находится окно, чтобы в них участвовать. А может банально и амбиций таких нет. Хотя, думаю, биатлонисты, привыкшие к контактным видам программы, достаточно неплохо чувствовали бы себя в гонках с массовым стартом, допуская, что даже на самых длинных дистанциях особенно мужчины, которые в отличие от женщин, сразу бросающихся в бой на тридцатке, зачастую группой едут все пятьдесят километров.
 
- Среди ваших новых подопечных есть одна, которая, должно быть, знакома вам лучше других в связи со своим лыжным прошлым - это Яна Бондарь. В свое время в гонках она считалась очень перспективной юниоркой. Как семь лет в биатлоне повлияли на ее возможности на трассе?
 
- Яну Бондарь я знаю даже не столько по работе в сборной, потому что когда я ее возглавлял, она еще была в юниорской команде, сколько по БВУФК (Броварское высшее училище физической культуры - Прим.А.С.). В Броварах у меня была возможность какое-то время наблюдать за ее развитием. У Яны сейчас первоочередная задача вернуться в то функциональное состояние, которое она может иметь. Потому что за последние год-два у нее ощутимо снизилась скорость передвижения на лыжах, это помимо проблем со стрельбой, которые, как я понимаю, тоже есть.. Потенциал у этой спортсменки однозначно позволяет ей рассчитывать на большее, чем она показывала последнее время. 20-е место на юниорском чемпионате мира, которое она заняла перед переходом в биатлон, это достаточно серьезный результат. Сейчас в украинских лыжных гонках таких девочек нет.  
 
- На ваш взгляд, каких результатов могла бы добиться Яна Бондарь, как лыжница, не перейди она в биатлон в свое время?
 
- Сложно сказать, тут еще нужно учитывать фактор перехода из молодежного спорта во взрослый. Что в лыжных гонках, что в биатлоне можно быть топовым юниором, но потом на более высоком уровне ничего не показать.
 
ЗАЛОЖНИКИ СИСТЕМЫ, ЖЕРТВЫ ХИТРОСТИ
 
- В свое время стрелять из винтовки пробовала и Валентина Шевченко. Позже в интервью нашему изданию вы сказали, что с ее характером в биатлоне было бы сложно, что имелось в виду?
 
- Для биатлона не каждый годится. Одно дело - приобретенные навыки стрельбы, и совсем другое - врожденные задатки, такие как, сосредоточенность, устойчивость, выдержка. Я пока не так много стрелковых тренировок видел, но уже успел оценить как девочки работают на рубеже и какое терпение нужно иметь, чтобы выцеливать каждый выстрел. Валентине в этом плане было бы тяжело. Психология - это вообще очень сложная штука. А биатлон - комплексный вид спорта, интрига в нем сохраняется до последнего, тем он и притягивает к себе. 
 
- Валентина Шевченко отработала весь прошлый цикл, но в итоге мы так и не увидели ее на главном старте четырехлетия в Пхенчхане. Как получилось, что окончание карьеры самой титулованной отечественной лыжницы получилось как бы недосказанным?
 
- В какой-то мере она стала заложницей существующей системы отбора. Эта система действует в лыжных гонках четыре олимпийских цикла и до конца ее так никто и не понял. Она нигде не прописана досконально. Поэтому мы (и не только мы) на последнем этапе отбора постоянно сталкивались с какими-то сюрпризами. В этом году вообще сложилась удивительная ситуация. FIS (Международная федерация лыжного спорта - Прим.А.С.) в угоду курсу МОК на расширение географии участников очень много базовых квот раздала новым странам. В биатлоне такое де-факто было бы невозможно. 
 
- Вы говорите о том, что FIS раздавала квоты, но ведь для того, чтобы ими воспользоваться все-таки нужно было набрать определенное количество FIS-поинтов? 
 
- FIS-поинты для базовой квоты набрать не проблема.
 
- Хотите сказать, что даже я смогла бы это сделать?
 
- Вы вряд ли, но, к примеру, биатлонистки нашей молодежной команды - запросто. Олимпийская квота на все лыжные гонки - 310. Теперь представьте, что в этом году добавилось 12 стран. Даже по две базовые квоты каждой - это уже 24. Видите, сколько человек в итоге остались не у дел. Недоумение вызвал и еще один момент. Максимальное количество лицензий на страну - 20. Ведущие команды без проблем заработали полную квоту. Но в Пхенчхан привезли только 14 спортсменов. А на остальные шесть гоночных мест заявили сервисменов - в недавнем прошлом лыжников, имеющих по FIS-поинтам допуск на Олимпиаду.
 
Дело в том, что количество обслуживающего персонала команды напрямую зависит от числа спортсменов, которые от нее участвуют в Играх. И чтобы получить дополнительную пару рук, многие сборные пошли на хитрость. А это минус еще порядка 25 «живых» мест. С таким рейтингом, какой был у Катерины Сердюк и Валентины Шевченко перед Пхенчханом, они бы даже не задумываясь попали на предыдущие Игры в Сочи. А в этот раз оказались за бортом. Что говорить, если одна из моих подопечных в сборной Казахстана Елена Коломина, будучи в рейтинге 232-й, попала на Игры только по добору. Это нонсенс.  
 
- В какой момент для вас стало очевидным, что Шевченко не выступит на шестой в карьере Олимпиаде?
 
- Когда после объявления списка пошли три дня, за которые некоторые страны по идее должны были отказаться от своих квот, только тогда появились сомнения, что мы можем не пройти. Финны заявили спортсменов, у них места остались свободные. Но их почему-то к списку не добавляли. Швеция - та же самая история. А потом, когда посмотрели, сколько новых стран появилось, началась нервозность, которая закончилась ничем. В чем еще была проблема, так это в необходимости соблюдения гендерного принципа. Не секрет, что Андрей Орлик ехал в Пхенчхан после ангины. К тому же по срокам это было сразу после молодежного чемпионата мира. Но по правилам нельзя было поменять его мужскую квоту на женскую, чтобы, к примеру, выставить эстафету у женщин, что для Украины было бы актуально.
 
- Как сама Валентина Шевченко отреагировала на новость о том, что она не сможет выступить в Пхенчхане, вы ведь находились в этот момент рядом с ней на сборах в Казахстане?
 
- Слез не было, она стойко все перенесла. Тут еще такой нюанс. Валентина - спортсменка с амбициями. Если выступать, то выступать достойно. А не так, чтобы поехать статистом и сороковые места занимать. Она ведь понимает, ее знают, за ней будут следить и если не будет результата, обязательно спросят. Конечно, ей было неприятно, но когда ситуация таким образом складывается, тут уж ничего не поделаешь. Там много было не совсем правильных шагов. Но опять же система отбора построена так, что нужно быть либо достаточно сильным универсалом, либо очень хорошим узким специалистом, как например, в предыдущие циклы в дистанционных гонках Шевченко. Оставаясь в красной группе, она и себе зарабатывала квоту и еще одну дополнительную путевку приносила стране. Сейчас же ей приходилось гоняться по всем соревнованиям, в том числе участвовать в спринтах, хотя это откровенно не ее дисциплина. 
 
- Ранее вы сказали, что с таким рейтингом, какой был у Сердюк и Шевченко перед Пхенчханом, они бы без проблем отобрались на предыдущие Игры. То есть причина того, что у нас сейчас было всего лишь четыре лицензии в сравнении с сочинскими семью, не в том, что мы стали слабее?
 
- Результаты говорят сами за себя, а они стали хуже. До этого девчонки в тридцатку попадали. Валентина боролась за попадание в Топ-10. Но парадокс заключается в том, что, повторюсь, по FIS-поинтам они как раз на хорошем уровне находились. Просто конкуренция выросла значительно. Больше спортсменов стало. Кстати, FIS уже объявила об изменениях в системе отбора на Олимпиаду. Теперь квоты будут раздаваться практически по той же системе, что и в биатлоне - то есть по Кубку наций. А с тем финансированием, которое есть сегодня у лыжных гонок в Украине, там у нас точно людей не добавится. Значит, будет максимум столько же квот, сколько и на этих Играх. То есть в эстафете мы не сможем участвовать. Я просто не представляю какие героические шаги нужно предпринять, чтобы молодежь подтянуть к Пекину. Четыре года очень быстро пролетают. 
 
К РАБОТЕ С ЖЕНЩИНАМИ МНЕ НЕ ПРИВЫКАТЬ
 
- Возможности сборной Казахстана, с которой вы проработали последние три года, сильно отличаются от того, на что бюджет позволяет рассчитывать лыжникам в Украине?
 
- В Казахстане лыжные гонки финансируются очень хорошо, если не так, то почти так, как биатлон в Украине. 
 
- Работу за границей вы искали целенаправленно или она вас сама нашла после Олимпиады в Сочи?
 
- Когда у нас в стране приняли систему разделения видов спорта по категориям, лыжные гонки начали опускаться все ниже и ниже, финансирование соответственно становилось все хуже и хуже. Сложно работать, когда на сборы можно вывезти только двух человек. И тут мне поступило предложение из Казахстана. Мы на постсоветском пространстве все общаемся и хорошо знаем друг друга. В казахстанских лыжных гонках были проблемы с тренерскими кадрами, особенно для женской сборной. А мне к работе с женщинами не привыкать. Изначально я шел на молодежную команду, но после года там с некоторыми своими подопечными перешел в национальную сборную, где провел последние два сезона перед Олимпиадой.
 
- Попадание трех лыжниц в топ-35 на тридцатке коньковым стилем - это максимум, на что могла рассчитывать женская сборная Казахстана в Пхенчхане-2018? Или ваши подопечные все-таки недовыполнили план?
 
- У нас еще в спринте одна спортсменка в тридцатку попала Да, безусловно, рассчитывали на большее, но там тоже пробуксовочка с отбором вышла. Мы планировали выставить команду в эстафете, где у нас был шанс побороться за десятку. Но нам одной квоты не хватило. Что касается упомянутой вами гонки на 30 км, то были допущены определенные просчеты. 31, 32, 33 места - вроде бы совсем рядышком заветная Топ-30. Две спортсменки точно должны были в нее попадать, но увы. 
 
- У выше упомянутой Анны Шевченко, с которой вы работали в Казахстане, помимо фамилии есть еще что-то общее с ведущей лыжницей сборной Украины?
 
- Темперамент. В Казахстане ее тоже в биатлон приглашают. Но я ей говорю: «Как ты стрелять собираешься, это требует сосредоточенности, усидчивости, ты же ни секунды на месте стоять не можешь, мол быстрее объявляйте задание - и я побежала». Функциональный потолок у нее чуть пониже, чем у Валентины. Но в отличие от последней, казахстанская Шевченко может бегать и спринты тоже. Это она, как я уже говорил, показала 27-й результат в прологе на Олимпиаде в Корее. 
 
- Пару лет назад, насколько мне известно, вы столкнулась с очень неприятной ситуацией, из гаража в Броварах, где вы с Валентиной Шевченко держали инвентарь, украли полсотни пар лыж. Удалось ли хоть частично восполнить потерю?
 
- Последствия той ситуации мы ощущаем до сих пор. Если в классике еще важно, как колодку отмажешь, то в коньке именно сами лыжи играют огромную роль. Минимум тридцать секунд в каждой гонке. Подобрать лыжи того уровня, который был, нам так и не удалось. Это была коллекция, которая собиралась в течении всей спортивной карьеры. Там было больше полусотни пар, из них сорок гоночных. Из этих сорока шесть было таких, которые просто невозможно заменить. Хорошие лыжи не так часто попадаются и их берегут до последнего, причем, это даже может быть модель старого выпуска. 
 
- Беговые лыжи - товар специфический, его, как мне кажется, не так просто сбыть в Украине?
 
- У нас система доказательной базы отсутствует. Даже когда наши лыжи появлялись в ломбардах, их невозможно было изъять оттуда. Никто никаких справок не дает, откуда они там взялись. Хотя они подписаны и маркировка имеется. Милиция спрашивает: «А у вас номера есть или документы на эти лыжи?» Откуда им взяться, тем более, что они спонсорские. Шесть пар мы выкупили сами. Видели наши лыжи даже в секонд-хендах и на Olx. 
 
- Владимир Брынзак в одном из своих интервью сообщил, что с этого сезона помогать женской команде вероятно будет и сама Валентина Шевченко. Это вопрос уже решенный?
 
- Он должен решится в ближайшее время. Соответствующий разговор был. Валентина не против. Сейчас идет оформление документов. Есть задумка, что она станет своего рода спарринг-партнером для молодых девочек, которые по функциональной подготовленности естественно пока уступают зрелым спортсменкам. Контролировать их, подсказывать им нужно, а разорваться на два фронта нельзя. По такому принципу работают в паралимпийском спорте, где незрячих атлетов сопровождают гайды. Похожий прием мы хотели бы применить и у нас. 
 
Невероятно, но факт:
 
Читайте также:
 
Материалы по теме:
Другие новости:
 
Комментарии
Еще никто не комментировал.
Добавить
Имя
Комментарий
- введите код с картинки (с учётом регистра)
 
Спорт. Реклама
Книга о Суркисе
Социальные сети
Наши партнеры

Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player

Людина року
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Наши друзья
Прессинг
Динамо Киев от Шурика