Спорт-Экспресс в Украине > Биатлон > Андрей ПРОКУНИН: "После двух лет в Корее различить сестер Семеренко для меня не проблема"

Андрей ПРОКУНИН: "После двух лет в Корее различить сестер Семеренко для меня не проблема"

14.06.18, 12:29   Просмотров: 41884188 Комментариев: 0 0

Фото Андрей ПРОКУНИН: "После двух лет в Корее различить сестер Семеренко для меня не проблема"
Андрей Прокунин. Фото: Анна САВЧИК, "СЭ"
Корреспондент «СЭ» пообщался с новым главным тренером женской сборной Украины.
 
В конце мая украинские биатлонистки начали подготовку к новому сезону. Местом проведения первого сбора была выбрана лыжная база в Чернигове.
 
Там же состоялось и официальное знакомство команды с новым главным тренером.
 
Как ранее уже сообщал «СЭ», приемником словенца Уроша Велепца стал 40-летний россиянин Андрей Прокунин - чемпион Всемирной Универсиады-1999, победитель гонок Кубка IBU (2009), призер этапов Кубка мира в эстафете (2000/01), последние два сезона работавший со сборной Южной Кореи. 
 
О бесценном корейском опыте и неповторимом украинском сале, о старых знакомых и новых подопечных в команде Украины, а также о поражениях, воспоминания о которых греют душу, Андрей Прокунин рассказал в эксклюзивном интервью «СЭ».  
 
МЕНЬШЕ РАЗГОВОРОВ, БОЛЬШЕ САЛА
 
- Как проходило ваше знакомство со спортсменками сборной Украины? Приходилось ли общаться с кем-то из новых подопечных до сбора в Чернигове?
 
- Не просто общаться, с кем-то я даже успел побегать. Вита и Валя Семеренко, а также Лена Пидгрушная как раз начинали выступать, когда я заканчивал свою карьеру. Я знаком и с тренерами, и с некоторыми руководителями на местах, в прошлом биатлонистами - Вячеславом Деркачем, Андреем Дериземлей, Романом Примой, Русланом Лысенко. В бытность спортсмена я частенько заходил к ним в гости. Разговоров было мало, сразу на столе появлялось сало с лучком. (Улыбается). 
 
- Предлагаю в качестве аперитива, правда, не гастрономического, а разговорного, экспресс-тест: насколько хорошо вы успели изучить спортсменок сборной Украины. Первый вопрос: как различать сестер Семеренко? Только сразу договоримся: на цвет волос не смотреть...
 
- Цвет волос - это, кстати, далеко не первое, на что я обратил внимание в случае с сестрами Семеренко. У Виты чуть острее нос. У Вали овал лица другой. Один раз, каюсь, я их все-таки перепутал, но это было в первые дни сбора. А вообще, думаете, после двух лет в корейской сборной меня можно таким вопросом удивить? (Смеется). Первую неделю для меня там все были на одно лицо. Имена я достаточно быстро запомнил, а вот внешность - это была проблема. Со временем я научился анатомический портрет создавать: смотреть на разрез глаз, скулы и другие черты. 
 
- Хорошо, будем считать, что с этим заданием вы справились. Следующий вопрос: какое прозвище у Юлии Журавок?
 
- Жужа. 
 
- Кто в украинской женской команде самый юморной?
 
- Молодые девчонки самые подвижные в этом плане, особенно Кристина Дмитренко, но Валя с Витой тоже жару дают, да и Лена Пидгрушная не отстает. У Ани Кривонос просто великолепный смех. У Нади Белкиной - очаровательные глаза. 
 
- Главная модница?
 
- По сбору судить сложно, но исходя из соцсетей, наверное, Лера Дмитренко. Она мастер ярких фото. Но я считаю, что есть моменты, над которыми ей нужно подумать: возможно не все стоит выкладывать в сеть. Ты являешься публичным лицом, на тебя смотрят не только твои друзья и потенциальные молодые люди, но также руководители и просто болельщики, которые создают определенный портрет команды, в том числе глядя на твои фотографии. 
 
- Кто в команде лучше всех готовит?
 
- Пока не было возможности оценить.
 
- А кто мисс серьезность?
 
- Их несколько, в первую очередь это опытные спортсменки, такие как Лена Пидгрушная, а также сестры Семеренко Они понимают, зачем они здесь и к чему готовятся. Также производит впечатление достаточно серьезного человека Настя Меркушина. Это проявляется в каких-то бытовых моментах, например, в том, что она - верующий человек, а также в том, как она отзывается о своих родителях. Правда, пока мы работаем дистанционно, плотного контакта нет, потому что есть определенные нюансы. Но потихонечку мы ищем точки соприкосновения.
 
У меня была возможность увидеть Настю как с положительной стороны, так и в тяжелом разговоре. Естественно, это позволяет составить более объективное представление о человеке. Одно дело, когда ты приходишь на новое место работы и тебе все рады, и другое: когда сталкиваешься с какими-то проблемами. Я прекрасно понимаю, что трудности неизбежны, наверняка, мы будем даже ругаться временами. Главное при этом не забывать, что на первом месте стоит результат. Не всегда все будет в угоду спортсмену или в угоду тренеру, всем нам приходится чем-то жертвовать ради достижения той или иной цели. 
 
Я - НЕ КАРПОЛЬ!
 
- Какие планы вы наметили для команды на первый сбор и позволяют ли их выполнить условия, которые есть на лыжной базе в Чернигове? 
 
- База, конечно, оставляет желать лучшего, это объективно. Такая страна, как Украина, должна иметь комплекс более высокого уровня. Насколько я знаю, в Буковели такой сейчас строится. Хотя для первого сбора черниговской базы более, чем достаточно. С размещением и питанием мы не испытываем никаких проблем. Нам везде и во всем идут на встречу, создают условия как для работы, так и для отдыха. Но вот для проведения более качественной и плодотворной подготовки в июле-сентябре, стандарты должны быть выше. С чем это связано? В первую очередь с наличием лыжероллерной трассы и стрельбища в шаговой доступности от места проживания. 
 
Основная наша цель на первый сбор - наладить коммуникацию в команде: взаимоотношения тренер - спортсмен, тренер - тренер, спортсмен - спортсмен. Раньше эти моменты были отчасти упущены. Также это базовая подготовка: если у вас есть доступ к тренировочным планам, вы можете посмотреть, что там присутствует индивидуализация по отношению к каждому спортсмену и четкая система направленности по микроциклам. Это если вдаваться в детали, а в общем, говоря простым языком, идет элементарное знакомство друг с другом. 
 
- С кем сложнее достигнуть взаимопонимания: с уже сложившимися спортсменками, но соответсвенно имеющими свой взгляд на вещи, или со вчерашними юниорками, которые впитывают все как губки, но многое пока не умеют?
 
- Если мы говорим о тренировочном процессе, то, конечно, более опытный спортсмен, спросит зачем и почему. И задача тренера раскрыть для него смысл того или иного тренировочного мероприятия, которое проходит здесь и сейчас, будет происходить через неделю или через месяц. К тому же опытный спортсмен лучше понимает, чего он хочет и какой у него потенциал, тем более что, возможно, ему осталось не так много времени в спорте - год-два, максимум четыре. Он все пропускает через себя: лучшее оставляет, остальное отбрасывает в сторону. Молодым же нужно всему учиться, и в первую очередь дисциплине. Опоздала на тренировку, такое, кстати, уже было, хи-хи, ха-ха. Отводишь в сторону, объясняешь, что надо извиниться, потому что тебя ждали более заслуженные спортсменки. Что-то не поняла в тренировке, или, может, это тренер недостаточно хорошо объяснил, не стесняйся переспросить. 
 
Если переходить на персоналии, то, конечно, Лена Пидгрушная, как капитан, формирует точку зрения команды, Молодые девочки привыкают к ней. Общаться с олимпийским чемпионом, по себе знаю, непросто. Сергей Чепиков, Владимир Драчев, Виктор Майгуров - это глыбы биатлона! В свое время для меня даже просто поздороваться с ними было за счастье. Все эти моменты нужно учитывать в коммуникации. Для того, чтобы тренировочный процесс был эффективным, обязательно должна быть обратная связь с девочками. 
 
- Как считаете, профессионал своего дела будет одинаково успешен, независимо от того, с каким полом он работает или все-таки женский тренер - это призвание и оно дается свыше, например, как в случае с волейбольным гуру Николаем Карполем или Олегом Остапенко, подарившим миру ни одну плеяду талантливых гимнасток во главе с Лилией Подкопаевой? 
 
- Я могу разве что спроецировать этот вопрос на себя. Да, я - не Карполь, и, наверное не Остапенко. Как я понимаю, это один тренерский психотип. Про Карполя в свое время было очень много шуток в КВН. Это человек, который мог приложить и словом, и взглядом, не знаю, правда, как на счет действия. Я не такой. Я всегда настроен на диалог. Язык ультиматумов вообще не приемлю. Мой метод: «Пойди остынь, а потом поговорим». Правильный он или нет, думаю, я не в праве давать оценку самому себе. Если он принесет результат, значит все было верно. 
 
- Ирина Винер-Усманова, известный тренер по художественной гимнастике, как-то сказала: «В женском коллективе слева удав, справа кобра, и в любой момент можно ждать чего угодно». Вы к чему угодно готовы?
 
- Время покажет. (Смеется). Пока могу сказать только одно: я прекрасно понимаю куда и зачем я пришел, какие передо мной стоят задачи и с какого уровня спортсменами мне предстоит их решать, а также как фан-сообщество будет за всем этим следить. В Украине биатлон, наверное, вид спорта номер один после футбола. 
 
ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА РЕЗУЛЬТАТ ДЖИМЫ И МЕРКУШИНОЙ ВСЕ РАВНО НЕСТИ МНЕ
 
- Одна из главных претензий к вашему предшественнику Урошу Велепцу состояла в том, что он так и не смог создать монолитный коллектив. Как, на ваш взгляд, должна строиться работа в следующие четыре года, дабы у спортсменок не было поводов писать гневные посты «у нас не команда, а просто ж...», как было во время Олимпиады в Пхенчхане. Или, может, вы скажете, что такие эмоциональные всплески для женщин неизбежны, основываясь на своем личном опыте и резко негативных высказываниях в ваш адрес со стороны Екатерины Аввакумовой.
 
- Сразу прокомментирую ситуацию с Аввакумовой. Это ее личное мнение, она, наверное, на что-то обижена, имеет право. Тимофей Лапшин дал развернутое интервью на этот счет, с моей стороны сегодня даже не этично было бы что-то добавлять. Это уже история. Я могу только еще раз пожелать этой спортсменке удачи.
 
Что касается предыдущего тренера украинской сборной, то он работал не один. Другие специалисты, которые также были непосредственными участниками тренировочного процесса в прошлом олимпийском цикле, а значит вместе с ним отчасти несут ответственность за случившееся, остались в команде. У нас уже был разговор на эту тему с президентом Федерации биатлона Украины Владимиром Михайловичем Брынзаком. Мы обсуждали, как направить негативный опыт в положительное русло и больше не допускать подобного. И на командных собраниях мы еще не раз будем к этому вопросу возвращаться.
 
Если кому-то что-то не нравится, он в праве это высказать, но если то, что он хочет сказать, идет в разрез с понятием команда, нужно искать другую форму сотрудничества. Мы все живые люди, у каждого из нас есть свое мнение, свой эгоизм, свои эмоции. Самое главное, чтобы все это было направлено на конструктив, и ни в коем случае не превращалось в выяснение отношений.  
 
- Как вы будете строить взаимоотношения со спортсменками, которые изъявили желание работать автономно со своими личными тренерами, то бишь Юлией Джимой и Анастасией Меркушиной? Будете контролировать их тренировочный процесс, что называется, по ходу пьесы, или вносить коррективы уже исходя из первых результатов?
 
- Ваши коллеги уже задавали мне подобный вопрос, причем даже в более острой форме: «Буду ли я нести ответственность за результат Юлии Джимы?». Отвечаю: «Да, буду!» Хотя, как мы все понимаем, если она будет хорошо выступать, никто об этом не вспомнит, а вот если что-то у нее пойдет не так, естественно возникнут вопросы. Мы обстоятельно поговорили с Юлей. И, как мне кажется, услышали друг друга. Действительно на сегодняшний день если команда хочет получить результат, другого пути нет. Ей нужно время, чтобы понять и принять действительность, девчонкам - чтобы со стороны посмотреть, кто и где возможно был не прав. Естественно для себя я какую-то форму контроля должен иметь, у меня есть доступ в личный кабинет Юли по часам Polo. Правда, нет возможности корректировать ее нагрузки, тем не менее я могу дать оценку тех или иных действий спортсменки для себя и руководства, но ни в коем случае не для СМИ. Потому что это внутренняя кухня коллектива. 
 
С Настей немножко проще, мы давно знакомы с ее личным тренером-папой Олегом Меркушиным. К тому же она будет соприкасаться с командой на сборах. То есть без присутствия в коллективе она будет тренироваться минимальное количество времени. Да, возможно, это будут основные сборы с точки зрения подготовки. Тем не менее мы также будем иметь доступ в ее личный кабинет, и получать информацию о тренировочном процессе. 
 
- По вашему мнению, идеальный тренерский штаб должен строиться на принципах взаимозаменяемости или четкого распределении зон ответственности? 
 
- Я бы объединил эти понятия. На сегодняшний день у нас полное взаимопонимание. Я самый молодой в коллективе, но по должности самый старший и несу ответственность за результат. Это было первое, что мы оговорили и с этим все согласились. Вторым шагом мы как раз обозначили зону ответственности каждого. Владимир Анатольевич Махлаев и Григорий Иванович Шамрай больше сосредоточены на стрельбе, хотя это не значит, что они будут участвовать только в этой части тренировочного процесса. Валерий Сергеевич Лесников - человек из лыжных гонок, он имеет больше информации относительно техники передвижения и функциональной подготовки.
 
Тренировочный процесс мы выстраиваем следующим образом: я предлагаю набор тренировок, отталкиваясь от тех или иных целей, которые хотел бы достичь на выходе. Мой план корректируется, исходя из того, что Григорий Иванович знает спортсменок уже не один год, Владимир Анатольевич имеет опыт работы с разными командами, а Валерий Сергеевич подготовил не одно поколение лыжников. Недавно к нашей тренерской команде присоединился также Александр Беланенко. Он отвечает за коммуникацию с девочками, работу с часами, планами и участвует в стрелковой подготовке. Мы привыкаем друг к другу, мы друг друга узнаем, на это тоже потребуется какое-то время. Взаимозаменяемость у нас уже сейчас есть: каждый может подойти к спортсменке и дать совет и ничего страшного, если он повторит то, что ранее сказал его коллега. Ведь иногда одна и та же информация, переданная другими словами, может произвести гораздо больший эффект. 
 
ВСЕГДА ДУМАЛ, ЧТО ХОРОШО БЫТЬ БОКСЕРОМ
 
- Не у всех украинских биатлонисток в последние годы складывались отношения со СМИ. Главным образом, потому что они периодически игнорировали микрофоны и диктофоны в микст-зоне после соревнований. Урош Велепец, как правило, принимал огонь на себя, вы к этому готовы или у вас есть другие предложения?
 
- Если ты настоящий профессионал, то в любом случае должен сказать пару слов для людей, которые за тебя болели и потратили на тебя свое время. Когда результат хороший и ты с наградой, понятное дело, что общаться намного легче и приятней. Но даже если ты занял последнее место, важно подойти и хотя бы в трех словах объяснить, по какой причине это произошло Хотя порой действительно нет никакого желания говорить. Ты можешь это сделать менее эмоционально, не показывая, что у тебя внутри, это опять же только подчеркнет твой профессионализм.
 
Мы обсуждали эту тему с Владимиром Михайловичем Брынзаком. И обязательно будем говорить со спортсменками относительно того, как правильно вести себя со СМИ. Потому что и среди представителей вашей профессии есть такие, которые могут истолковать слова так, как им выгодно, потому что им нужно что-то «жареное», способное принести дивиденды. Поэтому должен быть какой-то определенный пул журналистов, которых мы знаем и с которыми девочки могут спокойно общаться, не переживая, что сказанное ими могут потом перекрутить. 
 
- А вы сами всегда после неудачной гонки находили что сказать? 
 
- В этом плане я всегда думал, что хорошо быть боксером. Проиграл матч нокаутом, пришел в себя через три-четыре дня, а время уже ушло. (Смеется). Вообще мой внутренний мир очень эмоциональный, но я стараюсь быть сдержанным и в меру корректным. Конечно, если по мне проедутся, я молчать не буду.
 
- Не знаю подпадает ли под категорию «проехаться» то, что ваше назначение на должность главного тренера ведущий телекомментатор страны Андрей Столярчук назвал аморальным. Мне интересно другое, как вы отреагируете, если он обратится к вам с просьбой об интервью?
 
- Без проблем, я готов с ним пообщаться, но для начала нужно понимать, о чем будет разговор. Если мы будем говорить о моей работе, внутрикомандной обстановке, взаимоотношениях тренеров и спортсменов, то пожалуйста. Если о политической ситуации, то, конечно, каждый из нас уйдет с негативным ощущением. С моей стороны, наверное, вообще неправильно касаться темы взаимоотношений между нашими странами. Комментировать острые моменты я могу, но здесь возникает вопрос: чего мы хотим добиться на выходе: чтобы команда показала результат или чтобы она была нервная и перевозбужденная. Этот человек не мог не понимать, какую реакцию вызовет такое его интервью. Хотя, как я уже ранее говорил вашим коллегам, безусловно, каждый имеет право на свое мнение. 
 
- Вы вообще представляли, какой резонанс, в первую очередь, в связи с национальностью, может вызвать ваше назначение на должность главного тренера сборной Украины?
 
- Конечно, я трезво смотрю на вещи. Для меня в первую очередь важно был получить поддержку руководства, а также достичь взаимопонимания с тренерами, с которыми мне предстоит работать. На сегодняшний день все это у меня есть. Если после года-двух работы результата не будет, мне обязательно вспомнят национальный вопрос, негативно вспомнят, от этого мне никуда не деться. И наоборот успешное выступление, надеюсь, позволит немного сгладить эту тему.
 
- Продолжите фразу: я буду считать, что справился с возложенными на меня обязанностями, если по окончании сезона...  
 
- Удастся вернуть полную квоту в Кубке мира и успешно выступить на чемпионате мира, то есть в каждой гонке мы будем бороться за медали. 
 
- Урош Велепец, ваш предшественник, после каждого подиума украинских биатлонисток надевал розовую шапочку и перчатки, а на какие подвиги готовы вы? 
 
- Давайте сначала хорошенько познакомимся, дождемся старта сезона, а потом уже будем о подвигах говорить. (Улыбается). Конечно, подобные вещи - это тоже часть коммуникации с командой и ради того, чтобы ее наладить можно и побрить налысо... кого-нибудь из тренеров. (Смеется).
 
И ТУТ ГЛАЗА КОРЕЙСКИХ СПОРТСМЕНОВ СТАЛИ БОЛЬШИМИ
 
- С Южной Кореей вы попрощались до или после того, как вам поступило предложение от сборной Украины?
 
- Это выглядело следующим образом: примерно за месяц до окончания сезона руководство корейской сборной подтвердило намерение продлить со мной контракт. Но та часть, которая касалась непосредственно учебной работы стала объективно хуже, и это шло в разрез с моим пониманием того, что необходимо для достижения конечного результата. У меня был еще один европейский вариант помимо украинского. Почему я выбрал именно сборную Украины? Потому что мне очень интересным с точки зрения тренерской реализации и поставленных задач показалось предложение Владимира Михайловича Брынзака. Мы встретились в середине апреля, а в начале мая прошла комиссия, где я в присутствии представителей министерства, федерации и других тренеров поделился своим видением того, как должна строится работа команды.
 
После того, как мою кандидатуру одобрили, я попросил, чтобы еще два-три дня информация о моем назначении не предавалась огласке - по одной простой причине: я должен был цивилизованно попрощаться с корейской федерацией. Сообщить ей, что я не буду продлевать наши отношения. Было не просто, потому что корейцы возлагали на меня определенные надежды. Я благодарен руководству сборной, всем ребятам и сервисменам, которые работали со мной в Корее. Я и дальше буду искренне болеть за эту команду, там остались не посторонние мне люди - Тимофей Лапшин и Анна Фролина. 
 
- Буквально через пару месяцев после Игр в Пхенчхане НОК Кореи объявил о расформировании национальной сборной по бобслею и приостановке эксплуатации санно-бобслейной трассы. На днях появилась информация о том, что принял решение отказаться от корейского паспорта в пользу норвежского лыжник Магнус Ким. Это, а также проблемы с учебной частью у биатлонистов, о которых вы говорили, звенья одной цепи? 
 
- Думаю, да. Биатлон в Корее по уровню организации всегда оставлял желать лучшего. Да, есть хороший комплекс в Пхенчхане. Но там свои нюансы. Стадион принадлежит федерации, а вот лыжероллерная трасса - нет и проходит она по полям гольф-клуба. До моего прихода в корейскую сборную спортсмены в принципе там не тренировались. Во-первых, опасно, потому что шарики летают. Во-вторых, там был не очень хороший спуск перед рубежом. Возвращаясь к вашему вопросу, Магнус Ким, как человек выросший в Норвегии, знает тренировочный процесс изнутри и понимает, что он под собой подразумевает какой-то минимальный набор вещей, без которых невозможно достичь результата. Это тоже самое, о чем ранее говорил я применительно к биатлону. 
 
- У Китая в свое время были успехи в биатлоне в лице вице-чемпионки мира-2000 Юй Шумэй, в японской сборной сейчас достаточно заметными фигурами являются супруги Фуюко и Микито Татидзаки. Почему за все эти годы не было ни единого проблеска в корейском биатлоне, до Фролиной только одной спортсменке Мун Чжи Хи удавалось набрать очки в Кубке мира, а до 16 места Лапшина в Пхенчхане лучшим корейским результатом было 60-е место Хван Бен Дэ в индивидуальной гонке на 20 км в Сараево-1984. Корейцы не знали как правильно работать или же у них просто не было условий?
 
- У них было очень слабое понятие о том, что такое тренировочный процесс, очень слабая тренерская школа. Я видел как там работают с детьми, это идет в разрез с общепринятыми нормами, отсюда вся проблема. Я искренне надеюсь, что я и другие наши ребята, которые там работали последние два года, смогли дать понимание того, как строить тренировочный процесс. Потому что когда я впервые предложил корейским спортсменам трехчасовую тренировку, у них глаза сразу стали большими, это был шок! Поначалу в кросс-походах они за три часа 17 километров проходили. Мне казалось, что даже моя мама сделает это быстрее, чем они. Но за год нам удалось заставить их пересмотреть свои взгляды на некоторые вещи. Хотя это было непросто, приходилось тратить драгоценное время где-то даже в ущерб лидерам команды Фролиной и Лапшину. И это было гораздо тяжелее, чем то, что сейчас ждет меня в Украине. 
 
- Если бы вы писали автобиографию, как бы в ней называлась глава, посвященная двум годам работы со сборной Южной Кореи?
 
- У меня два варианта. Первый, связанный с местной кухню, которая многим не нравится, но я вспоминаю о ней с восторгом. И второй - это великолепный опыт. Вы спрашивали насколько трудно мне будет выстроить взаимоотношения со спортсменами и тренерами в Украине. Так вот здесь мы по крайней мере говорим на одном языке. В Корее первое время мой английский не понимали и еще хуже было, когда я не понимал их английский. Со временем мне удалось выучить минимально необходимый для работы набор фраз на корейском, но все равно было непросто. 
 
- Как к вам обращались корейские спортсмены?
 
- Андрей. У них нет отчества, хотя что касается иерархии отношений куча тонкостей, начиная от поклонов при приветствии и заканчивая определенными нюансами, когда ты с руководством попадаешь за один стол. У нас, например, не принято наливать спиртные напитки на весу, а там наоборот: если ты живой человек, значит можешь поднять рюмку, а если не можешь, ты либо болеешь, либо умер. 
 
- Чего вам не хватает из того, что у вас было в Корее? И к чему за два года вы так и не смогли привыкнуть?
 
- Нет чего-то, к чему бы я не привык, а вот не хватает острой и своеобразной корейской пищи. Еда - это был один из объединяющих моментов в команде. Корейские спортсмены каждый день ужинают в разных местах. Кто-то один говорит: «Сегодня я хочу курицу». И все едут кушать курицу. 
 
- А вы что чаще всего хотели?
 
- Врасплох меня застали, забыл как блюдо на корейском языке называется, хотя специально учил, чтобы давать интервью местным журналистам. Это жареная свинина в красном соусе и мраморная говядина, причем готовится прямо на встроенном в стол мангале. Кладешь ее в рот вместе с листком капусты со специями и острыми приправами. Сейчас говорю об этом и прям чувствую, как у меня началось слюноотделение при упоминании о знакомом вкусе. 
 
ДАЖЕ О ПОРАЖЕНИЯХ ВСПОМИНАЮ С УДОВОЛЬСТВИЕМ
 
- Как считаете, насколько вы реализовали себя как спортсмен?
 
- Я с большой любовью вспоминаю особенно то время, когда мне доводилось испытывать эмоции поражения. Спустя годы я понял, насколько я был живой в те моменты. Они меня формировали как личность, закаляли, давали мотивацию для тренировок в дальнейшем. Реализовался ли я? Наверное нет, а может быть и да, трудно сказать. 
 
- Прошло уже много лет с тех пор, как вы бегали, но я до сих пор помню, как у российских болельщиков, замирало сердце, когда в эстафете вы подходили к огневому рубежу, настолько это было непредсказуемо. 
 
- Да, это была лотерея. Справедливости ради замечу, что проблемной у меня была только стойка, лежку я едва ли не лучше всех в команде стрелял. 
 
- Это было связано с физикой, психологией или какими-то ошибками, допущенным в стрелковой подготовке еще в первые годы занятий биатлоном?
 
- Я себе всегда этот вопрос задавал и только с течением времени нашел на него ответ. У меня никогда не было своего цевья, ложе. Я всегда получал их по рекомендациями людей, которые считали, что правильно так, а не иначе. Последние годы, когда я бегал, у меня уже было собственное цевье, которое я подогнал под себя, но время ушло. Я не хочу, чтобы другие спортсмены повторяли мой негативный опыт, поэтому готов приложить максимум усилий, чтобы у нас с девочками был диалог, чтобы в ответ на то, что я предлагаю, каждая могла рассказать, как это видит она сама. 
 
- Со стрельбой разобрались, а вот обезбашенным лыжником, каким вас в свое время считали товарищи по команде, нужно родиться или можно стать? 
 
- Природные данные, хорошее сердце, конечно, важны. Со здоровьем у меня никогда не было проблем, плюс к тренировочному процессу я всегда относился максимально серьезно. С алкоголем имел ровные отношения. Все это сыграло свою роль.
 
- Два подиума в эстафетных гонках на этапах Кубка мира в сезоне 2000/01 - это самые яркие моменты в вашей карьере или, быть может, какие-то менее престижные старты оставили в душе более глубокий след?
 
- Награды в эстафетах действительно дорогого стоят. Еще вспоминается, как я с одним кругом заехал девятым в спринте на этапе Кубка мира в Норвегии. Причем, до попадания в цветы мне не хватило самую малость. А стартовал я при этом в последней группе. В Пхенчхане в 2008 году я попадал в десятку. Вообще финиш того сезона у меня был впечатляющий. Хотя повторюсь, я сейчас даже поражения, которые когда-то казались трагедией, с улыбкой вспоминаю. 
 
- С кем из тех спортсменов, с которыми вы бегали вместе в сборной, вы до сих пор поддерживаете связь?
 
- Со всеми по мере возможности - с Ваней Черезовым, Колей Кругловым, Максимом Максимовым, Максом Чудовым. Возможно, чуть меньше с поколением постарше - Павлом Ростовцевым, Виктором Майгуровым, Владимиром Драчевым. У каждого своя жизнь. С Андреем Дериземлей приятно было здесь встретиться, многим ребятам передал привет. 
 
- Андрей Викторович, седьмого мая вам исполнилось 40. Юбилей отмечали или вы относитесь к разряду суеверных людей, который считают, что это опасная цифра?
 
- В апреле у меня была неопределенность с работой. Семья хотела уехать на море, но я попросил ее отложить поездку и побыть рядом со мной. После того, как я принял решение в каком направлении двигаться дальше, мы собрали вещи и на следующий же день улетели отдыхать. Так что день рождения я провел на море в компании супруги и детей. 
 
- Дети спортом занимаются?
 
- Дочка - нет, а младший - сын, ему восемь лет, да. Пока футболом, а там посмотрим.
 
Невероятно, но факт:
 
Читайте также:
 
Материалы по теме:
Другие новости:
 
Комментарии
Еще никто не комментировал.
Добавить
Имя
Комментарий
- введите код с картинки (с учётом регистра)
 
Спорт. Реклама
Книга о Суркисе
Социальные сети
Наши партнеры

Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player

Людина року
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Наши друзья
Прессинг
Динамо Киев от Шурика