Спорт-Экспресс в Украине > Откровенный собеседник > Константин РУРАК: «Не потеряй мы палочку, не было бы бронзы на Олимпиаде»

Константин РУРАК: «Не потеряй мы палочку, не было бы бронзы на Олимпиаде»

25.09.12, 08:30   Просмотров: 73437343 Комментариев: 1 1

Фото Константин РУРАК: «Не потеряй мы палочку, не было бы бронзы на Олимпиаде»
Мария РЕМЕНЬ и Костантин РУРАК - главные герои спортивного июня 2011 года в Украине по версии НОК. Фото Павла КУБАНОВА, "СЭ"

Не попав в силу форс-мажорных обстоятельств на свою третью Олимпиаду в Афинах, Константин Рурак решил завершить спортивную карьеру и пойти по стопам отца - заслуженного тренера Украины. Всего за четыре года со своими ученицами Олесей Повх и Марией Ремень он добился того, что ему самому так и не удалось сделать как спортсмену. Напомним, в эстафете 4х100 метров в Атланте-1996 наша мужская команда с Константином Рураком в составе остановилась в шаге от пьедестала. Так что можете себе представить, что он чувствовал, когда его воспитанницам вручали бронзовые медали Игр-2012. А через месяц Лондон рукоплескал ему уже как наставнику Оксаны Ботурчук, завоевавшей на Паралимпиаде серебро на 400 метров и бронзу на 100.

НЕ ПОКИДАЛО ОЩУЩЕНИЕ: ЧТО-ТО СЛУЧИТСЯ

- Чем сейчас занимаются бронзовые медалистки лондонской Олимпиады Мария Ремень и Олеся Повх? - первым делом поинтересовался корреспондент «СЭ» у Константина Рурака.

- У них отпуск. Честно признаться, как они его проводят, не знаю. Мы не созванивались, отдыхаем - они от меня, а я от них. Дело в том, что тренировочный процесс и соревновательный график не оставляет времени на решение даже каких-то мелких бытовых вопросов. Да и о здоровье некогда побеспокоиться. Седьмого октября начнется восстановительный сбор, тогда и поделимся впечатлениями.

- Отпуск профессионального легкоатлета - расшифруйте, пожалуйста, что это значит. Можно пару недель пролежать на диване или хотя бы на пробежку по утрам выходить надо?

- Если девочки почувствуют потребность в физических нагрузках, то сходят в тренажерный зал. А делать что-то из-под палки, это уже не их уровень. Начнется сбор, они быстро войдут в форму. Уверен, их не надо будет долго «собирать».

- Об олимпийской бронзе нашей команды говорили не иначе, как невозможное возможно. Но всем известно, что чудес в большом спорте не бывает: попробуете объяснить, откуда растут ноги у этого чуда.

- Дай Бог, чтобы это чудо повторилось! В Лондоне, можно сказать, звезды сошлись. Все четыре спортсменки подошли в оптимальной форме к Олимпиаде. В индивидуальных видах практически все показали свои лучшие результаты и были близки к финалам. За что отдельное спасибо личным тренерам! Мы рассчитывали на третье место в эстафете, но учитывая то, что это технически очень сложный вид, риск присутствовал. Во-первых, будучи фаворитами, мы потеряли палочку на чемпионате Европы. Во-вторых, у каждой из девочек были мелкие проблемы. Стуй травмировалась в начале сезона. Ремень пережила очень неприятное падение на этапе «Бриллиантовой лиги» в Осло. И потом стала всего лишь четвертой на чемпионате Украины. Я ее тогда успокоил: не плачь и не переживай, ты будешь чемпионкой Европы! И она действительно выиграла в Хельсинки. И потом установила личный рекорд - 22,58 на Олимпиаде.

- А можете вспомнить, что вы подумали, когда в июле, показав в предварительных забегах лучшее время - 42,70, украинский квартет завершил чемпионат Европы с отметкой DNF?

- Это должно было случиться, потому что три года на таком хорошем уровне продержаться было очень сложно. Кто-то разделяет радость, но есть ведь и такие, которые смотрят на чужие успехи косым взглядом. Хотя вроде бы все складывалось хорошо в Хельсинки. Ремень и Стуй заняли первое и второе место на двести метров. Повх завоевала серебро на сто. По всем раскладам мы должны были выиграть эстафету, но меня не покидало ощущение: что-то должно случиться. Я всегда во время эстафеты стою в одном и том же месте: на первом-втором этапе при выходе с виража на прямую. Палочка вроде как должна вкладываться в руку. Но получилось, что одна спортсменка уже отпустила ее, а вторая не забрала. Но я тогда даже не стал расстраиваться. Если бы мы выиграли европейский чемпионат в одни ворота, у девочек наступило бы успокоение. А так был повод поразмыслить всем: и спортсменкам, и нам, тренерам. Я думаю, не потеряй мы палочку тогда, не было бы у нас бронзы на Олимпиаде.

- Как вы расценили результаты предварительного раунда на Олимпиаде? В частности национальный рекорд квартета из Тринидада и Тобаго - 42.31, с которым, не случись форс-мажора с американками и ямайками, Украине и предстояло бороться за бронзовую медаль Лондона-2012?

- Такая же ситуация была на прошлогоднем чемпионате мира в Тэгу. Спортсменки из Тринидада и Тобаго тогда показали время 42,50, а у нас было 42,63. Я сказал девочкам, что третье место - это будет результат 42,51. Понятно было, что с американками и ямайками тягаться нам не по силам, они в предварительных забегах участвуют одним составом, а на финал выходят другим. Тринидадки, должен заметить, нас боялись! В принципе, наши девочки должны были бежать 41,7 - 41,8. Перестраховались! В техническом плане выступили не лучшим образом, но каждая свой этап отработала на отлично и получилась в итоге бронзовая медаль.

РИСК СО СТЕПЕНЬЮ НАДЕЖНОСТИ

- Елизавета Брызгина утверждала, что они бы все равно выиграли олимпийскую бронзу, даже не потеряй эстафетную палочку команда Тринидада. Вы разделяете эту уверенность?

- После финиша можно говорить, что угодно. Я, честно признаться, переживал. Раньше после Повх на дистанцию, как правило, отправлялась Наташа Погребняк. В Лондоне вместо нее на второй этап поставили Стуй. Кристина нервничала, тяжело стартовала. А потерять время в коридоре, пусть даже он двадцать метров, и это какие-то одна-две десятые, было опасно. Могло отодвинуть нас на шестое место в итоге.

- А так ли необходимо было идти на риск и менять состав, проверенный в Тэгу, и на чемпионате Европы в Барселоне?

- Наташа Погребняк и ее тренер не смогли удержать форму до Олимпиады. Из-за этого и возникли проблемы. В Лондоне Ремень двести метров пробежала за 22,58. Лиза Брызгина - за 22,64. Стуй - за 22,66. Повх на стометровке показала время 11,18. У Погребняк же был достаточный средний результат - 11,46. Поставь мы ее в эстафету, получалось бы несовпадение скоростей. Учитывая это, а также то, что были потери палочки на контрольных тренировках в Харькове, мы и решили дать пробежать второй этап Стуй.

- Победителей не судят, и все же очень интересно узнать, как, по вашему мнению, сложилась бы эстафета, если бы был сделан выбор в пользу расстановки образца чемпионата мира в Тэгу с финишером Стуй, а не варианта континентального первенства в Барселоне-2010, где победу для Украины на последних метрах вырвала Елизавета Брызгина?

- Мы делаем выбор в пользу той или иной кандидатуры для эстафеты, исходя из степени ее надежности. Есть электроника, которая показывает секунды пробегания середины коридора и пронос палочки - так что все объективно. Да, были обиды, опять же возвращаясь к вопросу о том, почему не поставили Погребняк. Она замечательная девушка и тренер у нее хороший, но мы же работаем на результат. А результат лучше на тот момент могла обеспечить Стуй. Что касается последнего этапа, то Лиза практически пропустила прошлый сезон и не очень хорошо была готова к Тэгу. Она тренировалась, но результат на двести метров был скромный - 23,7. Стуй же, если вы помните, даже пробилась тогда в финал. Шанс пробежать последний этап тогда представился ей. И она им воспользовалась. Плюс, есть еще такое понятие, как чувство удобства. Маше Ремень удобно передавать эстафету Брызгиной. Лиза же уверенно чувствует себя на последнем этапе. Поэтому с помощью Стуй мы решили закрывать проблему второго этапа на Олимпиаде.

ЛОКОМОТИВ И СПЕЦ ПО ВИРАЖАМ

- Константин Михайлович, насколько понимаю, позиции ваших подопечных были незыблемыми, причем непросто в составе. Какие такие весомые аргументы предъявили для первого и третьего этапов Повх и Ремень?

- Леся очень хорошо бежит со старта, она классный разгоняющий, настоящий локомотив. Маша - в принципе, универсал, а третий этап за ней, потому что пока я не вижу того, кто бы мог лучше ее преодолеть вираж. Она справляется с центробежной силой, которая, как правило, выбрасывает спортсмена в правую сторону.

- На двухсотметровке личный рекорд у ваших подопечных одинаковый -22,58. А вот на сотне - чуть лучше время у Олеси Повх (11,08). Можно ли это принимать за ответ на вопрос: на какой именно дистанции каждая из ваших учениц будет специализироваться в следующем олимпийском цикле?

- Леся в прошлом году пробежала двести метров за 22,58. Маша повторила ее личный рекорд на Олимпиаде. Даже не знаю, почему одинаковое время получилось. Может, потому что девочки вместе тренируются. Что касается специализации, то я вижу Машу именно на двести. Леся более взрывная и реактивная, но она еще не достигла совершенства. Очень хорошо берет старт, здорово бежит метров шестьдесят, а потом начинает поднимать плечи, то есть допускает технические ошибки. То есть - пока боится своей скорости. Сто бегать или двести? Мы зимой выступали и на 60. Леся выиграла. Маша уступила ей всего лишь две сотые. Учитывая то, что стартует новый олимпийский цикл, я, скорее всего, в следующем году дам девочкам отдохнуть. Это необходимо после того всплеска, который был у них на Олимпиаде. Леся, возможно, побегает двести метров. Маша сделает пару стартов на четыреста. Нужно отойти от шаблонов, потому что когда спортсмен привыкает к чему-то - это плохо. Пока я еще об этом всерьез не думал. Сейчас мне хочется просто отдохнуть, потом все детально проанализирую и начну строить новые планы. Так что специализация может еще поменяться, все в моих руках.

- А долго еще, на ваш взгляд, простоят рекорды Украины Жанны Пинтусевич-Блок: 10,82 - на 100 м, и 22,17 - на 200?

- Жанна - великий спринтер, она показывала стабильно высокие результаты и на равных боролась с представительницами Ямайки и США. Побить ее рекорд на сто метров будет сложно, а вот на двести можно попробовать. Я в этом году планировал 22,20 - 22,30. Ремень, может быть, и вышла бы на этот результат, если бы не упала в Осло.

У РЕМЕНЬ НЕ БЫЛО СПЕЦИАЛИЗАЦИИ, У ПОВХ - ЗАРПЛАТЫ

- Как сильно взаимосвязаны успехи Повх и Ремень? Прогрессировали бы они так же быстро, если бы Леся осталась тренироваться в Днепропетровске или, скажем, Маша в Донецке?

- Девочки пришли в нашу с отцом группу четыре года назад с результатами, близкими к нормативу мастера спорта. Пришли, можно сказать, от безвыходности. В Днепропетровске вообще нет базы, где могут готовиться олимпийцы. В Запорожье есть хотя бы манеж. Мы и летом там тренируемся, просто открываем ворота. Маша тоже не от хорошей жизни уезжала из дома. Когда она к нам пришла, у нее еще не было определенной специализации. Результаты росли постепенно. И Ремень, и Повх сейчас уже являются рейтинговыми спортсменками, три года подряд динамика результатов у них очень стабильная. То есть они держат форму на протяжении всего сезона, что, к сожалению, не удалось сделать Наташе Погребняк. Ремень уже в конце сезона после Олимпиады установила личный рекорд, пробежала сто метров за 11,2 в Роверето. Кстати, она эти соревнования выиграла, опередив чемпионку Европы Лалову из Болгарии, а также трех представительниц США. 

- А как скоро после начала сотрудничества вы поняли, что работаете с потенциальными медалистками Олимпиады?

- Мы шли шаг за шагом, в первый год нашли у девочек сильные стороны, которые потом стали развивать. Меня часто спрашивают о том, как два таких сильных спринтера уживаются в одной группе. Должен сказать, что у девочек здоровая конкуренция, они следят друг за другом. А мне так даже легче работать! Что касается потенциальных возможностей, то поначалу было сложно. Леся в первый год тренировок в нашей группе показала плохие результаты. Ее уволили из штатной команды и она вообще нигде не получала зарплаты. Мы находили средства, чтобы она хотя бы могла снимать квартиру в Запорожье. И в дальнейшем руководство не очень-то хотело рассматривать ее кандидатуру, у нас ведь выпасть из сборной легко, но очень тяжело опять попасть. На сборы брали спортсменок слабее и не таких фактурных. Повх же воспринимали только как чемпионку Украины на 30 метров. Но она доказала, что может бежать и 60, и 100, и 200!

- Правда ли, что спринтером нужно родиться?

- Да, потому что спринт - это взрыв, энергия, кураж. Я сам бегал сто метров и знаю, что это такое. Но результат все равно не купишь, ради него нужно трудиться. У нас с отцом большая группа - семнадцать человек. Как-то все, в том числе и дети, были на тренировочном сборе в Массандре. Маша заканчивает тренировку и падает прямо на асфальт. Маша валяется в другом месте. Они не стесняются, потому что это тяжелейший труд. Можно быть одаренным человеком, но не стать хорошим спринтером. Нужно перейти грань нормы, тогда придут медали. 

- Олеся и Маша разные, они сами не раз об этом говорили. А как именно это проявляется?

- Маша более исполнительная и старательная. Леся может опоздать на тренировку. Ее нужно постоянно контролировать, потому что, стоит отвернуться, как она уже присела. Но в то же время это не мешает тренировочному процессу, наоборот, не дает мне, как тренеру, расслабиться.

- Опоздать? Они же вроде бы одну квартиру снимают? На тренировки порознь ходят?

- Из дома выходят, может, и вместе, но у каждой ведь свои проблемы. Одна в магазин за водой пошла, вторая, к примеру, счет на телефоне пополнить. Это их личная жизнь. Маше уже 25. Лесе исполнится в октябре. Я считаю, что просто не имею права контролировать их. Тем более что та же Леся в случае опоздания обязательно извиняется, кофе или сникерс приносят. (Улыбается).

- Теперь, насколько я понимаю, ваши подопечные разъедутся по собственным квартирам?

- Лесе и Маше пока вручили только соответствующие сертификаты от мера города. Но что это будет за квартира, неизвестно. Мы все видели в новостях, какое жилье предложили во Львове олимпийской чемпионке по фехтованию Яне Шемякиной. Даже если девочки в течение месяца получат ключи от квартир, наверняка там еще нужно будет сделать ремонт. Так что, дай Бог, чтобы они справили новоселье до Нового года. Чтобы дальше можно уже было спокойно тренироваться.

БОТУРЧУК ПРОИГРАЛА НЕ СОПЕРНИЦАМ, А ГАЙДАМ

- Повх и Ремень уже под руководством вашего с отцом тандема вышли на высокий международный уровень. Ботурчук же пришла к вам уже в статусе паралимпийской чемпионки Пекина. Почувствовали разницу?

- Ботурчук - трудяга, мы начали работать два года назад, фактически сразу же после ее декретного отпуска. И уже через полгода она стала второй на чемпионате мира в Новой Зеландии. Да, она уже на тот момент была трехкратной медалисткой Паралимпиады в Пекине. Но я сразу сказал, что результаты нужно повышать, потому что мир не стоит на месте. Планка была поставлена очень высокая. Оксана тренировалась вместе с Ремень и Повх. Стремилась от них не отставать, да и я к ней не относился, как к паралимпийцу. Хотя, конечно, не давал такой же объем силовых упражнений, иначе можно было окончательно посадить зрение, а оно у нее и так плохое. В Лондоне Ботурчук во всех трех видах - 100, 200, и 400 метров вышла на личные рекорды. К сожалению, мы не предусмотрели то, что соперницы воспользуются помощью гайда. Если мы продолжим наше сотрудничество, то обязательно обсудим с руководством такую возможность. Здоровые ребята тянут за руку маленьких девочек - конечно, это дает преимущество. Оксана на двести метров проиграла четыре сотые китаянке, которую гайд буквально швырнул на финиш.

- А вы сами в роли гайда не хотите выступить?

- Нет, либо тренировать, либо бегать. Да и здоровье уже не то. Два года назад я выступал на соревнованиях ветеранов в Алуште за спортклуб «Металлург». Совсем другой образ жизни после двадцати лет в сборной и выступлений на уровне мастера спорта международного класса, плюс десять килограмм веса. Очень тяжело бегать, да и не нужно.

- Может, на примере Оксаны Ботурчук попытаетесь объяснить нашим читателям, парадокс, что страна, в которой инвалиды не живут, а существуют, завоевывает 84 награды и занимает четвертое место в общемедальном зачете на Паралимпиаде?

- Все, наверное, слышали о том скандале, который разгорелся в нашей легкой атлетике. Так вот, в паралимпийском спорте все немного лучше организовано благодаря Валерию Сушкевичу. У меня раньше тренировался еще один паралимпиец - Андрей Данилов, который был третьим в Сиднее. Я никогда не относился к нему, как к инвалиду. Хотя, уже то, что люди с травмами опорно-двигательного аппарата выходят на дорожку, геройство. Они не идут попрашайничать, а каждый день тратят свое время и оставляют здоровье в залах и на стадионах. Данилов уже сам пять лет работает тренером. Я очень рад, что в свое время он прислушался к моему совету. «Тебе Бог помог, теперь и ты помоги кому-то!» - сказал я. И вот уже его ученик завоевал две медали на Паралимпиаде в Лондоне.

100 МЕТРОВ ЗА 9,6? ГОВОРИЛИ, НЕВОЗМОЖНО: РАЗОРВЕТ!

- В завершение темы Паралимпиады, не могу не поинтересоваться вашим мнением относительно феномена Оскара Писториуса. Какие, на ваш взгляд, Игры все-таки были Играми Писториуса - Олимпийские или Паралимпийские?

- Я считаю, что с теми механизмами, которые он использует, ему не место на Паралимпиаде. Писториус соревнуется в классе опорников, у которых имеет место быть ампутация, а у него самого вместо ног пружины, которые его толкают. Можно провести аналогию с Ботурчук. Девушка весом в пятьдесят килограмм бежит сама, в то время как ее соперниц тащат за руку мощные гайды. Медали при этом вручаются одинаковые. Не мне судить Писториуса. Ему разрешили участвовать в чемпионате мира в Тэгу, выступать и на Олимпиаде, и на Паралимпиаде. Он участвует и молодец! Но я считаю, что конкуренция не совсем честная получается.

- Предлагаю перейти к другому феномену - Усейну Болту. Не раз приходилось слышать о том, что если бы ямайский спринтер не раздавал приветы на финише, он бы уже выбежал из 9,5. Согласны?

- Я много раз просматривал видеозапись забега, где Болт показал результат 9,58. Это был пик напряжения. Потому что на дистанции сто метров, да и на двести тоже, в конце скорость не развивают, ее только удерживают. Нам когда-то говорили, что если бежать быстрее, чем за 9,65, то просто разлетишься в разные стороны. Связки не выдержат. Болт, безусловно, феномен, машина - здоровая и высокая. И, кстати, это повод задуматься, значит, можно и с таким ростом в спринте успешно выступать.

- Как думаете, феноменальный ямайский спринтер был бы таким же популярным, не устраивай он шоу из своих побед?

- То, как он имитирует запуск стрелы и как прическу поправляет - это уже брэнд, это Болт! Когда я сам выступал, таких, как он, не было. Разве что Морис Грин. Он водил языком из стороны в сторону, это была его фишка. Я был на этапе «Бриллиантовой лиги» в Лозанне. Тысячи людей пришли на стадион ради того, чтобы лицезреть Болта. Дети верещали, волосы на себе рвали от восторга. Болт доказал, что легкая атлетика, тоже может быть шоу, что спринт - это не просто встать на старт и сто метров пробежать. Я считаю, он - молодец. Сам клубную музыку пишет, в рекламе снимается, и хорошие деньги благодаря своему имиджу зарабатывает.

- А дурачества и заигрывание с публикой перед стартом, это попытка замаскировать истинные эмоции, или же он действительно не волнуется?

- Болт не дурачится, он заводится. Собралось пятьдесят тысяч людей на стадионе и все пришли посмотреть на него - он словно подпитывается их энергией. В Лозанне вместо ужина он полтора часа автографы раздавал, фотографировался с детворой и волонтерами. Никому не отказал, хотя пришел просто покушать. Легкую атлетику нужно популяризировать так, как это делает Болт. У нас ведь тоже есть звезды - Саладуха, Добрынская, Ремень, Повх, Касьянов, Мазурик. Да, проходят в Киеве соревнования «Прыжки на Майдане». Но хочется, чтобы таких зрелищных турниров было как можно больше. Во Францию приезжаешь, весь манеж в фотографиях Леметра. Конечно, потом он три часа будет раздавать автографы и им заинтересуются спонсоры. Не то, что в Украине. Помню, прилетели с чемпионата Европы, когда на 60 метров первое и второе место заняли Повх и Ремень. Фактически одна наша группа принесла стране девятое место в зачете. И какую, вы думаете, нам дали премию за это - две тысячи гривен. Вот так наше государство ценит своих чемпионов.

РУКОВОДСТВО НАС НЕ СЛЫШИТ, РАБОТАЕМ МЕТОДОМ ТЫКА

- Но сейчас-то уже грех жаловаться на недостаток внимания?

- Да, сам я не видел, но знакомые рассказывали, что в центре Запорожья висит билборд с изображением Повх и Ремень. Все-таки они завоевали медаль уже не европейскую или мировую, а стали призерами Олимпиады. Это уже история!

- Хорошо, а вы готовы к тому, что ваши подопечные начнут что-нибудь эдакое на стадионе вытворять, то есть возьмут пример с Болта?

- А у девочек есть свои фишки. Просто, к сожалению, уровень у них пока не тот. Я всегда им говорю, чтобы на старте они были сами собой. Но от гегемонии темнокожих спортсменов в спринте никуда не деться. Приезжаешь на международные соревнования, читаешь топ-лист, а там уже несколько результатов из одиннадцати секунд. Девочки зажимаются, к сожалению! У нас одна нормальная база в Ялте. Не всегда получается выехать куда-то за границу, чтобы проверить свои силы. Россия почему-то провела национальный чемпионат после чемпионата Европы. А у нас чемпионат страны через две недели после кубка. И просидев сорок дней в сумасшедшей жаре в Ялте, мы отправились в Хельсинки. А там холодина: десять градусов! Руководство не хочет прислушиваться к нашему мнению и то, что сейчас началась война в легкой атлетике, считаю, не случайно и правильно!

- Как же вы тогда добились такого результата на Олимпиаде?

- Как всегда, вопреки! Мы тренируемся в апреле при температуре плюс десять и при этом через два месяца должны выйти на приличный результат. Девочки страдают, но бегают. Хороших массажистов - нет. В Ялте вроде бы находимся, а не крымские овощи едим, а турецкий виноград. Таких примеров можно привести очень много. Или кто, скажите, захочет за полторы тысячи гривен с утра до ночи торчать на стадионе. А как высококвалифицированных докторов заинтересовать, что уж говорить о собственной лаборатории, где можно было бы протестировать необходимые нам восстановительные препараты, которые тоже зачастую не за что купить. Мы фактически работаем методом тыка на уровне семидесятых годов. Ни нормальных тренировочных баз, ни научной группы. Ямайка, я просто уверен, помимо того, что имеет шикарные условия для подготовки спринтеров, еще и науку подключает к их тренировкам. У нас же методические пособия не издаются со времен Союза.

НА ФАЛЬСТАРТЕ В ТЭГУ БОЛТ ХОРОШО ЗАРАБОТАЛ

- Рэм Корчемный - известный украинский тренер, много лет успешно работавший в США, как-то пошутил, дескать, «если кто-либо показал выдающийся результат на спринтерской дистанции, покопайтесь в его родословной. Какую бы страну он ни представлял, в его организме обязательно есть капля ямайской крови». Как считаете, в этой шутке есть доля правды?

- Все мы откуда-то пришли. У Леси, например, родители занимались легкой атлетикой. Мое мнение, что успехов в спорте добиваются в основном люди из малообеспеченных семей. Они не могут себе позволить по двадцать лет писать диссертацию. Что касается ямайских корней, и в общем темнокожих атлетов, то если в женском спринте им еще можно что-то противопоставить, то в мужском практически невозможно. Леметр пытается что-то сделать. Но это совсем другие мышцы, иное восстановление.

- Еще лет десять-пятнадцать назад спринтеры напоминали этакую гору мышц, а сейчас они больше похожи на баскетболистов. С чем связаны такие перемены?

- Спринтеры и сейчас есть разные. Главное, чтобы мышцы были длинные, сухие и прокачанные, лишние же два-три килограмма веса сразу сказываются при постановке опоры. Эталонов нет, но у меня в голове засела картинка бега Мориса Грина. Он словно тянул дорожку на себя. К сожалению, иногда тренеры дают ненужные для спринтеров упражнения. А я считаю, что система подготовки должна быть построена так, чтобы любое действие, выполненное на тренировке, имело максимальное применение при беге. Если ты прокачиваешь какую-то мышцу, то потому что именно она должна работать на дорожке. Болт, обратите внимание, пропорционально раскачан.

- А если бы Валерий Борзов родился лет, эдак на сорок позже, как думаете, он бы попал в финал Олимпиады?

- Борзов - талантливый спринтер, он родился именно в то время, в какое должен был. С тех пор, как он выступал, многое изменилось: покрытие, электроника. У Борзова была очень хорошая техника бега. У меня есть хроники семидесятых годов, он бежал очень мягко. Спринт и сейчас эластичный, но в то же время он стал более жестким.

- Мировой рекорд в беге на 400 метров с барьерами - 46,78, который держится уже двадцать лет, американец Кэвин Янг установил, сделав между барьерами не стандартные тринадцать шагов, а двенадцать. Болт тоже делает на пару шагов меньше, чем его основные конкуренты, примерно 40-42. Так, значит, вот где скрыт резерв для новых рекордов?

- В барьерах большое значение имеет ритм, важно, чтобы человеку было удобно делать эти двенадцать шагов. Болт же имеет высокий рост, это, во-первых. А во-вторых, у него очень высокий показатель выноса ноги и очень быстрое сведение. Другой спортсмен может пробежать сто метров и за 35 шагов, но это ничего не даст - результат будет, условно говоря, 10,30.

- А насколько весомую фору ямаец получает благодаря тому, что у него время касания беговой дорожки короче, чем у других спринтеров? И что будет, если, скажем, соперники начнут имитировать технику бега Болта?

- Время постановки на опору у него меньше за счет того, что сила отталкивания от дорожки очень высокая. А из имитации ничего хорошего не получится. Болт уникален, так же как в свое время был уникален Морис Грин. У Тайсона Гея, например, очень маленькая стопа, но по-сумасшедшему реактивная. Все выдающиеся спортсмены уникумы.

- А не является ли подтверждением того, что Усейн Болт все-таки обычный человек и не избавлен чувства страха, его фальстарт на стометровке в Тэгу? Может, он просто понимал, чтобы выиграть, ему кровь из носа нужно не сильно проиграть на старте Йохану Блэйку.

- У Болта на самом деле хорошая стартовая реакция на уровне 140-150. Просто его конек - вторая половина дистанции. Мое мнение, так фальстарты не делают: он просто поднялся и вышел. Но ответьте на вопрос, что люди делали в течение месяца после того чемпионата мира? Они обсуждали фальстарт Болта. Зачем, как? Он заработал очень хорошие деньги на своем фальстарте в Тэгу. По-моему, это были игры, такие же, как на последнем этапе «Бриллиантовой лиги», где Болт бежал сто метров, а Блэйк двести. Да, это шоу, но оно делает соревнования более интригующими и интересными для людей, а значит, идет на пользу легкой атлетике. 

СКАЗАЛ ЧЭМБЕРСУ СПАСИБО ЗА ЗОЛОТО, ОН ОТВЕТИЛ: «ПОЖАЛУЙСТА»

- Скажите, каково вам было наблюдать за тем, как в Лондоне выступал ваш соперник британец Дуэйн Чэмберс - тот самый, после дисквалификации которого украинская команда получила золото чемпионата Европы-2002?

- Прошло его время, что тут еще сказать. В видах на выносливость можно выступать и до сорока лет. А спринтер, как зажигалка, закончился газ и все! Чэмберс - хороший парень, рассуждать на тему тех проблем, которые у него были в команде? Зачем, тем более что у нас и своих хватает. У меня сохранились хорошие отношения с Дуэйном. При встрече говорю ему, спасибо тебе за золото. Он отвечает: пожалуйста!

- Спустя сколько времени после того чемпионата вы таки обменяли серебро на золото?

- В 2006 году я уже работал тренером на тот момент. Нам даже стипендию четыре тысячи гривен выплатили. Правда, по новым меркам это были уже не такие большие деньги, как если бы мы их получали десять лет назад.

- А украинская эстафетная команда, какого образца, на ваш взгляд, была сильнее - та, которая остановилась в шаге от медали в Атланте или же та, которую фактически сняли с самолета, летевшего в Афины?

- В Атланту поехали очень сильные бойцы, пять человек, и при этом еще трое ребят остались в Украине. Мы показали на Олимпиаде результат 38,55 и почти повторили рекорд Украины. Хотя нам было очень сложно. Нас на два месяца закрыли в Ужгороде. Не давали выступать, а без соревновательной практики чувства притупляются. В общем, в подготовке имелись свои нюансы. Перед Афинами команда по всем параметрам была слабее, чем перед Атлантой. У нас вообще не было скамейки запасных. Готовились только четыре спортсмена, кто-то чихнул, и все - эстафеты нет!

- Чихнул, не то слово, там ведь была какая-то неприятная история с допингом?

- На соревнованиях в Сарагосе что-то запрещенное обнаружили в допинг-пробе Саши Кайдаша. Когда эту информацию озвучили, я только махнул рукой. Потому что, если честно, никуда не хотелось ехать, обстановка была очень нервная. Собственно, после этого я и закончил спортивную карьеру.

- А как сложилась судьба ваших партнеров по эстафете на Олимпиаде в Атланте-1996?

- Олег Крамаренко живет в Запорожье. С Владиславом Дологодиным созванивались, когда я был в Харькове. Он ушел в отставку майором или подполковником СБУ. Сергей Осович переехал в Австрию. Не могу сказать, что мы очень дружны, но связь не теряем, всегда при возможности приветы друг другу передаем.

- Вы видите сегодня среди украинских спринтеров тех, которые могут побить рекорд 38,53, который не без вашего участия был установлен в 1996-м, а затем повторен на чемпионате Европы в Мюнхене-2002?

- Пока нет. Сергей Смелык фактически единственный, кто хоть что-то показывает на международном уровне, почти по личному рекорду пробежал на Олимпиаде. Есть неплохие ребята, но коллектива нет. По рейтингу они не отобрались ни на чемпионат Европы, ни тем более в Лондон. Будем надеяться, что пример девочек их вдохновит.

МЛАДШАЯ ДОЧКА НЕ ХОДИТ, А БЕГАЕТ

- Пойти по стопам отца и стать тренером было осознанным решением или скорее так сложились обстоятельства?

- Когда я закончил выступать после двадцати лет в спорте, просто не видел для себя иного пути. Да, было очень сложно поначалу: другое финансирование, все твои заслуги остались в прошлом. Но стать тренером было сознательным выбором, потому что ничего другого я больше не умел. В институте был всего два раза: когда отдавал документы и когда забирал. Но то, что мне нужно было знать по моей специфике, я выучил.

- Как сейчас ваши обязанности в тренерском тандеме с отцом распределяются?

- У нас большая группа, мы вместе составляем тренировочный план. Непосредственно на дорожке я больше внимания уделяю женской группе спринта. Михаил Иванович работает с ребятами.

- Повх и Ремень наверняка обращаются к вам по отчеству, а как обстояли дела, когда вы начинали тренировать фактически коллегу по сборной Алексея Лукашевича?

- Мы почти одного возраста и отношения у нас были дружеские. Обращались друг к другу по имени, за границей, кстати, вообще такого понятия, как отчество, нет. Но до панибратства никогда не доходило. Мы с уважением относились друг к другу. Леша отчасти помог мне состояться как тренеру.

- Вы случайно не самый молодой заслуженный тренер Украины?

- Нет, самый молодой у нас, по-моему, Александр Симахин, который подготовил чемпиона мира среди юниоров Максима Мазурика

- Готовы как и ваш отец, стать тренером для своих детей?

- Уже стал. Виктория - старшая дочка занимает первое-второе место среди спортсменок своего года рождения, то есть 1997. И была пятой среди юниорок. Правда, она хочет бегать четыреста метров, как мама, но пока у нее сто получается очень хорошо. Елизавета - младшая дочка только во второй класс пошла, мы ее на танцы отдали. Она еще не тренируется формально, но фактически, и так не ходит, а бегает и прыгает все время.

- С женой, я так понимаю, тоже на стадионе познакомились?

- Я сейчас уже и не вспомню точно. Это так давно было - где-то 1992-1993-й год. Наверное, на стадионе, где же еще! Елена - мастер спорта международного класса, была шестой на чемпионате Европы. К сожалению, рано из-за проблем с ахилловым сухожилием закончила выступать, в 2002 году. Сейчас работает в Государственной пограничной службе Украины.

Анна САВЧИК, Спорт-Экспресс в Украине

Невероятно, но факт:
 
Читайте также:
 
Материалы по теме:
Другие новости:
 
Комментарии
Еще никто не комментировал.
Добавить
Имя
Комментарий
- введите код с картинки (с учётом регистра)
 
Спорт. Реклама
Книга о Суркисе
Социальные сети
Наши партнеры

Content on this page requires a newer version of Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player

Людина року
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Наши друзья
Прессинг
Динамо Киев от Шурика