Спорт-Экспресс в Украине > Другие виды > Олимпизм > Новости > Сергей БУБКА: "Быть профессионалом можно независимо от должности"

Сергей БУБКА: "Быть профессионалом можно независимо от должности"

03.03.16, 09:55   Просмотров: 851851 Комментариев: 1 1

Фото Сергей БУБКА: "Быть профессионалом можно независимо от должности"
Сергей Бубка. Фото: НОК Украины
Президент НОК Украины, член исполкома МОК, победитель Сеула-1988, многократный чемпион и рекордсмен мира - вот далеко не полный список регалий нашего собеседника, давшего «СЭ» пространное интервью.
 
- Сергей Назарович, олимпийский 2016-й набирает ход. Его пиком станут Игры в Рио. С какими ожиданиями вы входите в этот волнительный период? 
 
- Любой олимпийский год является кульминацией четырехлетнего цикла. Зимние Юношеские олимпийские игры по своему накалу наверняка обеспечили «разогрев» перед летними взрослыми. Для Национального олимпийского комитета, министерства молодежи и спорта, физкультурно-спортивных обществ и федераций ключевая задача - организовать подготовку наших олимпийцев. Сделать все, чтобы украинские спортсмены могли сконцентрироваться на своей физической и технической подготовке. 
 
Ну и, конечно, не будем забывать, что на данном этапе продолжается олимпийский отбор. К началу февраля 107 наших спортсменов завоевали лицензии, но останавливаться на этой цифре никто не собирается. В общем, год нас ожидает насыщенный и ответственный. 
 
ПРЕССИНГ ИЗВНЕ ИСКЛЮЧАЕТСЯ
 
- Какие спортивные цели ставите перед тренерами, спортсменами, функционерами? Или вы уходите от формальных показателей, медальных планов и лозунгов?
 
- За все эти годы ни единого раза руководители НОК, министерства или даже страны не возлагали на плечи атлетов расчеты, которые, не исключено, делались в кулуарах. Вот и сегодня всем понятно, что в команде нет спортсменов, которые собираются ехать в Рио, чтобы проветриться в Олимпийской деревне. И без прессинга со стороны каждый атлет понимает, что на кону - его главные мечта, цель и задача в профессиональной карьере. 
 
И вот сейчас вы спрашиваете про медальные планы, а я по привычке думаю: может, назвать чью-то фамилию? Сказать, что все мы очень рассчитываем на такого-то спортсмена или спортсменку - вот тут у нас точно должно быть или золото, или серебро. А потом понимаю, что возьмет этот человек в руки вашу чудесную и профессиональную газету, увидит и прочитает: от меня ожидает медали сам глава НОК. Это войдет в подкорку. С психологической точки зрения подготовка может быть сорвана. Психика у каждого атлета разная.
 
- Вы сами проходили через все это неоднократно…
 
- Я стал олимпийским чемпионом лишь однажды. И каждый раз переживал реальный стресс. Не справляясь с этими эмоциями, ты обречен на поражение. Я тоже волновался, горел и иногда перегорал. Это горение начиналось не за сутки, не за неделю, не за месяц до старта. Это специфическое состояние, когда вы просыпаетесь утром, а вас трясет.
 
У вас есть резерв, так называемый неприкосновенный запас. Этот самый «НЗ» - то, что вы выдержите и до, и во время соревнований. Но если начнете гореть раньше времени, то и растратите его задолго до часа «икс». Бывало, что в квалификации все шло нормально, но к финалу я был опустошен. Не хватало этого самого «НЗ»! 
 
Думаю, отчасти я перегорал еще и оттого, что порой очень хотел не просто выиграть, а непременно сделать это эффектно - с мировым рекордом. Хотя очевидно, что решать эти задачи нужно поэтапно. Сначала - завоевание лицензии, потом - преодоление квалификации и финал, где сначала нужно прыгнуть хотя бы на 5,70, а потом - на 5.90. Но если ты сразу ставишь задачу установить мировой рекорд, то допускаешь профессиональную ошибку, потому что упускаешь какие-то очень важные детали. 
 
Помнится, в 80-е годы мой тренер Виталий Петров привлек к нашей подготовке известного психолога Рудольфа Загайнова, который известен своей работой со многими шахматистами. Загайнов приводил примеры из жизни выдающихся спортсменов, и однажды рассказывал, кажется, о Борисе Спасском, который, готовясь к защите звания чемпиона мира, на праздновании Нового года поднимал в кругу друзей фужер шампанского, но наотрез отказался его пить. Приятели просили его пригубить напиток чисто символически, и тогда он ответил: «Я могу выиграть или проиграть, но если я проиграю, сделав все возможное для победы, это и будет моей маленькой победой. Над собой. А капля шампанского означает одно: я не сделал всего, чтобы победить». 
 
ДЕТСКИЙ УРОК ПОД ЗАЩИТОЙ ГОСУДАРСТВА
 
- Игры в Лиллехаммере-1994, Атланте-1996, Сиднее-2000 и отчасти в Афинах-2004 прошли еще на отголосках советского ресурса. Сегодня на авансцену вышли воспитанники суверенной эпохи. При этом сами тренеры утверждают, что приток юных талантов стал намного скромнее…
 
- НОК Украины был создан четверть века назад, а багаж опыта и знаний накапливался на протяжении не одного поколения тренеров-профессионалов и научных специалистов. Выстроенная ими система давала результат тогда и продолжает делать это сегодня. Это интеллектуальное наследие передается из поколения в поколение и, несмотря на все сложности жизни, мы не должны растерять эти ценные знания. Если оборвать эту цепочку искусственным путем - результаты однозначно упадут. 
 
Одним из главных принципов остается система централизованной подготовки. Вот вам любопытный пример. В прошлом году я разговаривал с президентом НОК Польши Анджеем Красницким, у нас сложились хорошие доверительные отношения. И он рассказал мне, что лет десять назад был период, когда в сфере спорта в их стране основные ресурсы начали перераспределять на места - то есть, в воеводства. И это сразу же сказалось на спортивной составляющей.
 
Вы знаете, что польская легкая атлетика всегда была на высоком уровне, но инновационные подходы привели к тому, что медалистов из Польши на легкоатлетических чемпионатах мира и Европы можно было пересчитать на пальцах одной руки. После этого поляки осознали необходимость возврата к централизованной подготовке, заменить которую не сможет ни одна новаторская система. 
 
В моем понимании реформы и изменения необходимы, однако центральной в отношении к физической культуре, здоровью нации и спорту остается роль государства. От того, какой будет идеология развития спорта в стране напрямую зависит и здоровье нации и результаты профессиональных спортсменов. Главный авторитет нашего научно-методического цеха, профессор НУФВСУ Владимир Николаевич Платонов обращает наше внимание на опыт других стран. Например, Канада развивается по системе, которая в свое время была принята в Китае, где руководство понимает, что спорт напрямую определяет имидж страны. И с относительно недавних пор канадская общеобразовательная система предполагает наличие одного ежедневного урока физкультуры для каждого школьника! 
 
- Дети сейчас все больше заняты виртуальными симуляторами...
 
- А почему, вы думаете, МОК инициировал Юношеские олимпийские игры? Именно для того, чтобы активно бороться с повсеместно развивающимся «вирусом» компьютерных игр. Вот вам интересная история, которую мне рассказали сотрудники Олимпийского комитета Мальты. Они обходили учебные заведения, общались с детьми и вот в одном из классов задали школьникам вопрос: «Кто из вас занимается спортом?» Один мальчик поднял руку. «Каким именно?» - «Футболом». - «Молодец!» - похвалил его коллега, а потом присмотрелся. Мальчик был низенький и толстенький, не ассоциируясь с занятием футболом.
 
«Где же ты играешь? За какую команду?» - «Ну, - протянул паренек, - как когда. Сейчас за «Манчестер Юнайтед», а так - обычно за «Барселону» Вы понимаете, этот ребенок свято верит в то, что сидя перед экраном и управляя виртуальными фигурками, он на самом деле занимается спортом.    
 
На первом месте в нашем деле, как я считаю, должна стоять массовость. В Украине должна расти здоровая нация. Для этого необходимо понимание того, что спорт, как физическая активность и культура - это образование, а не развлечение. Человек должен развиваться и физически, и ментально. Вот почему, возвращаясь к канадскому примеру, так важно отношение к уроку физкультуры.
 
Скажем, мои родители не занимались спортом, но в наших дворах и на улицах была создана атмосфера любви к активным играм. Мы двигались, соперничали, нам было интересно! Затем в школах появлялись спортивные педагоги, которые отбирали детей для занятий в секциях. Меня сначала пригласили заниматься гимнастикой, но 15 минут ходьбы показались очень далеким расстоянием, и на гимнастику я не пошел, хотя, кто знает, может быть, из меня бы и сделали хорошего гимнаста. (Улыбается). Потом какое-то время ходил на плавание: тоже не зацепило... И уже затем нашел свое призвание в легкой атлетике.
 
К чему я клоню? Нам нужны «маяки» - спортивные герои, чемпионы, чьи победы необходимы для воспитания здоровой нации и патриотизма. Вспомните, как вся страна радовалась триумфу наших биатлонисток в Сочи-2014. А сколько детей привели в школы фехтования родители после победы нашей женской сборной саблисток в Пекине-2008! Наша зона ответственности - в создании такой среды. 
 
Закругляя ответ на ваш глобальный вопрос, скажу, что украинцы - уникальный и очень талантливый народ. Да, у нас есть проблемы с инфраструктурой. Да, мы должны оптимизировать кадровый вопрос. Однако давайте объективно оценим наши результаты на Олимпийских играх. Согласитесь, немногие государства могут похвастаться тем, что первые руководители мирового и европейского олимпийского движения посещают их несколько раз за короткий промежуток времени! 122 медали на Олимпийских играх за период независимости и 623 награды, завоеванные, начиная с 1952 года, когда украинские спортсмены начали участвовать в олимпийском движении - впечатляющие показатели. Отсюда и регулярные визиты в нашу страну руководителей МОК разных лет Хуана-Антонио Самаранча, Жака Рогге и Томаса Баха и ЕОК Патрика Хикки.
 
ПОБЕДЫ ИМЕЮТ СВОЮ ЦЕНУ
 
- На одной из пресс-конференций вы как-то поправили журналиста: НОК не готовит спортсменов или команды, а содействует их подготовке и успешным выступлениям. Что же подразумевается под такими условиями, и каковы источники для поддержки этих программ?
 
- Необходимо понимать, что система работы общественных организаций, которой является НОК, в нашем государстве построена таким образом, что олимпийские базы находятся в собственности министерства или на балансе физкультурно-спортивных обществ. А наши тренеры и спортсмены числятся в ФСО, или в ШВСМ. Поэтому профессионально всеми этими вопросами занимается министерство молодежи и спорта, которое получает финансовую поддержку государства. Плюс - за развитие каждого вида спорта отвечает соответствующая федерация. 
 
И тем не менее, мы не дистанцируемся и не отстраняемся. Тот бюджет, который был утвержден НОК на 2014-2015 годы, выполнен на все сто процентов. Мы не сократили средства для поддержки подготовки наших спортсменов. Более того, увеличили ассигнования на федерации, выдав дополнительное количество олимпийских стипендий. 
 
В этой связи необходимо отметить отношение к нам со стороны МОК. В 2014 году стало очевидно, что наше государство испытывает большие трудности, ситуация сложилась тяжелейшая. При плотной работе с министерством у нас возникали финансовые пробоины в так называемые неолимпийские годы, когда Украина испытывала трудности при отправке сборников на крупные соревнования. Тогда же я обратился к президентам МОК, ЕОК и АНОК с просьбой о дополнительной финансовой поддержке, которую мы получали в течение этих двух лет. Эта приличная подпитка в размере более 700 тысяч долларов, предоставленная нам в порядке исключения, дала возможность не потерять темп и уровень, будучи представленными на международной арене.
 
За последний цикл федерации получили от нас 58 миллионов гривен, еще 10 миллионов были выделены на стипендии спортсменам и тренерам, и мы вышли на 70 стипендий под Рио-де-Жанейро, выделенные на подготовку под Игры-2016 лучшим спортсменам. Изначально таких стипендий было всего 32, но после того, как мы обратили внимание герра Баха на эту ситуацию, для НОК Украины выделили дополнительный грант, в результате которого еще почти сорок спортсменов начали получать по 7500 гривен в месяц для подготовки к Олимпийским играм. 
 
Вместе с тем, мы понимаем, что спортивный маркетинг в нашей стране объективно не достиг уровня других развитых европейских государств, где бизнес очень активно поддерживает спорт. Хотя мне очень приятно, что в последние годы и у нас появились люди, которые готовы вкладывать частный капитал в спортивные сооружения. 
 
ТРУДНАЯ ДОРОГА К ПРИЗНАНИЮ
 
- Ваши предшественники на посту руководителя НОК Валерий Борзов и Иван Федоренко, по идее, только внедряли Украину в мировой олимпизм как первопроходцы. От вас же через 15 лет после создания нашего НОКа уже ждали реформ и чуть ли не ноу-хау по-украински. Так кому из вас, президентов, все-таки оказалось труднее?
 
- Реально каждый руководитель НОК на своем этапе развития вносил определенную лепту. Бесспорно, самым трудным был период становления. Валерию Филипповичу активно помогала украинская диаспора - в частности, Лариса Барабаш-Темпл. Средства на амуницию и инвентарь собирали буквально по крупицам. Это был тяжелейший период, когда Борзов и его соратники, вспомним Владимира Васильевича Кулика, налаживали международные связи.
 
Со временем олимпийское движение в нашей стране набирало темпы и популярность. Пожалуй, можно говорить о том, что за последние десять лет, связанных непосредственно с моим руководством, мы взяли на вооружение все передовые заграничные разработки, соединив это со своим опытом, видением, а также авторскими проектами. Как результат - в 2013 году в Дубае НОК Украины был признан лучшим в мире. 
 
Я не ущемляю своих коллег на разных широтах, но комитеты многих стран видят свои функции в том, чтобы отвезти команду на Олимпиаду и вернуть ее обратно. У нас же выстроена глобальная пирамида олимпийского движения на всех уровнях. Как я уже говорил выше, мы пошли в массовость, чтобы зажечь детей, реализуя в системе взаимодействия министерства с нашими отделениями на местах такие проекты, как «Олимпийская неделя», «Олимпийский день», «Олимпийский урок», «Олимпийский аистенок», «Олимпийская книга» и «Олимпийский уголок», награждение спортсменов и тренеров месяца и церемония «Герои спортивного года».
 
Что любопытно, на начальном этапе, когда мы проводили массовые мероприятия на Крещатике и привлекали федерации, чтобы они представляли свои виды спорта, неолимпийские дисциплины оказывались более активны! Они боролись за свои места под солнцем, тогда как в федерациях олимпийских видов спорта проявляли это самое олимпийское спокойствие. Ну, как бы все у нас благополучно, мы признаны и популярны. Я толерантно объяснял коллегам: поймите, ведь это уникальная возможность представить детям свой вид спорта, чтобы заинтересовать их и пропитать олимпийскими ценностями. И со временем ситуация заметно изменилась. 
 
Еще один большой плюс в отношениях с федерациями - выстроенная нами прозрачная система рейтинга для распределения финансовых средств. Раньше все выглядело прозаично: люди приходили и просили - дай денег. Отказывать было сложно, но мы понимали, что должны разработать какую-то строгую систему. Мы обсудили сложившуюся тенденцию и решили: административный грант у каждой федерации равный, но по итогам спортивных результатов года федерациям начисляются очки, которые конвертируются в деньги из спонсорского бюджета. Мы внедрили эту систему в 2006 году и с тех пор ни разу не услышали в свой адрес ни единой претензии. 
 
- Раньше НОК обитал преимущественно в Киеве, тогда как отделения на местах существовали только на бумаге. Чего удалось достичь в создании крепкой и единой команды? Не секрет, что для коллективных членов НОК Украины вам приходилось поначалу чуть ли не компьютеры и факсы покупать?
 
- Невозможно воспитывать наше общество на олимпийских идеалах, не имея представительств на местах. Была поставлена задача - организовать отделения в каждой области - пусть даже один кабинет с двумя-тремя сотрудниками… Плюс - в каждом отделении мы выделили стипендию для молодого специалиста, чтобы подготовить его к работе в сфере спорта после окончания карьеры. Елена Петрова, Сергей Кирсанов, Иван Гешко, Нина Лемеш, Сергей Чернявский, Павел Хныкин - выдающиеся спортсмены, которые занимаются развитием олимпийского движения на местах. В центре это Анна Сорокина, Елена Пахольчик, Нина Уманец, Александр Крикун, Елена Говорова, Инга Бабакова… Люди, которые прожили в спорте огромную жизнь, как же без них? 
 
С МОРАТОРИЕМ ВСЕ ЧЕСТНО
 
- Несколько болезненная тема. Стала для вас неожиданностью тенденция смены гражданства рядом украинских спортсменов, и в чем суть введенного вами трехлетнего моратория на действия подобного рода?
 
- В 2014 году НОК Украины провел собрание с руководителями федераций, где было принято решение о необходимости какого-то шага, который мог бы остановить отток наших кровных воспитанников. Согласитесь, всегда лучше упреждать какую-то ситуацию, чем потом пытаться расхлебывать ее последствия. В 2015 году концепция решения этого вопроса обсуждалась уже на уровне министерства. Лично я всегда болезненно воспринимал подобные переезды, а когда ты видишь, как один за другим меняют украинское гражданство не последние спортсмены страны, это вызывает весьма неоднозначные чувства.
 
Не думаю, что на заре нашей независимости эта проблема была менее актуальной, но лично у меня никогда не возникало и мысли уехать. Родину не выбирают, и я рад, что вижу понимание в этом вопросе со стороны многих атлетов. Откровенно восхищаюсь позицией той же Оли Харлан, являющей собой уникальный пример патриотизма, любви и преданности Украине. Человеку предлагали золотые горы, но она на них не позарилась, осталась на Родине и продолжает успешно выступать под сине-желтым флагом. 
 
Вместе с тем, я не могу откровенно осуждать спортсменов, которые выбрали лучшие для себя условия, созданные в других странах. Это же, между прочим, касается и тренеров, терять которых нам бы также очень не хотелось! Но допускать ситуацию, при которой взращенные на нашей земле спортсмены будут создавать своим бывшим соотечественникам конкуренцию на главных стартах четырехлетия, также недопустимо. И потому я считаю принятое решение о моратории правильным. Нам нужно было остановить эту тенденцию.
 
- Степко в гимнастике, Стадник в борьбе, Осипенко-Радомская в гребле… Эти примеры наш брат-журналист выхватывает из контекста первым делом.
 
- Как я уже говорил, отток существовал всегда, это не в новинку. Но в этом вопросе есть правовая сторона. Если ты выступал за сборную своей страны и поменял паспорт, будь добр выжди три года прежде, чем защищать цвета новой родины на крупнейших стартах. 
 
- То есть гражданских прав спортсменов мораторий не нарушает?
 
- Механизм прост. Спортсмен обращается в ту страну, которая обещала ему гражданство, чтобы определить уровень соревнований, на которых он имеет право выступать - чемпионаты мира и Европы, другие международные старты. Затем эта тема обсуждается федерациями двух стран.
 
Когда же вопрос доходит до участия в Олимпийских играх – тут свое слово может сказать НОК, используя «правило трех лет». По их истечению никаких претензий и специальных разрешений предъявляться не может. Вместе с тем, в спорных ситуациях, согласно Олимпийской хартии, окончательное решение о разрешении или запрете участия в Играх  принимает Исполком МОК. 
 
РАБОТАТЬ НА ПОЛЬЗУ
 
- Пользуясь случаем, мы не можем обойти стороной вопрос вашего участия в крупнейших спортивных структурах. Сохраняете ли вы амбиции в дальнейшем возглавить ИААФ и стать одним из вице-президентов МОК?
 
- Во-первых, вне зависимости от занимаемой должности, я служил, служу и буду служить олимпийскому движению в целом, развитию легкой атлетики. Это мое призвание, моя судьба. Если ты не живешь этими ценностями, не предан этому движению, тебя никто не заставит работать 24 часа в сутки. А работать сегодня реально нужно профессионально. Так звучит одна из заповедей Самаранча, который говорил: руководители НОК, и федераций должны быть реально работающими единицами в своих организациях. 
 
- Вопрос к вам как к члену координационной комиссии МОК по Рио-2016. Каковы ваши ожидания, впечатления с места событий и оценка уровня готовности столицы грядущей Олимпиады?
 
- В прошлом году, когда мы были в Бразилии, стало очевидно, что хозяева Игр добились серьезного прогресса. Опасений, которые возникали раньше по поводу спортивных объектов и других вопросов, связанных с инфраструктурой, уже нет. Бесспорно, некоторое время назад у Рио наблюдалось определенное отставание. Но мало кто задумывается о том, что такое провести Олимпийские игры - проект исключительно глобального уровня, который воплощается всего за семь лет!
 
При этом если нет соответствующей базы, то она возводится на голом месте. А ведь речь не только о спортивных сооружениях, но и о транспортной, гостиничной и прочих сферах. 
 
- Состоявшийся чуть больше полутора лет назад в Бразилии футбольный чемпионат мира - плюс в копилочку Рио? 
 
- Само собой, когда выбирается город-хозяин Олимпиады, одним из основных критериев является опыт проведения тех или иных крупнейших соревнований. Нужно изначально понимать, как в условиях запредельной плотности людей работают спецслужбы, транспорт, отели и аэропорты. Согласитесь, принять такое количество людей в одночасье и в одночасье же их выпустить из страны - колоссальный многоступенчатый труд. 
 
ТУРНИКЕТЫ ВСЕ-ТАКИ НУЖНЫ
 
- Позвольте достаточно острый вопрос по поводу наболевшей проблемы допинга, о которой шептали во времена, когда выступали вы, и громко кричат на каждом углу сейчас. 
 
- Да, это отнюдь не новая проблема. Неслучайно Жак Рогге назвал допинг раковой опухолью мирового спорта. В общем-то, все понимали, зачем создают Всемирной антидопинговое агентство - WADA. Без посторонней помощи спортивное движение справиться с этой опухолью оказалось не в состоянии. Необходима была поддержка государства, помощь лучших умов, медиков, спецслужб, таможенных структур. Остро стоял вопрос: как отработать правовую систему, которая покроет своей стройностью весь земной шар?
 
На сегодня 50 процентов расходов деятельности антидопинговой службы финансируют спортивные институты, другую половину - правительства держав. Специалисты нашли и разработали общие правила игры, чтобы вести борьбу с допингом на более эффективном уровне. Считаю, что прогресс налицо - и там, и там стали выявлять все большее количество нарушителей. Таким образом, защищаются права честных спортсменов, страдающих от обмана, которым занимаются их конкуренты.
 
Не хочу обижать природу человека, но удивляться этому не стоит. Во все времена кто-то останавливался на перекрестке, а кто-то проезжал на красный свет. Кто-то покупал жетон в метро, а кто-то прыгал через турникет. Кто-то ищет легкие пути, а кто-то работает над собой и соблюдает правила. Но общая тенденция на сегодня понятна: нужно создать независимую от федераций систему контроля, чтобы все решения на этот счет принимались независимой структурой.
 
- Но ведь в последнее время сроки наказаний ужесточились - дисквалификации раздулись до восьми лет, а это фактически приговор спортивной карьере любого атлета.
 
- Есть определенные права человека, которые нельзя нарушать. Недопустимо взять и вот так сразу по щелчку пальца отлучить человека от спорта на столь длительный период. Нужно дать шанс оправдаться или исправиться. Сроки дисквалификаций зависят от препаратов и обстоятельств. Ну и, конечно, сразу на восемь лет никто никого не отлучит. Это наказание для рецидивистов.
 
- Приведем такую аналогию. У каждого из нас в компьютерах есть антивирусные программы. Для того чтобы их обойти, хакеры изобретают вирусы нового поколения, которые наши старые антивирусы не ловят. То же самое и с допингом. Новые разработки фармакологии не отслеживаются устаревшими системами. Необходимо изобретать еще более новые технологии. На выходе ведь ситуации а-ля Юрий Белоног - дисквалификации задним числом. Восемь лет спустя!
 
- Сегодня этот люфт увеличен до десяти лет. Но аналогия точна, а сама проблема сформулирована верно. Методика определения того или иного препарата отстает от развития самих запрещенных веществ. Для того, чтобы уравнять шансы, нужна помощь крупных медицинских корпораций и академиков, чтобы опережали не нас, а мы. Когда появляются новые методики, можно сделать проверку и повторить анализ, чтобы выявить скрытый когда-то препарат.
 
Насколько мне известно, сегодня определенное количество проб отбирается и замораживается до лучших времен, потому что современные способы исследования не находят конкретную субстанцию, но обнаруживают признаки каких-то отклонений от нормы. Вот эти сомнительные пробы сохраняют в ожидании новаций.
 
РЕЦЕПТ ПРОТИВ СПОКОЙСТВИЯ
 
- Сергей Назарович, а ведь 35 мировых рекордов невозможно распланировать наперед! Вы действительно порою это совершали «вдруг»?
 
- В годы спортивной карьеры у меня на секторе случалось всякое: бывало, выходил, прыгал свои 5.90 - и хватит. Можно потешить публику, установить планку на рекордной высоте, пытаться ее взять. И даже если не получалось - публика была благодарна. А когда кто-то из конкурентов прыгал на 6 метров, начиналась серьезнейшая конкуренция. Я до сих пор с благодарностью отношусь к коллегам- соперникам: именно они совершенствовали меня, двигая к прогрессу. Такова природа человека, и в моих мыслях это тоже проскакивало - вот бы выйти в сектор, сделать одну удачную попытку на средней для себя высоте, посмотреть, как «срежутся» все оппоненты и спокойно пойти на награждение.
 
Но так не бывает! Я начинал свой путь рекордсмена с результата 5.81 - таким было мировое достижение для закрытых помещений, и никогда в жизни не мог подумать, что когда-нибудь прыгну на шесть метров или тем более закончу карьеру, преодолев планку на высоте 6.15?! Это был длинный эволюционный путь, преодолевая который я понимал, что если не буду устранять свои недостатки, у меня ничего не выйдет. Свято место пусто не бывает. Придет другой спортсмен, представитель нового поколения и меня выбросит на обочину... 
 
- Но ведь у вас был своего рода этический код. Некоторые спортсмены в секторе могли и на чужой шест шиповками наступить. Вы, по свидетельству очевидцев, так никогда не поступали?
 
- Принцип честной борьбы всегда стоял для меня во главе угла. Бывали случаи, когда коллеги оставались без шестов - ломались при транспортировке или просто не долетали до пункта назначения. Я спокойно делился своими, понимая, что, возможно, помогаю конкурентам выиграть. Рассуждал просто: если я сильнее всех, то должен побеждать в секторе, а не благодаря каким-то счастливым случайностям. Помнится, я помогал с инвентарем Максиму Тарасову, а однажды в финале Гран-при в Монако отдал один из своих шестов Оккерту Бриттсу, который меня и обыграл. 
 
- Немало разговоров ходит и о вашей педантичности…
 
- Не буду скрывать: среди судей шорох я наводил приличный. Скрупулезен был до предела, проверял все до мелочей: как расположен сектор, каков уровень безопасности… Есть ли риск, что шест ударится о стойку. Как выставлена яма - в 10 или 30 см от кромки ящика, куда вставляешь шест. Если яма стояла далеко, заставлял вносить коррективы, потому что при таких раскладах ты можешь упасть частью тела вне матов, что чревато травмой. В общем, в этом плане я был профессионалом, потому что знал: эти маленькие нюансы делают огромную разницу между массой талантливых да успешных и единицами чемпионов.
 
Меня всегда удивляли разговоры о том, что, мол, один сантиметр между рекордными результатами - это смешная разница. Людям казалось, что если вчера ты прыгнул на 6.00, то прыгнуть сегодня на 6.01 для тебя - задача элементарного порядка! Но ведь сегодня - совсем другой день и тебе предстоит покорить непросто 1 см, а 6 метров и 1 сантиметр! Иное стечение обстоятельств, иной настрой, иная форма… Если бы все это было так легко, я бы бил собственные рекорды на каждом соревновании. И потом я не всегда повышал собственную планку на один сантиметр. Иногда были куда более значительные перепады - скажем, с 5.94 до 6.00… 
 
25 - ПОВОД ПРИБАВЛЯТЬ
 
- Расплывчатый пункт «стечение обстоятельств» порой включал в себя совершенно уникальные перипетии. Правда ли, что однажды руководство Госкомпорта СССР требовало от вас, чтобы вы просто прилетели на пресс-конференцию накануне ответственного международного старта, но не выходили в сектор?
 
- Если вам интересно, расскажу. 1990 год. Разгар перестройки. Прямо по курсу - Игры Доброй воли в Сиэттле. Я травмирован - залечиваю заднюю поверхность бедра. В голову лезут всякие мысли: вот закончу со спортом - и как же жить дальше, чем заниматься? Пишу письмо в спорткомитет: мол, перехожу на работу в Донецкий центр научно-технического творчества молодежи, отказываюсь от стипендии члена сборной СССР. Но при этом, естественно, готов выступать за сборную в соответствии со всеми нормами отбора.
 
Я же всегда был законопослушным человеком и, подписываясь под этим заявлением, просто не понимал, что иду против системы. Казалось бы, что в этом такого? К примеру, спортсмены из ФСО «Динамо» параллельно являлись военнослужащими, сотрудниками границы или состояли в службе безопасности, носили какие-то знания…  Но в спорткомитете мое письмо категорически не понравилось. Это было своего рода прецедентом. О чем я на тот момент еще не знал… 
 
Итак, я восстанавливаюсь после травмы. На носу - внутренние соревнования в Сочи и Игры Доброй воли. Звоню в федерацию с простым вопросом: лечу в Сиэтл или нет? Слышу в ответ: нет, ты не отбирался и в команду не попал.  Прикидываю свои шансы: в общем, за две недели упорной работы можно подтянуть свою форму и выйти хотя бы на пристойные 5.90. Набираю руководителей еще раз - то же самое: нет, ты на Игры не попал.
 
Хорошо, говорю, тогда я готовлюсь по индивидуальному графику, чтобы поехать на коммерческие соревнования в Барселону. Мне оформляют документы, я лечу в Испанию, выступаю неудачно, едва перелетев за 5.60. Внезапно раздается звонок от заместителя председателя союзного Госкомспорта, тогда его возглавлял Николай Русак. Зампред заявляет: «Тебе нужно ехать на Игры Доброй воли!» - «Секунду, - изумляюсь я, - ведь мне два раза сказали, что я никуда не еду! Я попросту не готов и не могу показаться в плохом виде на соревновании такого ранга». - «И все-таки ты подумай. А насчет визы не переживай, мы все организуем».
 
На следующий день - еще один звонок, теперь уже более категоричный: нужно ехать! Дай хотя бы пресс-конференцию и улетай обратно. Я отвечаю: хорошо, но шесты я отправляю в Москву, прыгать в Сиэтле не буду.
 
- Забавно.
 
- Подождите, это только завязка. Прилетаю в Штаты, приезжаю в гостиницу, захожу в номер к одному из заместителей председателя Госкомспорта СССР. Что вам сказать…. Я привык к тому, что номер в отеле - даже на Западе - это одна комната: а там только две отдельные спальни, в общем, огромная квартира уровня «люкс»! Зам спрашивает: «Ну что, выступишь?» Я стою на своем: «Не готов, а проигрывать на таком уровне я себе не позволю. И потом мы же договаривались - только на пресс-конференцию».
 
Он выдает потрясающий сценарий: «Да, ладно: выйдешь, разомнешься, пробежишь, схватишься за ногу и уйдешь!» - «Нет, таких спектаклей я устраивать не могу. Просто не умею. Вы же сами мне не дали подготовиться!» Он неумолим, толкает в авантюру. Я отказываюсь наотрез. Разговор заходит в тупик, и я аккуратно спрашиваю: «А можно мне с председателем встретиться?» 
 
Заходим в еще более шикарный номер Русака. И что, вы думаете, я там отчудил? «А можно, - говорю, - нам с вами, Николай Иванович, тет-а-тет поговорить?» - «Конечно, пожалуйста, без проблем». Зам, конечно, покраснел, но вышел. «Сережа, что такое?» Смотрите, вот так и так: рассказываю ему обо всем по порядку. И вдруг из ниоткуда в этом разговоре всплывает следующий его вопрос: «Ты же сам написал, что за сборную команду СССР выступать не будешь?».
 
Я изумлен: «Это неправда. Я такого не писал, я только отказался от стипендии, а вам, видимо, нашептали обратное». Русак подумал и говорит: «Так, Сережа, вопросов к тебе больше нет. Давай пресс-конференцию, садись в самолет и улетай в Союз». Так я и сделал. 
 
- Сейчас подоплеку этих событий уже понимаете?
 
- Думаю, что понимаю. Ведь в чем был вопрос… Организатором Игр Доброй воли был Тед Тернер - человек деловой, понимающий толк в пиаре. Почти уверен, что при подписании контракта с советской стороной было озвучено условие: приезжает Бубка - платим больше, не приезжает - платим меньше. Не то чтобы я там был прямо гвоздем программы, но все же первые такие Игры выиграл с мировым рекордом - 6.01. Но нас, спортсменов на том этапе о подобных вещах напрямую, конечно, не информировали. 
 
Коммерческие мероприятия за рубежом начали появляться примерно с 1984 года, когда артисты, циркачи, музыканты и спортсмены небольшими группами стали выезжать за границу, чтобы зарабатывать валюту. И если раньше за подобные выезды мы получали по 5 долларов суточных, то теперь все зависело от суммы договора под конкретных людей. За победу или призовое место нам в Спорткомитете могли давать большие суммы - от 100 до 300 долларов. С такими деньгами на Родине ты чувствовал себя миллионером. Хотя, конечно, Госкомспорту за нас платили деньги совсем другого порядка. Но мы об этом ничего не знали, наивные были как дети. 
 
- Свое олимпийское золото вы завоевали в неполные 25, и это была победа весьма опытного атлета, действующего чемпиона мира. А вот для Олимпийского комитета, отметившего недавно свой юбилей, четверть века - пора зрелости или все же молодости?
 
- 25 лет - прекрасный молодой возраст. Как уже было отмечено, наши достижения на олимпийской стезе налицо. Вы понимаете, что совершенно не случайно приняли участие в наших юбилейных торжествах и президент МОК Томас Бах, и глава Ассоциации национальных олимпийских комитетов, шейх Ахмад аль-Фахад аль-Сабах. Но прибавлять нужно всегда: жизнь меняется, но мы должны за ней поспевать. Нужно отслеживать, а по возможности, и опережать все тенденции. Точно также, кстати, меня учили и в годы спортивной карьеры: сегодня ты - олимпийский чемпион, а завтра забудь про все регалии и начинай все с нуля. Двигайся и расти, вместо того, чтобы почивать на лаврах и думать: зачем мне тренер, что он мне указывает, я и так все знаю! Самое главное - не расслабляться…
 
Евгений КАРЕЛЬСКИЙ, Михаил СПИВАКОВСКИЙ, Спорт-Экспресс в Украине
 

Материалы по теме
 
Комментарии
Новости
03 Марта 2016 19:35
http://профессор66.рф/ Академик за решёткой.
Добавить
Имя
Комментарий
- введите код с картинки (с учётом регистра)
 
Спорт. Реклама
Книга о Суркисе
Социальные сети
Наши партнеры

Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player

влажность:

давление:

ветер:

Наши друзья
Прессинг
Динамо Киев от Шурика